ЛитМир - Электронная Библиотека

— Извините, но я немного уединился: вряд ли вам хочется, чтобы кто-то посторонний слышал наш разговор, — сказал он в трубку.

— Вы правильно подумали. Итак?

— Я, помнится, сказал, что привык выполнять данное мной слово, — напомнил Савелий.

— И все-таки?

— Племянник сказал, что финансовые дела между вами вы решите по его выздоровлении, так что чемоданчик ваш, но… — Савелий красноречиво замолчал.

— Сколько?

— Двести пятьдесят тысяч баксов.

— Двести пятьдесят? — переспросил Дудаев.

— Да, и это на пятьдесят тысяч меньше, чем вы обещали.

— В таком случае я также привык выполнять свои обещания, плачу триста тысяч! — заверил он.

— Как вам будет угодно.

— Каким образом будет происходить обмен?

— Вы присылаете сюда, на патрульный пост, своего человека с деньгами и паролем на доставку вашего племянника в больницу, я говорю, где находится чемоданчик. Как только чемоданчик будет у вас, вы даете отмашку своему человеку, и тот вручает нам деньги, а я сообщаю вам код замка и код входа в систему, после чего мы расстаемся, как старые приятели. Идет?

— Вполне. Дайте-ка командира патруля.

— Минуту. — Савелий вернулся и протянул старшему лейтенанту трубку. — Он хочет с тобой поговорить.

— Да, старший лейтенант Тутаев у телефона, — вытянулся тот по стойке «смирно», немного послушав, он что-то бросил по-чеченски, отключил связь и повернулся к Савелию. — Хозяин сказал, чтобы вы подождали его человека с нами: хотите — в землянке, хотите — на воздухе, хотите — в машине.

— Благодарю вас, старлей, мы в машине подождем, — стараясь быть вежливым, ответил Савелий.

— Хорошо. Вон там поставьте машину. — Старший патруля кивнул в сторону от дороги, а сам что-то сказал своим подчиненным, и они вернулись на прежнее место.

Савелий сел в машину, ее перегнали в указанное место, но выходить не стали.

— Что он ответил Дудаеву? — спросил Савелий.

— Что тот может не беспокоиться о своих друзьях: они будут с нами максимально учтивы, — перевел Михаил. — Я могу тебя спросить?

— Конечно.

— Тебе что, удалось поставить взрыв на определенный час? — с некоторым недоверием спросил он.

— Нет, на определенные действия. — Савелий хитро усмехнулся.

— Как это? — нахмурился Денис.

— Очень просто, откроют чемоданчик, а он как бабахнет, — рассмеялся Михаил.

— А если открывать будет не тот, кому нужно, тогда как? — снова усмехнулся Савелий.

— Тогда не знаю, — признался Михаил.

— После того как крышка будет открыта, система сработает через сто восемьдесят минут!

— Почему именно через три часа?

— Не знаю, мне показалось, что это оптимальное время со всех сторон. На нас меньше подозрений, это во-первых, да и ночь уже будет, глубокий сон, это во-вторых.

Забегая вперед, надо сказать, что Савелий рассчитал почти все правильно, но не учел одного: Дудаев именно в эту ночь был приглашен на годовщину свадьбы своего давнего приятеля и задержался там. Неизвестно, сколько бы продолжилось гулянье, если бы к нему, среди ночи, не приехал один из его помощников, который сообщил о взрыве и о том, что погибли все, кто был в тот момент в его комнате: домохозяйка, его порученец и двое охранников. Когда Дудаев приехал и взглянул на место взрыва, он сразу понял, что взорвался «дипломат», и так разозлился, что всех прогнал прочь, а его ругань слышалась еще с полчаса. В конце концов Дудаев решил, что во всем виновато любопытство: кто-то из погибших решил заглянуть внутрь «дипломата», и в нем сработала система защиты…

Вскоре раздался звонок на его мобильном телефоне. Савелий взял трубку:

— Слушаю.

— Это Дудаев. Мой посыльный появился?

— Пока нет.

— Сейчас будет.

И действительно, не успел закончить фразу Дудаев, как на шоссе показалась красного цвета «Нива».

— Он на чем должен приехать?

— На красной «Ниве».

— Вроде едет.

— Его зовут Мирза. Посигнальте ему трижды светом и один раз гудком.

Савелий быстро проделал предложенное, и «Нива» тут же повернула к ним.

