ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, о чем задумался, генерал? Может быть, ты устал и тебе пора на отдых? — с вызовом спросил Мамонов.

Этот выпад переполнил чашу терпения Богомолова. Он всегда недолюбливал этого выскочку, жополиза, скользкого как змея. Решив, что сумеет предупредить Савелия о том, чтобы он поостерегся, Константин Иванович спокойно, но твердо ответил:

— Пора мне на отдых или не пора, не вам решать! А задумался я о том, КАК лучше выполнить приказ и КТО это может лучше сделать.

— Не стоит обижаться, — миролюбиво произнес Мамонов, — я ж по дружбе…

«Иметь одного такого „друга“ — и врагов не нужно», — подумал Богомолов, а вслух произнес:

— Посылайте вашу группу, здесь нужны профессионалы высшей пробы!

— Вот и хорошо, — Мамонов обрадованно потер ладонями, — пришлите фото своего человека и возможный маршрут его передвижения.

— Фото? — изумился генерал. — Вы шутите? Для выполнения вашего задания я дал глубоко законспирированного специалиста, которого в лицо знаю только я, а вы — фото! Это, во-первых, во-вторых, не понимаю, зачем вам его фото, если ваши люди должны уничтожить «объект», лицо которого знакомо даже любому школьнику?

— Ладно, пусть будет так, — недовольно скривился Мамонов, — а маршрут?

— О маршруте можно только предполагать. — Генерал пожал плечами.

— Какие же у вас предположения?

— Вряд ли он рискнет тащить «объект» через всю страну, в которой его знает каждая собака.

— Вы хотите сказать, что он попытается вывезти его через границу?

Богомолов не ответил и вновь пожал плечами: мол, решай сам, если есть голова на плечах.

Вернувшись в свой кабинет после этой встречи, Константин Иванович был зол не только на себя, но и на всех на свете. Ему казалось, что только что он совершил самое настоящее предательство. Отлично зная того, с кем он только что беседовал, Богомолов понимал, что тот наверняка подстрахуется и отправит две группы: одна будет заниматься заграничной версией, другая — внутренней. И это чуть облегчало задачу Савелия. Гораздо спокойнее противостоять распыленным силам, чем собранным в единый кулак. Хотя он прекрасно понимал, что этим только сам себя успокаивает. Специалисты этого подразделения великолепно могут действовать и в одиночку.

Неожиданно ему в голову пришла мысль, что и Савелий точно такой же, как и эти «мальчики». Подспудно Богомолову вдруг захотелось, чтобы его «крестник» утер нос этим «спецмальчикам». Ему вдруг стало жаль, что это не военные игры, а реальные действия, в которых самая высокая ставка — ЖИЗНЬ.

Ни Савелий, ни Вишневецкий, ни тем более Андрей Ростовский всего этого не знали, но время неумолимо двигалось к несчастью. И ближе всего к этому несчастью оказался Андрей. Пока он предавался активному отдыху на черноморском побережье в Болгарии, двое наемников, по приказу Жарковского, отправились в город Пятигорск, где проживала первая жена Андрея с их сыном.

В прошлом она была фотомоделью, как и Оксана. В этом Ростовский был постоянен: любил красивых женщин. Сейчас ей было около тридцати, но она сохранила отличную спортивную фигуру, а светлые волосы и голубые глаза продолжали волновать мужчин.

Девятилетний Александр был очень смышленым парнишкой и очень любил, как, впрочем, почти все мальчишки в его возрасте, книжки и фильмы про шпионов, разведчиков и вообще о приключениях. Нужно заметить, что Андрей довольно часто брал к себе своего сына и много времени уделял его воспитанию и здоровью. Много рассказывал поучительных историй, занимался с ним спортом и вовсю учил рукопашным приемам. И это получалось вполне успешно. От своего отца мальчик перенял два качества: никогда не хныкал при физической боли и имел отличную зрительную память. Несмотря на то что ему было около девяти лет, он выглядел намного старше.

В тот роковой день Александр, как и в другие дни, выйдя из школы, отправился домой: освободиться от портфеля, чего-нибудь быстро перекусить и вернуться к друзьям, чтобы погонять в футбол до возвращения матери с работы. Он это делал почти каждый день, за исключением тех, когда ему нужно было отправляться в спортзал школы, на занятия по карате.

