ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему нет? — после паузы сказал тот, но Данила, вздохнув, с сожалением сказал:

— Не обижайся, Сашок, но мне еще за молоком нужно бежать. — И ревниво добавил: — Не меня же в сборную приглашают…

— Не робей, воробей, в следующий раз и тебе повезет, — заверил мужчина и легонько потрепал его за чуб. — Ну что, поехали, чемпион?

— А где ваша машина?

— А вон видишь черная «Волга» стоит?

— Ну, поехали, — важно кивнул Александр и первым пошел в сторону указанной машины.

Посмотрев с завистью в след приятелю, Данила побежал догонять остальных ребят, чтобы сообщить «потрясную вещь».

Первые полчаса, которые они ехали в машине, паренек, внимательно слушающий байки, которые травил ему «сын Бескова», сидел спокойно, но когда машина неожиданно выехала на магистраль, ведущую за город, — Андрей часто увозил сына из города по ней, — он обеспокоенно спросил:

— Куда мы едем? Вы же говорили, что это близко.

— Конечно же близко, сейчас доедем до первого поворота, свернем и через полета метров будем в нашем спортивном пансионате.

Проехали еще минут двадцать, промелькнул за окнами пост ГАИ, а поворота все не было. И тут Александр, обладающий отличной зрительной памятью, вспомнил, что никакого поворота еще очень долго не будет.

— Вы обманули меня, — настороженно сказал он, — поворота еще долго не будет. Куда вы меня везете?

— Сиди, пацан, и молчи! — грубо бросил лжетренер. — Будешь послушным, ничего плохого тебе не будет, а будешь скулить, ухо отрежу, понял? — Он вытащил из кармана широкий кинжал и повертел перед носом парня.

— Вы украли меня? — сквозь непрошеные слезы тихо проговорил мальчик.

— Догадливый, щенок, — ухмыльнулся парень, сидящий за рулем. Он был моложе своего подельника, но такой упитанный, что с большим трудом умещался за рулем. Через всю его правую щеку до самого подбородка пролегал рваный шрам.

— Вот папа узнает, он вам покажет! — стараясь не заплакать, сказал маленький Александр.

— Очень хочу, чтобы он мне что-нибудь показал, — громко заржал тот, что со шрамом.

— Сиди, пацан, и не вякай, надоел! — оборвал второй и сильно щелкнул его по лбу.

Вернувшись с работы, Татьяна Владимировна не застала сына и сильно разозлилась: ну придет он домой! Прошел час, другой, быстро начало темнеть, а Александр все не возвращался. Тут-то ее и охватило волнение. Куда он исчез? Конечно, бывало иногда, что он опаздывал, но эти опоздания не превышали тридцати — сорока минут. С ним явно что-то случилось!

Всерьез всполошившись, женщина бросилась по его друзьям-приятелям. Никто толком ничего не мог сказать, пока она не пришла к Даниле. Услышав его рассказ да еще то, что мужчина якобы звонил ей на работу и называл ее по имени-отчеству, Татьяна Владимировна устремилась в милицию. Там довольно спокойно выслушали рыдающую от горя женщину, записали ее показания и обещали принять меры, но напоследок заметили: когда сын вернется домой, обязательно позвоните в милицию.

Татьяна Владимировна вернулась домой и сразу же позвонила Андрею, не зная, к кому ей еще обратиться за помощью. Городской московский телефон не отвечал, сотовый тоже молчал, и она набрала номер пейджера, надиктовала на него тревожную информацию и стала ходить из угла в угол, ожидая хоть бы какого-нибудь сообщения…

В этот день Андрей уговорил свою Ксюшу понырять с аквалангами, чтобы вдоволь полюбоваться подводным миром. Сотовый телефон он отключил, а пейджер оставил у Константина, своего телохранителя, исполняющего одновременно и роль водителя. Вдоволь нанырявшись и получив массу удовольствия, они вернулись домой, плотно пообедали и решили поваляться в постели. Однако поспать им долго не удалось: разбудил телефонный звонок.

— Да, слушаю, — сквозь сон буркнул Андрей.

— Могу я поговорить с Андреем?

— Уже говорите! Кто это? — Голос ему был незнаком.

— Это Сергей Мануйлов…

— Мы знакомы? — Почему-то имя ничего ему не сказало.