— Один из вас пусть подойдет к нему, проверит наличие денег.

— Зачем? Я и так вам верю, — заметил Савелий.

— Во всем должен быть порядок, — возразил Дудаев.

— Хорошо, это я сам сделаю, не прекращая с вами разговаривать. — Савелий вышел из машины, подошел к «Ниве», остановившейся в десяти метрах от них. — Привет, Мирза, — бодро сказал он в сторону кабины, в которой сидел молодой водитель и еще один кавказец с бородой.

— Привет, — холодно ответил тот, что сидел рядом с водителем.

— Командир сказал, что ты мне должен что-то показать. — Савелий подошел к нему.

— Вот, — бородатый открыл спортивную сумку, в которой лежали банковские упаковки со стодолларовыми купюрами, — тридцать пачек по десять тысяч.

— Отлично, — одобрил Савелий, сунув руку в сумку. Он вытащил первую попавшуюся пачку и шелестнул купюрами, проверяя ее содержимое.

— Все нормально, — сказал он посланцу и пошел к своему «уазику». — Вы меня слушаете? — спросил он в трубку.

— Все в порядке?

— В полном. Чемоданчик находится в той самой комнате, где мы с вами беседовали, под крышкой письменного стола. Через сколько времени ожидать вашего звонка? — спросил Савелий.

— Минут через сорок позвонит мой порученец и передаст «привет от ДД». Зовут его Тимур. У него с собой будет два телефона: по одному связь со мной, по другому-с вами. Далее — как договорились.

— Хорошо, жду. — Савелий отключил телефон и сел в машину.

— Ну и как? — едва ли не хором спросили ребята.

— Все в порядке: через сорок минут все кончится. Как там наш раненый?

— Спит пока, как убитый. Думаю, минут тридцать еще продержится, — заверил Михаил.

— Не будем рисковать, через двадцать минут добавь ему чуток «удовольствия».

— Хорошо. — Михаил повернулся к Денису: — Давай в города поиграем?

— Как это?

— Я называю город, а ты должен на его последнюю букву назвать другой город и так далее, понял?

— Понял. Пномпень, — тут же сказал он.

— Почему Пномпень? — удивился Михаил.

— Я с отцом там был, очень понравилось, — хитро прищурился Денис.

— Теперь ты — на мягкий знак.

— Конечно же, не на мягкий, а на «н», — возразил Михаил.

— Нечестно! Ты же сам сказал: на последнюю букву. — Денис озорно посмотрел ему в глаза.

— Чего ты мне мозги паришь? — догадавшись, воскликнул вдруг Михаил. — Ты же отлично знаешь эту игру. — Он даже чуть-чуть обиделся.

— Не сердись, пошутил я, — успокоил друга Денис, — говори на «н»!

Пока ребята играли, Савелий углубился в свои мыс ли.

Его, конечно же, ошарашило, когда он услышал, что за дверями дома, где они захватили Мушмакаева, находится сам Дудаев, живой и невредимый, вопреки информации, облетевшей весь свет. Вероятнее всего, это была одна из самых хитрых мистификаций за последний десяток лет, если не во всем мире, то уж в России точно.

Интересно, кому это выгодно? Если бы знать ответ на этот вопрос, то стало бы ясно, зачем это было нужно Дудаеву. Савелий вспомнил интервью, взятое журналистами ОРТ у жены Джохара Дудаева едва ли не на следующий день после объявления о его гибели. Еще тогда Савелию показалось странным, что она не только не уронила ни слезинки, но была настолько спокойна, что ее выдержке и самообладанию можно было только позавидовать.

Теперь становилось совершенно очевидно, что это было вовсе не самообладание. Просто она была плохой актрисой и не сумела изобразить подобающее случаю горе. Сейчас, наверное, нежится где-нибудь на берегу океана и радуется жизни.

Непонятно другое: для чего так рискует своей головой Дудаев, появившись в родных местах, где его знает каждая собака? Неужели действительно ему настолько важна эта страшная «игрушка»? Вероятно, гарантии безопасности своей жизни, которыми он обладает, не столь велики, и поэтому он пошел на такой риск. Набил свои карманы валютой и золотом, довел чеченский народ до нищеты, понял, что его вот-вот уберут либо свои, либо чужие, и решил исчезнуть.

12
{"b":"7245","o":1}