ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майкл аккуратно сложил лежавшие у него на столе бумаги и вопросительно воззрился на собеседника.

Из кожаной черной папки, которая была у заместителя директора в руках, тот вынул лист бумаги с грифом наверху — «ФБР. ДИРЕКТОР» — и зачитал вслух:

— «Приказываю бригадного генерала Майкла Джеймса отстранить от должности на неопределенный срок в связи с возникшими в отношении него подозрениями. Отделу внутренней контрразведки провести соответствующее расследование. О результатах доложить лично мне.

Директор ФБР Луис Фри».

— Так я что, выходит, арестован? — несколько растерянно спросил Майкл.

— Нет, вы не арестованы, — поправил заместитель директора, — вы задержаны. Это совсем иной статус, не мне вам объяснять.

— Я могу узнать, в чем меня обвиняют?

— Естественно. Вам придется дать подробное объяснение по трем пунктам. Первый. Какими соображениями вы руководствовались, когда подключали к суперсекретной операции на острове Маис агента спецслужб иностранной и недружественной нам державы?

— Он не сотрудник русских спецслужб! — нарушая принятый в таких случаях протокол, перебил Майкл.

— То, что он формально не имеет звания и не получает зарплаты в органах ФСБ, вряд ли меняет существо дела, не так ли, генерал? — Заместитель директора изобразил некое подобие улыбки. — Вы же, как опытный профессионал, не могли не понимать, что, оказавшись на острове Маис в одиночестве, господин Говорков имел немало шансов получить первым необходимую для интересов США информацию.

— Но… — хотел возразить Майкл, однако тот его перебил:

— Какие у вас были основания полагать, что он вернется с полученной информацией в Нью-Йорк, а не отправится на радостях в родную Москву?

— Я попросил господина Говоркова полететь на остров в порядке дружеской услуги, просто для того, чтобы предварительно оценить ситуацию. Между прочим, он получил высшую награду США из рук самого Президента, — напомнил Майкл.

— Это нам отлично известно, — спокойно отмахнулся заместитель директора.

— Но все, что вы говорите, сути дела не меняет. Вы посвятили в нашу тайную операцию агента спецслужб потенциального противника. Второе. Вы сознательно пошли на нарушение правил проживания преподавателей курсов секретных агентов ФБР, поселив одного из них в частном доме, принадлежащем законной жене все того же русского агента…

— Я получил на это официальное разрешение вышестоящего начальства, — заявил Майкл.

— Но упорство, с каким вы его добивались, демонстрирует вашу личную заинтересованность, не так ли? И третье. Вам придется подробно рассказать о ваших дружеских отношениях с генералом российских спецслужб Константином Богомоловым. Нам хорошо известно, что ваши отношения выходят далеко за рамки служебного сотрудничества.

— Этому есть доказательства?

— В вашем доме в настоящий момент идет обыск, — не отвечая на вопрос генерала, бесстрастно продолжал заместитель директора. — Через несколько минут он начнется и в вашем служебном кабинете. Вы же сейчас отправитесь домой и пробудете под домашним арестом до тех пор, пока не ответите на заданные вам вопросы в письменной форме. Надеюсь, мне не надо напоминать вам пятую поправку к Конституции США? — не без ехидства закончил свою речь заместитель директора ФБР.

Майкл, конечно же, не был готов к такому повороту событий, но принял его, как и положено опытному службисту, не понаслышке знающему мощь государственной машины, подчиняясь с достоинством и не ропща…

XXIII. Широши опять резвится

Широши позвонил в Вену Ведерникову:

— Дорогой Славик, мне нужно, чтобы вы прилетели ко мне в Лондон, — как всегда, вежливо предложил Широши, — всего на денек.

— Как прикажете, босс.

— Посмотрите мою лондонскую резиденцию, поговорим о том о сем…

— Готов, как пионер, всегда!

— Вот и хорошо…

На следующий день Ведерников взял билет и сообщил Широши время прилета. Тот предупредил своего дворецкого:

— Том, завтра, примерно в два часа дня, приедет один русский. Английского он почти не знает. Приедет из аэропорта на такси. Помоги ему расплатиться, не пугай его и проводи сразу ко мне в библиотеку.

Широши принял Ведерникова в одном из самых любимых мест своей резиденции: библиотеке. Сидя перед камином, он задумчиво глядел на горящие в камине поленья. Но на этот раз он не был облачен в традиционный костюм шотландского горца — на нем был темно-синий атласный халат.

