ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он исчез! — выпалил Майкл.

— Исчез? Ничего себе… Это что ж, на том острове, куда ты его отправил?

— Да.

— Подробности?

Коротко, но ничего не утаивая, Джеймс рассказал обо всем, что касалось Савелия в информации, пришедшей от военного атташе.

— Кажется, не мы одни интересовались этой лабораторией, — с досадой проговорил Богомолов. — Что ты намерен предпринять?

— Надо послать туда опытных и надежных людей, чтобы они на месте попытались разобраться.

— Идея здравая, но с американцами местные жители вряд ли будут разговаривать откровенно.

— Я об этом уже подумал. — Генерал с улыбкой взглянул на Розочку.

— Я знаю этих людей?

Майкл хотел ответить, но наткнулся на такой красноречивый умоляющий взгляд Розочки, что не смог ей отказать.

— Обоих знаешь! — твердо сказал он.

— Обоих? Попробую догадаться: один из них твой сын, Виктор, а кто второй?

— Розочка!

— Розочка?! — невольно воскликнул Богомолов, потом сделал небольшую паузу и добавил: — Что ж, хотя это и неожиданно, но, может, и правильно.

— Спасибо, Константин Иванович! — не удержалась Розочка.

— Просьбы какие есть?

— Вполне возможно, что по возвращении… — Розочка замялась.

— Говори.

— Хорошо бы молодого Рокотова сюда: мне он показался очень смышленым парнем!

— Так и есть: Костик очень даже неглуп. Считай, что он уже летит к вам… Еще что-нибудь?

— Нет, спасибо, пока все!

— В таком случае удачи тебе, дочка! А теперь дай мне поговорить с Майклом.

— Тет-а-тет? — спросила Розочка.

— Вот именно, — улыбнулся Богомолов.

Майкл взял трубку, отключил громкую связь и выразительно взглянул на Розочку. Ни слова не говоря, она встала и направилась к выходу.

— Подожди в приемной… — попросил генерал вдогонку, а когда дверь за ней закрылась, обратился к московскому собеседнику: — Ну вот, теперь мы одни.

— Упрямая девчонка. Это она тебя уговорила послать ее на остров?

— Она, — подтвердил Майкл.

— Это хорошо, что ты Виктора даешь ей в напарники: не дай бог еще и с ней что-нибудь случится.

— За Розочку можешь не беспокоиться, пока ты ее не видел, она прошла хорошую школу.

— Что ты имеешь в виду? — насторожился Богомолов.

— Розочка окончила курсы подготовки спецагентов ФБР по индивидуальной программе. И даже имеет личного Учителя по восточным единоборствам. . — И каковы успехи?

— Учитель настолько поражен ими, что даже предложил присвоить ей прозвище легендарного средневекового бойца. И теперь боевое имя Розочки — Гюрза.

— Имя, говорящее о многом! — согласился Константин Иванович и тут же обиженно добавил: — И ты это от меня утаивал? Хорош друг.

— Извини, Костик, но я дал слово Розочке.

— Выходит, она работает теперь на Америку.

— Да, Розочка работает на Америку, но я принял и второе ее условие.

— И какое же?

— Она выступает в роли Гюрзы только в том случае, если эта работа не будет во вред России. Надеюсь, это условие удовлетворяет моего старого друга?

— Вполне. Ладно, считай, что отмазался, — успокоился Богомолов.

Тепло попрощавшись, они закончили разговор, и Майкл попросил Розочку вернуться.

— Насекретничались? — съязвила Розочка.

— Какие могут быть от тебя секреты? — отмахнулся Майкл. — Вам нужно оформить документы на другие имена. С тобой все ясно: ты должна быть родственницей Савелия, а он там был под фамилией де Сильва, Сильвестр де Сильва, а ты будешь Розалией де Сильва, его сестрой и невестой Виктора, Виктора Манчини.

— Дважды не согласна! — возразила Розочка. — Во-первых, стать невестой партнера — значит связать себя различными условностями: мало ли с кем придется столкнуться на острове, — рассудительно пояснила Розочка.

— Убедила!

— Правда не помешает, а потому я должна оставаться женой Савелия.

— Сдаюсь! А с Виктором вы тогда будете друзьями «с детских лет». — Внутренне Майкл порадовался аналитическим способностям Розочки. — А что во-вторых?

