ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А если начнут докапываться, что за свидетель и что за клиент? — Ростовский все еще сомневался в продуктивности пути, предложенного Константином.

— Это уже конфиденциальные сведения, которые я могу сообщить только по решению суда! — с торжественной иронией заявил Рокотов. — Да не сомневайся ты, Андрюша, все будет хоккей, как говорит наш общий друг Бешеный! Рассказывай точно, где назначена «стрелка»…

Уже приближаясь к карьеру, Константин, несмотря на уверенность в своих силах и правоте, на всякий случай связался с Джулией с помощью хитрых» часов.

— Привет, сестренка, как выспалась? Чем запишешься? — как можно бодрее спросил он.

— Костик, кончай финтить! — резко оборвала его Джулия. — Не думаю, что ты вышел на связь лишь за тем, чтобы справиться о том, как мне спалось.

— Сразу видно жену Бешеного: вмиг раскалывает любую фальшь. Короче, помнишь, я рассказывал тебе о стариках, у которых подонки отобрали квартиру?

— Отлично помню! Дальше!

— Ростовский забил им «стрелку», но я уверен, что вместо них на встречу явятся менты…

— И ты решил сам все проверить? — догадалась она. — Понятно. Что от меня требуется?

— Открыть ушки пошире и слушать. Если что, звонить отцу, телефон знаешь.

— Что означает твое «если что»?

— По ходу сама разберешься.

— А может быть, лучше сразу сообщить отцу?

— Ни в коем случае, сорвешь всю игру Ростовскому!

— Риск велик?

— Не думаю… Начинай слушать через полчаса, — сказал Константин и отключил связь…

Еще подъезжая к карьеру, Константин сразу обратил внимание, что тут недавно проехало несколько машин. Судя по ширине колеи в снегу, были среди них то ли грузовики, то ли автобусы. Населенных пунктов поблизости не имелось, равно как достопримечательностей для туристов, и потому на снегу, выпавшем недавно, следы шин читались вполне четко.

Вскоре Константин заметил, что одна колея от машин свернула с проселочной дороги влево, а другая — пошла вправо. Темнеть еще только начинало, и пока местность вокруг просматривалась на сотни метров.

Метров за пятьдесят до карьера Константин остановил свою «семерку», вышел из машины и направился ближе к тому месту, где и была назначена «стрелка». Туда он подошел без десяти минут пять и огляделся вокруг: никого. Неужели он ошибся и никаких ментов здесь нет? Тогда куда же делись те машины, которые разошлись в разные стороны за сто метров до того, как он повернул к карьеру? Нет, мои дорогие, где-то вы скромно сидите и наблюдаете за мной. Что ж, давайте поиграем в игру: «ты меня видишь — я тебя нет».

Минут пятнадцать вышагивал Константин по чуть заметной тропинке взад-вперед, изредка поглядывая в сторону дороги, делая вид, что ожидает кого-то, и вдруг метрах в десяти за небольшим голым кустиком заметил, как шевельнулся снежный сугроб. Искоса приглядевшись к нему, Константин увидел блеснувший в лучах уходящего солнца зайчик какой-то оптики.

«Здесь вы мои дорогие, здесь!» — Он так обрадовался, словно выиграл в лотерею.

Константин так увлекся созерцанием этого сугроба и своими мыслями, что не углядел, как сзади него возник какой-то силуэт и направился к нему. Константин услышал шаги только, когда заскрипел снег метрах в пяти. Незаметно включив для Джулии часы, показывавшие пятнадцать минут шестого, Константин повернулся и увидел перед собой высокую фигуру мужика в зимней камуфляжной форме и с маской на лице. На его груди висел десантный АКСУ.

— Капитан Козлов, — представился тот, — прошу предъявить ваши документы.

Константин прекрасно знал, что сотрудник органов, в одиночку находящийся черт знает где, например здесь, чуть ли не в чистом поле, не может проверять у неизвестного лица документы по правилам безопасности: два-три человека, не меньше. Мало ли что может случиться? А потому — один проверяет, двое-трое прикрывают.

И Рокотов не ошибся: тут же выскочили из ближайших сугробов трое таких же «камуфляжен» в масках и тоже с автоматами.