— Вы не голодны, Славик? — заботливо спросил он.

— Нет. Нас вполне прилично покормили в самолете.

— Может, хотите что-нибудь выпить с дороги? У меня есть превосходный виски, настоящий молт.

— Пожалуй, воздержусь. Отдам дань этому замечательному напитку вечером. Вы ведь меня позвали не только для того, чтобы показать ваш потрясающий дом и угостить виски, верно? — осторожно намекнул он.

— Вы правы, друг мой, — Широши радушно улыбнулся, — после нашего недолгого разговора я поручу вас заботам моего Тома, который проследит за тем, чтобы вы были сыты и пьяны. Со своей стороны, советую погулять по городу хотя бы пару часов. Вы ведь в Англии впервые?

— Именно так, босс.

— Вот и прекрасно, Славик. Всегда следует совмещать приятное с полезным. А теперь к делу. Вы еще не знаете, что наш с вами давний враг, Савелий Говорков, по прозвищу Бешеный, исчез из поля зрения.

— Правда? — с любопытством спросил Ведерников.

Он много слышал об этом Бешеном, но никогда с ним лично не встречался.

— Судя по всему, правда, — со всей серьезностью подтвердил Широши. — Поспешу предвосхитить ваш естественный вопрос: «Исчез и исчез! А мы-то здесь при чем?»

— А разве не так? — спросил Ведерников.

— Отвечаю: мы здесь ни при чем. Но некий Александр Позин, бывший советник Президента Ельцина, проявляет в поисках Бешеного излишнюю прыткость и вбил себе в голову, что его зачем-то якобы похитил я. С этой бредовой идеей он бродил сначала по Нью-Йорку, а теперь шастает по российской столице… Согласитесь, неприятно это… — Широши обиженно надул губы так, что стал похож на малыша, которого зря наказали суровые родители.

— Ну, убрать этого Позина теперь нам не составит большого труда, — подал голос Ведерников.

— Какой вы, Славик, все-таки кровожадный. Хлебом не корми, дай только кого-нибудь отправить на тот свет. Разрушитель вы мой ненаглядный, вы так похожи на Ельцина, недаром на славу потрудились в его администрации. А вам никогда не приходило в голову, что лучше не разрушать, а созидать, не убирать, а, наоборот, «создавать?

Ведерников пристыженно молчал.

— Так вот. Нам проще и приятнее создать лже-Бешеного, появление которого в Москве успокоит кипящие страсти. Определенную роль в этом созидательном процессе я отвожу вам. Надеюсь, вы выполнили мою последнюю просьбу и встретились с Куртом Хагером?

— У вас могут быть сомнения, босс?

— Ну и как вам понравился мой ученик Курт?

— Какой-то он психоватый. Во всяком случае мне так показалось, — нехотя признался Ведерников.

— Он не психоватый. Он — экзальтированный. Это часто бывает с одаренными людьми. Бедняга воображает себя новым воплощением Гитлера на земле. Если эту идею не оспаривать, он ведет себя почти нормально.

— Жаль, что вы мне этого раньше не сказали, — хмуро заметил Ведерников.

— Задача Курта сейчас подобрать голубоглазого блондина, среднего роста, лет тридцати пяти. Вот такого типа. — Широши протянул Ведерникову несколько фотографий Савелия. — Полного сходства не требуется: необходим аналогичный типаж. Главное условие — свободное, без тени акцента, владение русским языком.

— Это будет труднее всего.

— Подходящие ребята у Курта уже есть. Он готовил группу из двадцати человек уже года три для одной нашей с ним совместной акции. Но я все никак не даю ему разгуляться. В данном случае он будет только рад одолжить нам одного из своих людей.

— Какова моя роль?

— Вы передадите ему мое поручение и строго-настрого предупредите — любое оружие абсолютно исключено! Это мое условие особо подчеркните, а то они обожают из чего-нибудь пострелять, помахать ножичками или, на худой конец, что-нибудь взорвать. Отобранному для выполнения задания парню Курт пусть передаст этот конверт. Там моя подробная инструкция: как себя вести, что делать — вплоть до ответов на конкретные вопросы, которые могут быть заданы Бешеному. Вам все ясно, Славик?

48
{"b":"7246","o":1}