ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все, сдаюсь, дорогой мой гений! — Константин в очередной раз убедился, что с гениальными людьми лучше не вступать в дискуссии. — Слушаю тебя.

— Что ж, ты действительно прав: мне нужна твоя помощь. Пора наконец и тебе вернуть должок старому другу.

— Ближе к телу, как говорит один мой приятель.

— Ближе так ближе… — вздохнул Плешков и начал рассказывать о трагедии, приключившейся с родителями его погибшего в Афганистане друга.

Константин слушал внимательно и ни разу не прервал гения компьютерных технологий. Почти с первых же слов он понял, что дело муторное и явно не имеет перспектив, если идти законными путями. Тем не менее он, конечно же, ринулся бы в него с головой, если бы не одно «но»: завтра он должен улететь в Америку и отложить эту поездку никак не может. И не только потому, что ехать его попросил родной дядя генерал Богомолов, но и потому, что едет он искать пропавшего друга и наставника — Савелия Говоркова. Ему, конечно же, безумно жаль стариков, не только потерявших всех детей, но и оказавшихся под конец жизни на улице.

Однако его нравственный долг перед Бешеным перевешивал естественное желание помочь обездоленным людям.

И когда компьютерный гений закончил свой печальный рассказ, Константин погрузился в томительную паузу.

— Алло, Костик! Ты куда пропал?

— Да не пропал, я думаю!

— Думаешь, с какого конца взяться?

— Нет, дорогой Андрюша, думаю, как убедительнее мотивировать свой отказ,

— признался Константин.

— Ты отказываешься? — Плешков был настолько не готов к такому неожиданному повороту разговора, что даже подходящих слов сразу не нашел, чтобы выразить возмущение. — Хорош, нечего сказать! В кои-то веки обратился к нему за помощью друг, и на тебе! «Для тебя, Андрюша, сделаю все, что ни попросишь!» — передразнил Плешков и зло добавил: — Трепло!

— Да погоди ты нападать на меня, — виновато возразил Константин, — у самого на душе тошно… Дело в том, что я завтра улетаю у Америку…

— Счастливого отдыха! — с иронией пожелал собеседник.

— Да не отдыхать я еду! — с отчаянием воскликнул Рокотов-младший. — Помнишь парня, с которым я тебя когда-то познакомил и которому ты помог предотвратить взрыв в Президент-отеле?

— Я тогда на Петровку информацию сбросил… Бешеный, что ли? — сразу вспомнил Андрей. — Конечно, помню. И что?

— Исчез Бешеный: то ли захватил его кто, то ли еще что пострашнее, а у него свадьба совсем недавно была, да и сын, которому чуть больше года, весь в соплях: куда делся папочка… Вот генерал и приказал лететь и помочь в поисках.

—А что американские власти… — начал Андрей, но тут же сам себя и прервал: — Собственно говоря, мы и своей-то стране не очень нужны, а другим и подавно… — размышлял он вслух. — Вижу, ты прав. Кому его искать, как не тебе — профессиональному сыщику? Не молодой же супруге или малому ребенку. — Плешков вздохнул. — Извини, что наехал на тебя понапрасну, но я в полной прострации и не знаю, что делать, как помочь этим несчастным старикам. Их сын умер у меня на руках в Афганистане, и я обещал ему позаботиться о его родителях. Блин, хоть автомат в руки, чтобы истребить эту мразь…

— Автомат, говоришь? — перебил задумчиво Рокотов-младший и внезапно тихо сказал: Кажется, я нашел того, кто сможет помочь твоим старикам лучше, чем я…

— А он не откажется?

— Ради такого святого дела? Никогда! — твердо проговорил Константин. — Ты дома?

—Ну…

— Не отходи от телефона: минут через пять— десять перезвоню… — Константин отключился, достал записную книжку, быстро нашел номер мобильного телефона Андрея Ростовского и набрал., его.

— Говорите, слушаю! — У Ростовского был густой баритон такого специфического тембра, что его голос не узнать было просто невозможно.

— Привет, дорогой Андрюша! Рокотов беспокоит!

— А, Костик! Привет, каким судьбами? Как наш братишка Бешеный поживает?

— Честно говоря, даже не знаю, что ответить…

— Как есть, так и говори! — Ростовский явно насторожился.

