ЛитМир - Электронная Библиотека

Выйдя от Жарковского, Аркадий Романович с трудом сдерживал ярость, готовую выплеснуться на кого угодно. Сев в машину, он приказал водителю ехать в банк. По дороге, немного успокоившись, набрал номер своего давнишнего приятеля, генерала, служащего в генеральном штабе, с которым подружился пару лет назад, когда судьба их свела во время выборов Президента России. В предвыборную кампанию Беликов вложил огромную сумму денег, рассчитывая, что когда Президент будет переизбран на новый срок, то не забудет тех, кто оказал ему услуги, и отплатит им сторицей в будущем. Увы, к его сожалению, Президент не обладал столь крепкой памятью.

В первые месяцы он действительно доброжелательно общался с банкиром, дал ему высокую должность, и казалось, что все идет как нельзя лучше, но это только казалось. Не прошло и полгода, как все поменялось коренным образом: должность у него отобрали, начали «наезжать» на те отрасли, где у Велихова были интересы, а Президент, с подачи его окружения, вообще стал уклоняться от встреч с ним. Велихов отлично понимал, что эти люди никогда бы не решились вести себя таким образом, если это пусть молчаливо, но не одобрено Президентом.

Ясно, что создавшееся положение никак не устраивало амбициозного банкира. Он стал искать другие пути воздействия, подключал экономические рычаги, разными способами приручал глав фирм, фабрик, заводов, не гнушаясь даже услугами криминальных авторитетов, и везде стриг дивиденды. Успеха он добивался гораздо более дешевым способом, нежели его соперники по бизнесу, которые первым делом старались завладеть контрольным пакетом.

Впрочем, он не терял надежды, что сумеет найти новые пути воздействия на президента. Личное общение почти исключалось, поэтому нужен посредник, вхожий в «ближайший круг». Иными словами, необходимо сблизиться с тем, кто имеет постоянный доступ к главе государства.

Велихов, человек широко образованный, всегда высоко ценил возможности средств массовой информации не только в воздействии на представления обывателей, но и как средство давления на власть. Именно поэтому он одним из первых не поскупился и вложил капитал в телевидение, в центральные газеты, журналы. Чаще всего, чтобы не привлекать повышенного внимания к своей персоне, он действовал через подставных лиц или свои дочерние фирмы.

Вскоре многие демократы, скептически отмахивавшиеся в свое время от предостережений людей неглупых и осторожных, в отчаянии схватились за голову, но оказалось поздно: они были вынуждены не только считаться с этим человеком, одним из богатейших и влиятельнейших в России, но и во многих случаях плясать под его дудку.

Велихов обратил внимание на «афганцев», занимающихся бизнесом еще тогда, когда они только разворачивались, но в тот момент у него не было свободного капитала, чтобы их пригреть, приручить и заставить работать на себя. Через пару лет свободный капитал появился, но было уже поздно: «афганцы» уверенно встали на ноги, могли обходиться без посторонних финансовых вливаний и превратились в мощную силу, с которой, хочешь ты того или нет, приходилось считаться.

Велихов на одном приеме, устроенном по поводу очередного праздника московской мэрией, познакомился со Свиридовым, возглавлявшим управление по контролю за частным предпринимательством. Выпив немного больше, чем позволял его организм, тот расхвастался о том, что все частные фирмы России находятся у него в кулаке, а стоит ему захотеть, и он без труда может задавить любую фирму, благо что способов для этого благодаря несовершенству российских законов «тьма-тьмущая».

Не гнушавшийся ничем, что могло принести доход, Велихов сообразил, что напал на настоящую золотую жилу — грех было упустить возможности словоохотливого чиновника. Он принялся «окучивать» Свиридова, но вскоре понял, что этому пожилому человеку, усидевшему на кресле «чиновника средней руки» при всех режимах, то есть всю свою сознательную жизнь, ничего, по сути, не хочется, кроме как спокойно досидеть до пенсии и потом копаться в земле на дачке в Подмосковье.