В футбол они играли на пустыре, примерно в ста пятидесяти метрах от его дома. Ребятишки не просто гоняли мяч, а играли «под интерес»: проигравшая команда на целую неделю превращалась в «рабов» победителей и выполняла любое разумное приказание своего хозяина. Играли обычно двор на двор.

Сегодняшняя игра была весьма принципиальной для команды, за которую играл Александр. Дело в том, что на прошлой неделе они проиграли соседнему двору с позорным счетом пять-ноль, то есть, как говорится, «всухую». А все потому, что в день той злосчастной игры Сашина мама неожиданно вернулась с работы намного раньше обычного, а накануне сын Андрея Ростовского схватил тройку за поведение. Показывая во время большой перемены своему приятелю удар «маваши», он так приложил его, что пацан свалился прямо под ноги проходящему мимо завучу, довольно зловредной тетки.

Никакие убедительные мольбы отпустить его «на часок погулять», с заверениями, что «он больше не будет», не достигли ушей непреклонной матери, и ему пришлось всерьез заняться уроками. И ребята, оставшись без своего главного бомбардира, да к тому же еще и капитана команды, продули вчистую и целую неделю злились на него, вынужденные сносить насмешки со стороны победителей и выполнять их обидные приказания.

Настроенные по-боевому, ребята так навалились на несчастных соперников, что уже к половине игры счет стал семь — ноль в их пользу.

Несколько дней подряд за их игрой наблюдал внушительного вида мужчина лет сорока. Он был одет в серый дорогой костюм, в руках был солидного вида портфель, на носу — темные очки. Увидев его в первый раз, ребята обменялись мнениями между собой и выяснили, что он ничей ни знакомый, ни родственник. Их любопытства хватило на две встречи с ним, после чего ребята перестали обращать на него внимание.

В день реванша мужчина, посмотрев первый тайм, во время второго достал из портфеля толстую тетрадь и принялся что-то записывать. Когда игра закончилась со счетом одиннадцать-два и проигравшие понуро выслушали приличную порцию насмешек, все стали разбредаться по своим делам, а незнакомец неожиданно подошел к Александру:

— Тебя Сашей зовут? — серьезно спросил он.

— Александром, — поправил тот и тут же спросил: — А что я сделал?

— Ничего плохого, Александр. Кстати, тезка, — усмехнулся мужчина,

— давай знакомиться: Александр Константинович Бесков — старший тренер юношеской сборной России по футболу.

Сын Андрея довольно серьезно увлекался футболом и много читал о нем. Конечно же, ему была знакома фамилия одного из самых известных тренеров, но был ли у того сын, он, естественно, не знал. А тут еще один из его друзей по команде, по имени Данила, восхищенно воскликнул:

— Вы сын знаменитого Бескова?

— А что, не похож? — усмехнулся мужчина.

— Еще как похож! — счастливо воскликнул Данила. — А что вы здесь делаете?

— Да вот, подыскиваю молодые таланты для второго состава.

— Ну да? — У паренька просто глаза вылезли из орбит, потом он повернулся к Александру и хвастливо заявил: — Я же говорил вам, что он тренер, а вы не верили.

Саша не помнил, чтобы его приятель когда-либо говорил это, но спросил незнакомца:

— Я давно вас заприметил. Вы что, нашли кого-нибудь в нашей команде? — Он спросил таким тоном, словно ему было все равно, какой ответ последует, но его волнение было заметно.

— Нашел, — кивнул тот, — мне нравится, как ты играешь, и я хочу проверить у тебя кое-какие данные…

— Данные? Какие данные? Для чего?

— Рост, вес, выполнение некоторых упражнений, еще кое-что. Ты сейчас не очень занят?

— Нет, а что?

— Поехали, мои специалисты тебя проверят и через полчаса привезут назад. Это совсем рядом.

— Вот повезло! — с завистью проговорил Данила.

— Только мне нельзя опаздывать, мама заругает.

— Не волнуйся, с твоей мамой, Татьяной Владимировной, я уже созвонился и предупредил, что ты, возможно, задержишься минут на десять — пятнадцать. Так что она в курсе. — Мужчина говорил настолько убедительно, что Александр, взглянув на своего приятеля, спросил: — А можно Даниле со мной поехать?

31
{"b":"7245","o":1}