ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я слишком уважаю вас, Савелий Кузьмич, чтобы вам лгать, особенно когда дальнейшее развитие событий может привести к тому, что опасность будет угрожать вашей жене Джулии и молодому Рокотову.

— Но ваша правда что мне, что им как мертвому припарки! — зло выкрикнул Савелий.

— Я считал бы себя законченным подлецом, если бы лишил вас возможности в той или иной форме вмешаться в происходящее в Москве и защитить ваших друзей и родных. Пока вы испытывали ненависть ко мне, я думал, как привести вас в надлежащее физическое состояние для поездки в Москву.

— И что вы придумали? Поставьте меня наконец на ноги! — почти приказным тоном сказал ему Савелий.

— Ноги пусть вас не беспокоят, это вопрос трех-четырех часов. Меня волнует другое — вы ведь почти три месяца не тренировались.

Савелий внутренне не мог с ним не согласиться, но вслух сказал:

— Неужели вы думаете, что это меня остановит, когда речь идет о жизни моих близких?

— Я так не думаю, — серьезно ответил Широши. — Есть одно целебное средство, которое вернет вам былую силу и сноровку, но эксперименты с ним далеко еще не закончены, и принимающий его идет на известный риск. Я, правда, сам рискую. А вы готовы?

— Конечно, готов! — не задумываясь, ответил Савелий.

— Тогда завтра ранним утром прибудет специальная медицинская бригада, у вас возьмут все необходимые анализы, и, если не обнаружится никаких противопоказаний, вам под легким наркозом введут придающее необыкновенную бодрость и силу средство.

— А когда я смогу вылететь в Москву?

— Если все пройдет нормально, то завтра к вечеру вы будете в состоянии не только лететь, но и крушить своих врагов, — улыбнулся Широши. — Мне еще многое надо вам рассказать, но не сейчас. Мы это отложим до вашего возвращения из Москвы.

Услышав последние слова Широши, Савелий подумал:

«Неужели Широши, при всей своей хитрости, настолько наивен, что надеется на мое возвращение на этот остров?»

Словно прочитав его мысли, Широши мягко сказал:

— Но даже если вы не вернетесь, мы все равно с вами скоро обязательно встретимся…

Всеми мыслями Савелий был уже с Ростовским и потому на эту фразу не обратил особого внимания. Он понял главное, что Широши ему не враг и сделает все от него зависящее, чтобы он как можно скорее вернулся в Москву…

XXIX. Конец Аркана

Дато-Ушба созвонился с Муртазом, работавшим в «Лесбанке» начальником финансового отдела, не просто так, а серьезно подготовившись к разговору и даже посоветовавшись со знакомым юристом. Дело в том, что он вспомнил, как Отарик на днях поделился с ним неприятной вестью о наезде на его племянника Муртаза некой незнакомой бригады, стремящейся подмять под себя его банк, который сейчас очень хорошо пошел в гору. Что делать, Отарик не знает, так как большая часть его людей убита, а остальные парятся за решеткой.

В тот вечер Ушба не придал особого значения словам Отарика: тот был слишком пьян и клялся, что вызовет всех своих близких с Кавказа, чтобы отстоять любимого племянника от этого наезда. Однако, когда Ушба развязал все узелочки, ему пришел в голову естественный вопрос: «А не стоит ли за наездом на племянника Отарика этот грязный подонок Аркан?»

Ведь наехать на племянника Отарика мог разве только сумасшедший. Да, сейчас Отарик, коронованный жулик по прозвищу Седой (свое прозвище Отарик получил едва ли не в подростковом возрасте: его голова стала полностью седой в пятнадцать лет), переживает не лучшие дни, но у него столько связей в воровском мире, что стоит ему кинуть клич, и к нему со всех концов страны съедется достаточно боевиков, чтобы укоротить любую банду. И коль скоро такой наезд все-таки состоялся, то этим безрассудным наглецом наверняка является Аркан. Только он, прикрытый ментовской крышей, мог решиться на такую дерзость.

Этот вывод показался Ушбе настолько логичным, что он тут же позвонил Муртазу, с которым Отарик-Седой познакомил его еще пару лет назад, когда тот работал в банке рядовым экономистом. Видно, головастым оказался работником, если за два года сумел дорасти до начальника финансового отдела и первого заместителя председателя совета банка.