— Обо мне должен был упоминать Олег Вишневецкий… — Сделав паузу, Савелий добавил: — Еще меня называют Бешеным.

— Господи, так бы и сказал сразу, — обрадовался Андрей, — Бешеный! На днях говорили о тебе с Олегом. Ты где?

— Я? — Он чуть замялся, не зная, как Андрей воспримет то, что он не один. — В сорока минутах от Бургаса…

— На машине?

— Да… Только я не один.

— Да, я знаю: Олег посвятил. Слушай адрес и вали ко мне, о'кей?

— О'кей! — усмехнулся Савелий, записал адрес, задал несколько вопросов о маршруте и отключил телефон.

— Ну, что он сказал, поможет? — спросил Денис.

— По телефону я не стал ничего говорить, но Андрей предложил сразу ехать к нему.

— В таком случае кого мы ждем? — спросил Михаил.

— Никого. Едем! — скомандовал Савелий.

— А я есть хочу, — неожиданно услышали они и с удивлением обернулись к своему пленнику.

— Надо же, заговорил, — присвистнул Денис.

Получилось так, что они с огромным трудом, попав даже в перестрелку с группой каких-то сумасшедших местных бандитов, при помощи приятелей и родственников Дарьи Неволиной благополучно перебрались из Азербайджана в Турцию (нужно заметить, что довольно ощутимую роль в плавном пересечении границы сыграло существенное финансовое вливание в бюджет одного из пограничников). На территории Турции они перестали постоянно накачивать Мушмакаева наркотиками, считая, что тому не удастся привлечь к себе особого внимания турецких властей, поскольку его мучила ломка. Ведь в самом деле — ломка наркоманов служит отличной возможностью для шантажа. Как только Мушмакаев делал попытку привлечь к себе внимание посторонних, Савелий говорил, что он не подучит «дозы», и пленник тут же успокаивался.

Пограничник, организовавший их переправку через границу, в благодарность за большее вознаграждение, чем он рассчитывал, созвонился со своим знакомым в Турции и договорился о том, что тот займется их переброской через турецкую границу в Болгарию, получив по тысяче долларов за человека. Описав их машину и Савелия, пограничник некоторое время слушал, потом попрощался и отключил телефон. Он разговаривал с приятелем на каком-то языке, который был незнаком ни ребятам, ни Савелию, и потому они ждали, что тот скажет. Парень успокоил их, заверив, что все будет в порядке, затем рассказал, где будет ждать проводник, попрощался и удалился прочь.

Страну они пересекли без особых трудностей, если не считать обычной мороки с пленником, и вскоре их машина остановилась в условленном месте встречи с их будущим проводником. Ровно в девятнадцать часов перед ними появился невысокий черноволосый мужчина, возраст которого определить было нелегко. Он был одет в шорты, из которых торчали крепкие ноги молодого человека, однако его морщинистое лицо сбивало с толку — ему можно было дать и тридцать и все пятьдесят лет.

Несколько минут незнакомец молча смотрел на стоящего рядом с машиной Савелия, словно оценивая его, прежде чем принять решение. Оценка явно оказалась положительной: он улыбнулся, обнажив полный рот белоснежных зубов, и протянул руку.

— Это о вас мне Али рассказывал? — практически без акцента спросил он по-русски. — Меня Тагиром зовут.

— Сергей, — отвечая на рукопожатие, представился Савелий. — Отлично говорите по-русски, хоть вы и турок.

— Во-первых, я не турок, а армянин, во-вторых, русский язык родной для меня: в Питере родился, юность провел на Васильевском острове, а когда отец попал под электричку и у нас никого из родных не осталось, мама решила ответить на приглашение родного брата, и мы переехали в Турцию. Пятнадцать лет уже живем здесь. — Было заметно, что ему доставляет огромное удовольствие разговаривать на родном языке, по которому он, видно, соскучился.

— Я могу вас спросить, Тагир?

— Мне проще на ты, — он снова обнажил свои великолепные зубы, — конечно, спрашивай.

— Сколько тебе лет?

— Пятьдесят шесть, а что, не похоже?

— Лично я никогда бы не дал больше сорока!

— Все ошибаются… Послушай, Сергей, вам дорога эта машина? — неожиданно спросил Тагир.

32
{"b":"7245","o":1}