— Я понял, что вы требуете от меня документы. Но, во-первых, я не знаю, кто вы? Вы же не предъявили документов. Во-вторых, если вы действительно капитан Козлов, то я не понимаю, на каком основании вы требуете у меня документы: разве я что-нибудь нарушил?

— Товарищ капитан, может, врезать этому законнику по шее, — предложил один из автоматчиков.

— Тебе, сержант Горелин, только бы врезать! А гражданин, по существу, прав. На мне разве написано, что я капитан? Вот мое удостоверение. — Капитан Козлов полез за пазуху и внезапно саданул Константина ногой в живот: скорее всего так, для профилактики.

Рокотов-младший, не ожидавший такой подлости, еле успел напрячь мышцы, и удар оказался не столь болезненным, но на всякий случай Костя ойкнул и согнулся пополам.

— Все, теперь я понял, вы — капитан! — Константин, находясь в согнутом положении, поднял руки над головой, но в его голосе явно слышалась ирония.

— Ты у меня сейчас дошутишься! — пригрозил капитан, чутко уловивший издевательские нотки в словах незнакомца.

— Какие могут быть шутки, товарищ капитан? — На этот раз голос Константина был совершенно серьезным. — Могу я достать свои документы?

— Валяй! Только очень медленно, — кивнул капитан.

Предвидя подобный ход событий, Константин заранее сунул удостоверение в нагрудный карман куртки и молнию застегивать не стал.

— Рокотов Константин Михайлович, директор частного детективного агентства «Барс». — Капитан внимательно рассмотрел печать, потом фотографию, взглянул на Константина. — Похож! И что же вы делаете в этом заброшенном месте, гражданин Рокотов?

— Приехал на встречу с очень важным свидетелем по делу, которым сейчас занимаюсь! — спокойно и убедительно ответил Константин.

— Со свидетелем? — усмехнулся капитан. — Мы тут давно и никого, кроме тебя, не видели. А может, ты все выдумываешь?

— Похоже, что увидев вас, он и дал деру. Как мне теперь его уговорить встретиться, ума не приложу, — не обращая внимания на последнюю фразу, озабоченно сказал Константин…

— А каким делом ты сейчас занимаешься? — проявил естественный интерес капитан.

— Похищением ребенка!

— Случаем, имя похищенного мальчика не Никита?

— Именно так! Сухоруков Никита Валентинович! — спокойно подтвердил Константин, внутренне радуясь тому, что так внимательно изучил последние новости в Интернете.

— Прошу прощения за недоразумение! — изменил тон капитан, отдал ему честь и тут же вернул удостоверение. — Надеюсь, вы не держите на меня зла: мы тут бандюг одних ловим, вот вы и подвернулись под горячую руку.

— Ничего, капитан, бывает, — понимающе сказал Константин. — Могу я задать один вопрос?

— Конечно, Константин, спрашивайте! — Капитан был сама любезность.

— С какой стати вы решили искать в этой глуши бандитов?

— И на старуху бывает проруха, — развел тот руками, — такую информацию получили… — Капитан недовольно сплюнул.

— Может, я их спугнул, как вы моего свидетеля?

— Да нет, вряд ли… — Капитан повернулся и вытащил уоки-токи. — Отбой, ребята! Всем по машинам! — Потом повернулся к Константину. — Бывай, Костя, желаю тебе поскорей найти этого пацана!

— Спасибо!

Уходя, Константин услышал, как парень, которого капитан называл сержантом, спросил:

— А что это вы, товарищ капитан, с ним так вежливо разговаривали?

— Телевизор нужно смотреть, сержант. Пацан, которого похитили, сын Сухорукова — депутата Госдумы из ЛДПР. Понял? Или тебе хочется с Жириновским лишний раз общнуться и стать из сержантов рядовым?

— Не дай бог!.. — ответил сержант.

Рокотов уже был на приличном расстоянии от карьера, когда набрал номер мобильника Ростовского, и через сорок минут они встретились в офисе Рокотова. Вместе с Ростовским приехал и Ушба. От предложения выпить они отказались и попросили Константина рассказать о результатах проверки. Когда он закончил, Ростовский встал с дивана и принялся возбужденно ходить по комнате.

— Вот козлы позорные! Ментам нас сдать хотели!

59
{"b":"7246","o":1}