— Пропал наш Бешеный! — выпалил Константин.

— Как пропал?! — встрепенулся тот.

— Несколько дней от него никаких известий, несмотря на обещание отзвониться… Даже жене своей не звонит!

— Это действительно серьезно: Бешеный — человек слова. Какая помощь нужна?

— Завтра я улетаю в Америку, чтобы хоть что-то прояснить, а возможно, и подключиться к его поискам. Так что пока ничего не нужно, но за готовность помочь спасибо!

— За своего братишку я башку оторву кому угодно! — серьезно заявил Ростовский.

— Нисколько не сомневаюсь, Андрюша… Однако помощь твоя действительно нужна… — Константин рассказал все, что знал о трагедии стариков Лукошниковых со слов Плешкова.

— Вот суки, совсем оборзели! Твари позорные! — не на шутку разошелся Ростовский. — Таких давить нужно, как клопов давить! Говори телефон твоего компьютерного гения.

— Он, кстати, твой тезка: тоже Андрей.

— Тем более… — Ростовский записал номер телефона и сказал: — Можешь спокойно заниматься поисками братишки, а я займусь этими стариками.

— Спасибо тебе, Андрюша!

— Рано пока спасибо говорить…

Обычно Ростовский был более категоричен, оценивая ожидаемый результат дела, за которое он брался: либо «Все будет о'кей!», либо «Вряд ли что получится, но попробую!»

Выслушав Константина, Ростовский понял главное: эти подонки здорово прикрылись документами, судя по всему, давить придется не только на психику, но и на «физику», а физическое воздействие «на клиента» требует существенной подготовки.

Закончив разговор с Константином, Ростовский набрал номер своего компьютерного тезки, и уже через час они сидели в комнате Плешкова, обставленной последними новинками компьютерного мира. Несколько компьютеров постоянно находились в работе, автономно принимая и отсылая информацию в разные концы света. На экранах непрерывно мелькали какие-то цифры, бежали строчки, калейдоскопом возникали и пропадали картинки, фотографии, а то и целые сценки. А один компьютер нет-нет да что-то говорил электронным голосом: то по-русски, то по-английски, то по-французски, а то и совсем на каком-то непонятном языке.

Хозяин дома сразу перешел к делу и спросил:

— Так что, тезка, рассказать тебе все, что мне известно об этих несчастных стариках?

— Нет, сначала скажи: кто они тебе? Почему ты именно за них взялся хлопотать? Ведь несчастных и обездоленных стариков тысячи, если не сотни тысяч вокруг.

— Ты прав, тезка, наверное, нужно было начать именно с этого. — Хозяин дома тяжело вздохнул и начал рассказывать про стариков то, что уважаемый читатель уже знает.

Когда он закончил, Ростовский, задумчиво молчавший, тихо сказал:

— Выполнить слово, данное своему умирающему другу, и помочь в беде его родителям — святое дело. И я, конечно же, помогу всем, чем смогу, без базара!

— Можешь не сомневаться: я оплачу твой труд, — заявил компьютерщик.

— Скажи, сколько тебе заплатил Бешеный, когда ты серьезно помог ему? — недовольно спросил Ростовский.

— Нисколько, — удивился тот, — мы с Рокотовым приятели, и он попросил помочь своему другу: о каких тут деньгах может идти речь? Друзья должны помогать друг другу!

— Теперь ты понял, что ты мне только что предложил?

— Извини, тезка, брякнул, не подумав. — Он протянул руку, пожав которую Ростовский сказал:

— А теперь звони своим старикам и поехали к ним: я должен услышать все от них лично, а мой юрист оценит имеющиеся документы.

— Как скажешь, тезка!

Плешков позвонил старикам Лукошниковым, предупредил о своем приезде, и они, заехав по пути за Сергеем — двоюродным братом Ростовского, втроем вскоре были в небольшой однокомнатной квартирке несчастных стариков.

Едва взглянув на них, Ростовский от удивления замер и наморщил лоб: показалось, что их лица ему чем-то знакомы. Однако вспомнить сразу не удалось, и он отложил эту мысль на потом.

Тепло поздоровавшись со стариками, Плешков представил им Ростовского и его брата.

21
{"b":"7246","o":1}