— Во-вторых, хочу поменять имя Розалия.

— А это из каких соображений?

— Надоело мне это имя! — раздраженно бросила она. — Надоело объяснять, что я не еврейка, а русская, и что это была простая блажь моей мамы, у которой была наколка в виде розы, обвивающей кинжал.

— Память о зоне? — догадался Майкл.

— О зоне, — с печальным вздохом кивнула она.

— Что этот рисунок означает?

— Клятву мести!

— Впечатляет… И какое же имя ты хочешь взять?

В этот момент Розочка как раз и размышляла над своим новым именем. Желание сменить его уже давно приходило ей в голову, и не только потому, что новые знакомые сразу спрашивали о ее национальности, а некоторые прямо говорили о принадлежности к евреям. Это имя не любил и ее отец: как-то признался, что просто пошел на поводу у своей беременной жены, желавшей назвать дочку Розочкой. Во всяком случае, он очень редко называл дочь по имени, чаще обращаясь к ней: «моя дочурка», «мой цветочек», «моя кисонька», а то и «моя булочка». А однажды, когда ей было лет шесть, отец, будучи под «хорошим градусом», с грустью прошептал дочери:

— А ты знаешь, дочурка моя милая, как папка хотел тебя назвать? Юлечка! Юлечка! — повторил он с нежностью и добавил: — А полное имя — Джульетта…

Хоть и была она совсем еще крошка, однако ей навсегда запомнились слова пьяного, но любящего отца. Но не только отец заставил задуматься Розочку о смене имени: как-то она обратила внимание, что и Савелий не часто называл ее по имени, обращаясь к более нежным определениям: «моя милая», «моя ласточка», «моя любимая», а однажды, в пылу самой большой нежности, назвал ее «ты — моя Джульетта»! И это уже не могло быть простым совпадением: когда два самых любимых человека думают одинаково, значит, того хочет сам Бог…

Это имя понравилось и ей самой, и оно настолько запало ей в голову, что с тех пор она мысленно называла себя всяческими производными от имени Джульетта: Джулия, Юлия, а сколько возможностей для нежности и ласки! И потому, услышав вопрос Майкла, она не раздумывала ни секунды:

— Пусть будет Джулия! Мне оно нравится. Да и по-русски здорово звучит: Юлия!

— Отличный выбор! — похвалил Майкл, но добавил: — Только в паспорт предлагаю вписать Джульетта! — и пояснил: — Джулия — это американский вариант!

— А что? Джульетта де Сильва! Звучит! — задорно провозгласила Розочка, с трудом скрывая радость: воплотилась ее давняя мечта, и в голову неожиданно пришло: «Наверное, и папа, там, на небе, вздохнул с облегчением… «

II. Вновь остров Маис

Через пару дней, тщательно проинструктировав Виктора и новоиспеченную Джульетту, снабдив их новыми документами и легендами, а также вручив кредитные карточки и по пятьсот долларов наличными, Майкл простился с ними в своем кабинете и пожелал удачи и доброго пути. Они улетали на следующий день, но проводить их генерал не смог: он срочно был отправлен в командировку в Израиль с весьма ответственной миссией…

Джульетта вернулась домой около шести часов вечера, и почти тут же раздался звонок телефона. Она быстро схватила трубку и произнесла:

— Вас слушают!

— Простите, это Розочка?

— Да, Розочка, но мне будет гораздо приятнее, если с этого момента вы будете называть меня Джульеттой, — сухо заметила она и, чтобы избежать вопросов по этому поводу, добавила: — Это не дань моде или девичья блажь: просто я вернула себе имя, данное мне отцом!

— Очень благородно вернуть себе имя, по праву принадлежащее вам с рождения!

— Спасибо, конечно, за поддержку, но мне бы хотелось знать, кто говорит?

— Александр Позин…

— Позин? — повторила Джульетта, явно не припоминая.

Александру пришлось самому напомнить, как он познакомился с ее мужем.

— В тот день, если мне не изменяет память, вы только готовились стать мужем и женой, и меня Сергею представила госпожа Руфь, которая по моей просьбе устраивала вечер, куда пригласила известных политиков и крупных бизнесменов…

3
{"b":"7246","o":1}