ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ловушка для тигра
Темные тайны
История пчел
Сломленный принц
Десант князя Рюрика
Поденка
Око за око
Одиночество в Сети
Дом напротив
A
A

Савелий ждал, что за этим последует, и после недолгой паузы Широши продолжил:

— У меня есть для вас в запасе существенно более интересное занятие, нежели изучение всех сложных перипетий моей родословной. Тем более что завтра рано утром я вынужден вновь покинуть вас.

В большой комнате дома, которая в непогоду служила им столовой, стоял видеодвойка с большим экраном, который показывал прислуге по вечерам индийские фильмы. Именно в эту комнату и пригласил Савелия Широши. Наверное, он вставил кассету заранее, поскольку, когда Савелий устроился перед экраном, на нем сразу появилась радостная мордашка Савушки, что-то увлеченно рассказывающего внимательно слушающей своего любимца Полли. К удивлению Савелия, он слышал только звуки улицы: машины, какие-то обрывки посторонних разговоров.

— Я могу послушать сына? — спросил он Широши.

— К сожалению, Савелий Кузьмич, со звуком дело обстоит туго, — ответил Широши, — снимать приходилось, как вы понимаете, скрытой камерой и со специальной оптикой, издалека… Так что, извините, как говорят в России: чем богаты, тем и рады…

— Жаль. — Савелий вновь уставился в экран и вскоре уже забыл и о Широши, и о том, где он находится.

Он замер от того порыва нежности, который ощутил к так далеко находящемуся от него сынишке. Ему страшно захотелось посадить его на колени, потискать, узнать, что он рассказывает Полли, но звуки голосочка, к сожалению, не долетали.

Словно ощущая внутреннее состояние Савелия, Широши сказал:

— Насколько мне известно, сын ваш весел и здоров. А супруга взяла себе новое имя — Джулия.

Это известие Савелия порадовало: он вспомнил, как однажды, в пылу особой нежности, называл ее Джульеттой.

В этот момент на кассете вместе с Савушкой появилась и его Розочка-Джульетта. Они оживленно о чем-то беседовали, а в руках у Джулии было несколько разноцветных пакетов. Судя по дате на пленке — 23. 12. 2000, они возвращались из похода по магазинам с рождественскими подарками.

Широши, как и обещал, на следующее утро отбыл в неизвестном направлении. Савелий, выкатившись из своей палатки, увидел удаляющийся вертолет.

С отъездом хозяина жизнь на острове вошла в свою обычную колею, лишь с тем небольшим отличием, что теперь Савелий нередко ездил в дом, чтобы посмотреть кассету с Савушкой, причем делал он это преимущественно по утрам в качестве своеобразной психологической зарядки и чтобы не мешать другим жителям острова по вечерам наслаждаться шедеврами индийского кинематографа.

Улыбающаяся, смышленая мордашка сына, его бойкие жесты и мимика придавали Бешеному силы, помогали ему пережить этот необычный период его жизни. Он обожал сына, гордился им и думал о его будущем. Почему-то оно всегда рисовалось ему светлым и радостным. А как же иначе? Ведь Бешеный своего сына никому в обиду не даст…

Широши вновь объявился на острове в конце января, о чем, на удивление Савелия, Раджив сообщил ему за целых два дня. На острове возникла если не паника, то серьезная суета. На рейде стал довольно большой сухогруз, и Говорков с любопытством наблюдал в бинокль, как команда Широ-ши перетаскивает с этого сухогруза какие-то тяжелые ящики на катера и доставляет их на берег. Вечером Савелий спросил Раджива:

— Что твои люди выгружали столь долго?

— Вещи, — односложно ответил тот, — вещи и еду. Послезавтра прилетает хозяин.

На этот раз Широши прибыл на двух вертолетах с Кионом и с еще одним смуглым молодым человеком, одетым по-европейски.

Широши представил его Савелию:

— Это Рам. Мой секретарь и верный помощник. Я было собирался взять на остров Фридриха, но потом вспомнил, что вы его терпеть не можете и его присутствие может вызвать у вас нежелательный стресс. Тогда я взял Рама. Он милый интеллигентный молодой человек, неплохо знает английский.

Рам действительно превосходно говорил по-английски, но пообщаться с ним Савелию почти не удавалось: он все время проводил с Широши, который развил необычайную активность.

