ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, прекрасно понимая, что просто так исчезнуть опасно — рано или поздно все равно найдут в любой точке земного шара, — он договорился с кем-то в российских верхах инсценировать собственную смерть. В тот момент это было выгодно обеим сторонам. Москве — потому что перестанет путаться под ногами и тем самым даст поставить во главе Чечни угодного Москве человека, а Дудаеву — возможность сохранить жизнь.

Скорее всего, для своей безопасности он в качестве гарантии имеет какие-то «убойные» документы, которые хранятся где-нибудь в швейцарском банке с распоряжением опубликовать их в случае его гибели. Но этого ему показалось мало, и он решил подстраховаться еще и собственной ядерной бомбочкой. Как говорится, запас спину не тянет…

Размышления Савелия были прерваны писком мобильного телефона.

— Слушаю, — ответил Савелий.

— Это Бешеный? — спросил незнакомый голос.

— А кого это интересует?

— Вам привет от ДД.

— Отлично, Тимур! Вы нашли «гостинец»?

— Да, нашел. Сейчас вы будете говорить с ДД. — Наверное, он поднес оба телефона друг к другу, и Савелий действительно услышал голос Дудаева:

— Что ж, пока действительно все идет по плану, — сказал тот.

— У меня иначе и не бывает. — Савелий подмигнул ребятам, которые мгновенно притихли при первых же звуках зуммера и сейчас не отрываясь смотрели на него.

— Сейчас назовите код замка.

— На левом замке пусть наберет слово «Малышка», на правом — Беня 97.

— Беня, потом тире или без тире?

— Без.

— Сколько секунд в запасе до включения системы защиты после открытия замков? — неожиданно спросил Дудаев.

— Ровно минута.

— Слышал, Тимур, набирай код.

— Да, хозяин, — без особой радости ответил тот и вскоре доложил: — Замки сработали, дипломат открыт, экран дисплея активизирован.

— Отлично! Что на экране?

— Надпись «Введите ключ! «

— Закрывай дипломат, — приказал он Тимуру, а Савелию довольно сказал: — Что ж, теперь я понял, с вами можно иметь дело. Дайте-ка трубку Мирзе.

— Минуту. — Савелий вышел из машины, подошел к «Ниве». — Тебя, Мирза. — Он протянул ему телефон.

Немного послушав, бородатый коротко кивнул головой:

— Слушаюсь, хозяин, — после чего протянул Савелию спортивную сумку.

Савелий спокойно открыл ее, внимательно окинул взглядом банковские упаковки, закрыл и взглянул на парня.

— Нормально? — угрюмо буркнул тот, протягивая ему трубку сотовой связи.

— Аптека, — усмехнулся Савелий, затем взял телефон. — Вы еще на связи? — спросил он.

— Все в норме? — поинтересовался Дудаев.

— Порядок.

— Может быть, когда и встретимся.

— Все может быть, — неопределенно ответил Савелий, — прощайте!

— Лучше до свидания, — усмехнулся тот.

— Я возвращаю телефон вашему посланцу, — сказал Савелий, решив напоследок провести небольшую проверку: если предложит оставить себе в подарок, значит, не до конца поверил и хочет не упускать их из виду, время от времени выходя на связь.

— Хорошо. Желаю удачи.

— Спасибо. А вы ничего не забыли? — неожиданно с ехидцей спросил Савелий.

— Вы о пароле? — догадался Дудаев. — Разве Мирза не сказал?

— Пока нет… — не скрыл усмешки Савелий.

— Мирза свое получит, — пообещал Дудаев. — Пароль: «Восток пробуждается! «, отзыв — «Кавказ поддержит! «

— Кто, интересно, выдумывает эти пароли? — хмыкнул Савелий.

— Мы видим в них глубокий смысл, — возразил Дудаев.

— Вам виднее. Ладно, до свидания. — Савелий сделал паузу, потом неожиданно предупредил: — И поаккуратнее с «дипломатом». — Затем он вернул телефон парню и пошел к своим ребятам. «Нива» тут же уехала.

— Можно поздравить? — улыбнулся Михаил.

— Да, триста тысяч баксов! — вскинул Савелий руку с сумкой вверх.

— Пусть потом никто не говорит, что мы только тратим государственные деньги. Поехали.

— Пароль узнал? — спросил Денис.

— А как же, — подмигнул Савелий, — только прошу вас не расслабляться. Помните, мы на вражеской территории.

— Понимаем, — заверил Михаил.