Как-то заехав к Свиридову, Велихов случайно натолкнулся на Жарковского и, будучи неплохим психологом, сразу понял, что этот человек способен на все, лишь бы подняться на одну ступеньку выше по социальной лестнице. Пообещав ему место Свиридова, Беликов постепенно создал целую структуру, пропуская через которую небольшие суммы перечислений, производимые хозяевами фирм, желавшими жить «спокойно», можно было без труда и контроля накапливать огромные капиталы за границей. Проследить эту хитроумную цепочку практически было невозможно. Поистине — «курочка по зернышку… «

Все шло как нельзя лучше, пока не попалась фирма, которая отказалась оплачивать свое эфемерное «благополучие», и если бы у Жарковского хватило мозгов тихонечко, не привлекая к этому инциденту внимания других фирм, спустить все на тормозах и оставить в покое злополучную «Твою надежность», то финансовые ручейки мирно продолжали бы бежать и бежать себе с разных сторон, сливаясь в один поток и постепенно превращаясь в полноводную реку. Но как только Жарковский «наехал» на эту непокорную фирму, те, не раздумывая долго, отмахнулись, прикрывшись «афганцами» «Герата», и мир после этого, как ни удивительно для фирмы «Твоя надежность», не перевернулся.

Случай этот утаить не удалось, и директора некоторых других фирм тоже пожелали освободиться от непрошеной опеки банкира. Вся структура, созданная с великим трудом, могла рухнуть в одночасье, а этого Велихов допустить никак не мог. Понимая, что устранять первым делом нужно причину или, как говорится, исток ее возникновения, он и стал искать способы избавления от этого «истока». Именно по его подсказке Жарковский обратился в агентство сыска, в котором работали «птенцы» Коржакова.

С Александром Коржаковым Велихов познакомился во время все той же кампании по выборам Президента России и постарался как можно теснее сблизиться с ним, чтобы постоянно быть в курсе происходящего на верхних этажах власти, выуживая необходимые для своих операций сведения.

Коржакову нравилось водить дружбу с могучим финансовым магнатом, шнурковаться по различным престижным халявными презентациям, но, в свою очередь, ему захотелось подмять финансового воротилу под себя, и он принялся искать компромат на своего «приятеля», чтобы сделать того «ручным».

Но Коржаков переоценил свои возможности и одновременно недооценил изворотливый ум и фантастическую склонность к интриганству Велихова. Как только банкир почуял двойную игру Коржакова, так, подключив какие-то невидимые рычаги, сумел удалить незаменимого доселе Коржакова из окружения Президента. Александру Васильевичу более ничего не оставалось, как стряпать свои «мемуары». А чтобы книга быстро разошлась, он на каждом шагу принялся намекать, что знает такие тайны высших чиновников страны, что их публикация потрясет всех граждан России.

Такие намеки для обывателя что красная тряпка для быка, но только для обывателя, а для мало-мальски посвященных людей это было простым сотрясением воздуха. Даже если и предположить, что Александру Васильевичу известно нечто, компрометирующее того или иного политика, он никогда не рискнет противопоставить себя российской государственной машине, прекрасно зная по своему личному опыту, накопленному им во время его недолгого «тайного царствования», что эта машина просто его переедет и даже не заметит этого.

Велихов был в курсе того, что Жарковский готовит похищение сына приятеля Вишневецкого, но не пошевелил и пальцем, чтобы остановить его. В глубине души он надеялся, что Вишневецкий, узнав о похищении, отступит из чувства долга перед другом. Ему и в голову не могло прийти, что реакция на похищение может быть столь молниеносной и резкой.

Теперь выход оставался один — физическое устранение Олега Вишневецкого, на авторитете и связях которого держалась Ассоциация «Герат». Велихов знал, что с машиной Вишневецкого в автосервисе будет сделано нечто, что неминуемо приведет к аварии. Бурное же негодование он выплеснул на Жарковского не потому, что тот был в чем-то виноват, а потому, что банкиру уже доложили о том, что Вишневецкий не только жив, но даже и не оказался на больничной койке. Вот это более всего взбесило Аркадия Романовича.

64
{"b":"7245","o":1}