ЛитМир - Электронная Библиотека

— Валентин, пусть зайдет тот, кого я просил подождать в приемной.

— А он подумал, что вы уже закончили с ним, — спокойно ответил полковник той фразой, какой он обычно прикрывал ни в чем не повинных посетителей.

И генерал и его помощник прекрасно знали, что это неправда, но в данный момент это устраивало не только их, но и того несчастного, который решился бы продолжить разговор после такого взрыва.

Услышав ровный голос своего любимчика, Мамонов совсем успокоился:

— Ладно, соедини меня с Богомоловым, — и через минуту услышал:

— На красном телефоне Константин Иванович. — Помощник всегда предупредительно называл по имениотчеству тех, с кем соединял своего шефа; Мамонов имел обыкновение забывать имена.

— Хорошо… — Он поднял трубку. — Приветствую, Константин Иванович!

— Здравствуйте, — осторожно отозвался тот.

— Есть сообщения от вашего «лучшего», Бешеного, так, кажется, его кличут? — Генерал специально «проговорился», чтобы хоть так уколоть Богомолова, который ни разу не обмолвился о прозвище своего агента.

— Нет, сообщений не было, — солгал Богомолов, стоически проглотив преподнесенную «пилюлю», но нисколько ею не удрученный. Ясно было, почему позвонил генерал, и Богомолов в душе обрадовался звонку.

— И скорее всего, очень долго не будет, — подал реплику Мамонов.

— Вам что-то известно?

— Ваш Бешеный такое учудил, что половина жителей болгарского города пребывает в страхе.

— О чем вы?

— Собрал вокруг себя едва ли не роту каких-то головорезов и расправился с тремя моими мальчиками! Вы понимаете, расправился!

— В каком смысле расправился? — нарочно переспросил Богомолов, чтобы еще раз порадоваться за своего «крестника». Он прекрасно понимал, зачем генерал «увеличил» состав группы Савелия, чтобы хоть таким нечестным способом оправдать потерю своих «мальчиков».

— В каком, в каком… Погибли они, — зло выдавил Мамонов.

— Искренне соболезную. Напрасно вы не прислушались к моему совету, да что теперь говорить…

— Что? Шутить изволите, любезный? — злобно прошипел Мамонов. Так и казалось, что вот-вот на трубке выступит змеиный яд. — Я всегда довожу свои замыслы до конца! — И потом выкрикнул: — До конца!

В трубке раздались короткие гудки. Отлично зная темперамент генерала, Богомолов был уверен, что тот просто швырнул трубку на аппарат. Не может примириться с тем, что допустил ошибку. Что он намерен предпринять, если Савелий будет в Москве через несколько часов? Трудно представить. Хотя… дури у него хватит, чтобы много дров наломать, а потом все валить на подчиненных. Такое не раз уже случалось, и всегда ему удавалось выйти сухим из воды.

Собственно говоря, чего он так разволновался? Не проще ли рассмотреть и взвесить все спокойно, без нервов? На что может пойти Мамонов? Мушмакаев — слишком одиозная фигура, чтобы поднимать крупные силы для его уничтожения. Самый идеальный вариант — несчастный случай: он бы устроил все стороны, даже чеченцев, но времени для подготовки и осуществления этого варианта нет. Конечно, можно хитро пойти навстречу Савелию и взять Мушмакаева под арест, а потом спокойно организовать «самоубийство» в КПЗ или даже в тюрьме, но… В этом случае, правда, есть серьезный риск получить шумную компанию во всех газетах и на ТВ, мало не покажется.

По ходу Богомолов пришел к мысли, что сейчас всем было бы лучше, если бы Мушмакаев просто сбежал от Савелия. Однако это было настолько нереально, что генерал скептически усмехнулся и покачал головой: от Савелия не сбежишь. Константин Иванович задумался. А что бы он сам предпринял в подобной ситуации? Ответ не замедлил явиться. Он даже не заметил, как произнес вслух:

— Снайпер!