Поприветствовав Муртаза по-грузински: как дела, как здоровье, здоровье твоих родителей, детей и родственников и ответив на аналогичные вопросы собеседника, Ушба не стал ходить вокруг да около, а спросил прямо:

— Слышал, что на твой банк наехали «нехорошие люди»?

— Батоно Отарик рассказал?

— Он, — ответил Ушба. — Это правда?

— Истинная правда, дорогой Дато, — вздохнул Муртаз.

— Кто именно качал от них и с кем ты базар тер?

— Их было трое. Главный назвался Аркадием Валерьевичем Филипповым, а потом с усмешкой добавил: зовите, мол, Арканом, вел себя нагло и очень уверенно. Говорил, что за ним стоят такие силы, что мы наверняка пожалеем, если не согласимся на их условия. И намекал, чтобы никто не мог помешать договориться, встреча должна состояться где-нибудь под Москвой. Их было трое и нас трое: председатель совета банка, я и коммерческий директор.

— Что вы им ответили?

— Я хотел их послать куда подальше, но Георгий Автандилович, мой шеф, не дал мне поставить этого наглеца на место и обещал подумать.

— Сколько времени взял твой шеф на раздумье?

— Две недели.

— Прошло сколько?

— Десять дней…

— Хорошо! — остался доволен ответом Ушба. — Этот Аркан оставил контактный телефон?

— Да, мобильный.

— Очень хорошо… — задумчиво повторил Ушба. — Вот что, дорогой Муртаз, сейчас ты наберешь номер этой гиены и скажешь, что звонишь по поручению своего шефа и тебе поручено только одно: точно передать его слова…

— Но я не могу этого сделать! — встревоженно возразил Муртаз. — Если Георгий Автандилович узнает, что я действовал за его спиной, он меня просто выгонит из банка!

— Послушай меня, Муртаз. Внимательно послушай. Ты хорошо знаешь меня, а твой дядя, Отарик-Седой, дружил с моим отцом и наверняка рассказывал тебе о нем, не так ли? — В голосе Ушбы послышался металл.

— Конечно, все это я знаю, дорогой Дато, но…

— Раз знаешь, то должен поверить мне, что я хочу тебе только добра. Знай, что если ты сделаешь так, как я тебе говорю, ты станешь вторым человеком в своем банке, или я не Ушба!

— Хорошо, батоно Дато, я сделаю то, о чем ты говоришь.

— Запиши, чтобы ничего не напутать…

— Пишу, дорогой Дато…

— Мой шеф попросил зачитать вам следующее послание… — начал диктовать Ушба, — пишешь?

— Пишу, батоно Дато!

— Всесторонне обдумав ваши предложения и посоветовавшись со своими доверенными лицами, я, как председатель совета банка, считаю, что ваше предложение стоит того, чтобы его рассмотреть положительно. Но для этого необходимо встретиться на нейтральной территории, чтобы обсудить все конкретные деловые вопросы и подписать документы о нашем партнерстве.

Встречу предлагаю провести только в присутствии главных лиц: со стороны банка — я, как председатель совета банка, коммерческий директор и начальник финансового отдела, то есть все те, с кем вы уже встречались в первый раз. А с вашей стороны должны быть вы, Аркадий Валерьевич, как глава вашей компании, ваш коммерческий директор и ваш юрист, который проверит юридическую сторону договора. Кроме этого, предлагаю пригласить независимого нотариуса, который скрепит наш договор.

Мне кажется, что при вашем положительном ответе двух дней будет вполне достаточно для подготовки соответствующего договора, который, можете быть уверены, уже будет подписан для вашего удовольствия.

Место встречи мы выбрали, исходя из нескольких условий: во-первых, учитывая ваше пожелание — отдаленность от населенных пунктов и невозможность незаметно подобраться к месту встречи представителям правоохранительных органов, что, как мне кажется, для вашей фирмы более важно, чем для нашей.

Это место находится по Ярославскому шоссе, за Мытищами. И расположено точно на тридцатом километре. Там стоит заброшенный уже несколько лет кирпичный завод. Посередине главного цеха мы и предлагаем вам встретиться через два дня, то есть в субботу, ровно в шестнадцать часов.

62
{"b":"7246","o":1}