— Как наш «приятель»?

— Скушал «дозу» и баиньки.

— Я немного тоже прикорну, Михаил — за руль. — Савелий сел рядом с ним впереди, и они тут же тронулись.

Не успел Савелий прикрыть глаза, как мгновенно провалился в глубокий сон. И словно перенесся в далекий Афганистан. Наверное, человеческий мозг так устроен, что первым делом реагирует на ситуацию, в которой оказывается его хозяин в данный момент. Они сейчас находятся на чеченской земле, которая для них действительно не только чужая, но и враждебная: в любой момент их поджидает смертельная опасность, и даже во сне мозг как бы напоминает своему хозяину: будь начеку, не расслабляйся, если хочешь выжить.

Этот сон не раз посещал Савелия. Разъяренная, но мертвая молодая афганка, выкрикивая ругательства на своем языке, проклинает его, а потом плюет кровавой слюной ему в лицо. И всякий раз Савелий сразу же просыпается.

Так произошло и на этот раз: кровавый плевок афганки застал его минут через пятьдесят, и в тот же миг путь им преградил чеченский патруль. Савелий окончательно сбросил с себя сон от резкого, гортанного окрика по-чеченски. Михаил резко затормозил, и Савелий едва не стукнулся о лобовое стекло.

— Что? — встрепенулся Савелий.

— Патруль. Чеченский. Словно из-под земли выросли, — шепотом ответил Михаил.

Перед ними, с автоматами наготове, стояла небольшая группа чеченцев. Их было четверо, но Савелий нисколько бы не удивился, если бы в кустах их прикрывали другие. Один из них что-то настороженно произнес, обращаясь к сидящим в машине.

— Чего он хочет? — шепнул Савелий.

— Пароль.

Савелий выглянул в окно:

— Привет, мужики! — дружелюбно сказал он. — Не скучаете?

— Парол? — с сильным акцентом спросил тот порусски.

— «Восток пробуждается!»

— «Кавказ поддержит!» — хмуро отозвался тот. — Откуда и куда едешь?

— Командира в больницу везу, — с деланной грустью ответил Савелий,

— сволочь одна подранила.

— А там кто? — настороженно спросил он, заглянув в кабину и рассмотрев неподвижное тело Мушмакаева.

— Я друг, — уверенно ответил Савелий. — А за рулем его личный порученец Михаил Гадаев. Послушай, в чем проблема, приятель? — стараясь не раздражаться, спросил он.

— Михаил? Не родственник ли он достопочтенного Ясы Гадаева? — не обращая внимания на вопрос Савелия, поинтересовался тот.

— Ты знал моего дядю? — вступил в разговор Михаил.

— И очень уважал его, — с почтением ответил старший и вдруг перешел на чеченский: — Послушай, извини, что с таким недоверием встретили вас…

— Никаких обид! — тут же заверил Михаил. — Чтото случилось? — Он даже приоткрыл дверцу машины, но выходить не стал.

— Пару часов назад остановили один «лендровер», спросили пароль, те ответили, и мы уже хотели пропустить их, но тут вдруг один из моих парней узнал в кабине мента и стал кричать, что тот пару лет назад его арестовывал. Не успели мы сообразить, что к чему, как тот мент поганый выстрелил и прихлопнул несчастного. Кто-то из наших ответил и тяжело ранил того. Ребята хотели всех прикончить на месте и открыли огонь, но мне, хотя и с трудом, удалось их успокоить. Перед смертью тот мент заверил меня, что мой парень врал, уверял, что у них просто кровная вражда. Кроме него, в машине было еще трое: двое мужчин и одна женщина. Мужикам не повезло, а женщина не пострадала, даже царапины нет. В машине мы нашли несколько автоматов и гранат. Женщина молчит. Что с ней делать, не знаю. Но и держать здесь опасно: вдруг за ними кто-то следует? А нас всего осталось шестеро.

— А что вы не отвезете ее в штаб? — небрежно бросил Михаил, подав успокаивающий знак Савелию.

— Во время стрельбы двигатель их машины повредили, а за нами приедут только… — он взглянул на часы, — … через пять часов. Может быть, вы захватите ее с одним нашим парнем?

— Да куда же их девать? — хмыкнул Михаил. — Нас — четверо, к тому же один тяжело ранен…

13
{"b":"7245","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная история
Манюня
Печальная история братьев Гроссбарт
Страна Чудес
Девушки сирени
Тарен-Странник
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Сварга. Частицы бога