Наиболее оптимальный вариант! Надо только определить, где расположится этот снайпер? Но и это не так просто: никто не знает, каким путем прибудет в Москву группа Савелия. Вполне возможно, снайперов будет несколько, что резко повышает вероятность встречи со смертью в любом месте: в аэропортах, на вокзалах, да мало ли где. Вдруг лицо Богомолова перекосило словно от боли. Он подумал, что генерал рассвирепел настолько, что вполне может приказать расправиться не только с Мушмакаевым, но и с Савелием. Как быть? Предупредить Савелия? Но что это даст? Зная его характер, Константин Иванович прекрасно понимал, что любое предупреждение его не остановит, а лишь разозлит, а злой Савелий…

Генерал даже не захотел себе представить, что может натворить его «крестник», если его действительно обозлить. А что, если…

Богомолов довольно хлопнул в ладоши и быстро набрал номер.

— Говорите коротко, у меня совещание! — раздался в трубке знакомый голос.

Первый заместитель директора ФСБ никогда не отключал свой прямой телефон. Этот номер знал очень узкий круг доверенных людей и еще жена.

— Привет, Саша, это Костя Богомолов. Срочный разговор, — быстро проговорил генерал, стараясь придать голосу нужную окраску.

— Десять минут терпит?

— Десять — терпит.

— В таком случае через полчаса зайди ко мне. — Не дожидаясь ответа, заместитель тут же положил трубку.

В этом был весь генерал-лейтенант Филимонов: молниеносная и точная реакция, взвешенный подход к любой ситуации, внимательное, порой даже трогательное, отношение к друзьям. Близкие это знали, но никогда не пользовались этой замечательной чертой характера. Богомолов был уверен: скажи он, что дело безотлагательное, и Филимонов отменил бы тотчас любое, даже самое важное, совещание. Можно было только догадываться, каких усилий будет стоить их внеплановая встреча для помощников, которым выпадет перекроить дневной план первого заместителя директора ФСБ, одно передвинуть, другое отменить, третье переназначить.

Когда Богомолов вошел в приемную, там как всегда толпилось множество посетителей, но помощник сразу предложил войти в кабинет.

— Александр Владимирович ждет вас, товарищ генерал.

Богомолов открыл массивную дверь, и хозяин кабинета сразу же поднялся ему навстречу.

— Ты, Костя, как всегда точен до секунды, — уважительно подчеркнул он, выходя из-за огромного стола. Они дружески обнялись. — У нас есть десять минут, хватит?

— Уложимся.

— Надеюсь, твоя настойчивость не связана с тем злополучным чемоданчиком?

— В какой-то мере.

— Да? — насторожился Филимонов. — Мне же вроде докладывали, что все в порядке, а дагестанские коллеги даже задержали и убийцу профессора.

— Все верно, однако… — Богомолов пожал плечами.

— Ладно, слушаю. Присаживайся, — кивнул он на кресло за небольшим журнальным столиком.

— Ты, конечно, в курсе операции, проводимой для устранения одного чеченского лидера?

Филимонов ничего не ответил и лишь как-то странно пожевал губами, предоставляя Богомолову самому догадываться о возможном ответе.

— Мною была послана группа, которую возглавил один из самых лучших моих сотрудников.

— Тот, который получил Героя России за предотвращение взрыва атомной станции возле Нью-Йорка? — Его глаза смотрели с хитринкой.

— Ты всегда отличался превосходным логическим мышлением, — уважительно заметил Богомолов.

— Оставим реверансы, — сказал первый заместитель, — так в чем проблема?

— Приказ выполнен лишь наполовину: «объект» захвачен, и его везут в Москву, — четко доложил Богомолов.

— Та-ак, — недовольно протянул тот, — продолжай.

— Судя по всему, мой сотрудник столкнулся с чем-то очень важным, если пошел на прямое невыполнение приказа.

— С чем бы ни столкнулся твой сотрудник, но он нарушил присягу, — каким-то казенным тоном произнес Филимонов, мгновенно превратившись в откровенного солдафона.

— Начнем с того, что он уже не в кадрах, — обиженно буркнул генерал, — даже от звания капитана отказался.

— Понимаешь, дружище, не могу тебе всего рассказать, но человек, о котором идет речь, не должен появиться в Москве ни под каким соусом, — медленно, словно подбирая нужные слова, проговорил Филимонов и добавил: — Не должен! Понимаешь меня?

43
{"b":"7245","o":1}