Прилетевшие на втором вертолете европейской внешности люди, судя по наблюдениям Савелия, монтировали в доме какое-то оборудование под руководством неутомимого хозяина. В результате дом увенчала огромная тарелка спутниковой связи.

«Теперь и телевизор можно будет посмотреть, хоть новости о том, что происходит в мире, узнаю», — мечтательно подумал Савелий.

И как угадал: через два дня Широши вечером пригласил его на просмотр.

— Простите, что на такой долгий срок лишил вас телевизора, как его именует желтая пресса «окна в мир». Но ведь вы сами, когда воевали с Рассказовым, покрушили здесь всю систему связи, и восстанавливать ее раньше у меня просто не было необходимости, — весело улыбаясь, сказал Широши. — В отсутствие новостей я чувствую себя почти волшебником, способным делать вам некие сюрпризы. Однако начнем с главного.

Показ открылся кадрами Савушки и Полли. Бешеному показалось, что его сын за это время вырос и даже возмужал. Но эпизод с нянюшкой был недолгим. Потом камера взяла панораму Центрального парка и выхватила в ней Савушку, гулявшего с каким-то мужчиной азиатской внешности. Савушка явно был привязан к этому человеку — он держал его за руку и с серьезным видом о чем-то его спрашивал, а тот ему уважительно отвечал. Бешеный почувствовал острый укол ревности.

—А это еще кто такой? — невольно вырвалось у него.

— А это сэнсэй вашей супруги, Токугава Кадзу, выдающийся мастер самых изощренных восточных единоборств. Почему вы его не узнали? Разве вы с ним не знакомы? — с невинным видом поинтересовался Широши.

Бешеный не помнил, когда еще в жизни он попадал в такое идиотское положение. Признаться в том, что он ничего не слышал об этом сэнсэе? Но что у них тогда за отношения с женой, если она скрывает от него такие серьезные вещи? Соврать, что он просто сразу не узнал сэнсэя, невероятно глупо!

Пока Бешеный искал приемлемый ответ, Широши театрально воскликнул:

— О, коварство даже преданнейших из женщин! Неужели она так и не поведала вам о том, что уже на протяжении длительного времени учится у этого человека, основное занятие которого — подготовка тайных агентов ФБР?

— Вспоминаю, она мне о нем что-то говорила, но познакомиться с ним я не успел, — не очень убедительно пробормотал Савелий.

— Времени у него не нашлось, — насмешливо подхватил Широши, — у вас было бы его более чем достаточно, нашлось бы и на жену с сыном, и на сэнсэя, если бы вы не летали с таким упорством, на славный остров Маис.

— Это уж точно! — нехотя признался Савелий.

— Но, с другой стороны, пора вам научиться видеть даже в неблагоприятной ситуации какие-то положительные стороны. Если бы вы не полетели на Маис, вряд ли бы мы с вами могли так мило и безмятежно проводить время. — Широши лукаво взглянул на собеседника.

Савелий был взбешен. Ларчик открывался просто: человек, обучающий спецагентов ФБР, — вот откуда ноги растут.

«Тут не обошлось без Майкла Джеймса, — сразу понял Савелий. — Тоже хорош гусь, а еще друг. называется. И Джулия, и он, Майкл, все это провернули у него за спиной. Теперь понятно, откуда Джулия нахваталась приемов, которые демонстрировала, когда они попали в логово украинских бандитов… « Бешеный был возмущен до глубины души поведением самых близких ему людей. Подобная скрытность была сродни предательству. Однако неугомонный Широши не дал ему спокойно осмыслить полученную информацию и поставил другую кассету.

На экране появился хорошо знакомый Савелию терминал нью-йоркского аэропорта имени Кеннеди, на который прибывали самолеты из России. Камера упорно снимала крепкую широкую мужскую спину. Вот ее обладатель подошел к кабинам паспортного контроля, но лица его все еще не было видно. У пограничников возникли какие-то вопросы, а еще через несколько мгновений обладателя уже изрядно надоевшей Бешеному спины в сопровождении неизвестно откуда взявшихся нескольких крепких парней, которых наметанный глаз Савелия без труда определил как агентов ФБР, куда-то повели, и только тут он обернулся, и снимающий смог поймать в кадр его лицо.

55
{"b":"7246","o":1}