ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, что, Георгий Автандилович, доставайте ваш договор: будем подписывать. Мой юрист со мной! — кивнул он на Сему-Кару.

Но ни один из банковских даже не повернул головы в его сторону.

— Вы что, не слышите? Где документы? — начал раздражаться Аркан.

И снова никакой реакции, никакого движения.

— Что за черт? — вспылил Аркан и в тот же момент понял, что перед ним стоят великолепно изготовленные манекены. — Шутить со мной вздумали? — выкрикнул он. — До первого апреля еще далеко! — Он никак не мог поверить, что дело принимает серьезный оборот. — Где вы? Где документы? Пошутили и будет! — вращая головой вокруг, Аркан даже тон изменил на ласково-доброжелательный, с трудом скрывая копившуюся злость.

— Как где? Документы у нотариуса! Забыли, что ли? — неожиданно прозвучал откуда-то сверху насмешливый голос.

Услышав этот голос, Аркан, его приятели, боевики Мамеда, стоящие вокруг манекенов, были настолько ошарашены, что главарь даже испуганно вскинул голову вверх, и за ним машинально задрали головы остальные. Они настолько были увлечены этой своеобразной игрой, что не обратили внимания на появившуюся в дверях молодую женщину.

Это была Джулия, которая, подслушала по «хитрым» часам часть разговора Константина с Ростовским и поняла, что Константин обязательно кинется на помощь Андрею. Села в припаркованную у подъезда машину Савелия и помчалась к шестнадцати часам в сторону заброшенного завода. Не зная точно дороги, она чуть запоздала и, оставив машину у ворот завода, осторожно заглянула в щель забора и увидела стоящих вокруг здания завода боевиков. Тут Джулия немного замешкалась, раздумывая, как незаметно попасть внутрь цеха, где, она была уверена, находился Константин. В конце концов она решила просто использовать фактор внезапности и женскую непосредственность.

Не имея никаких распоряжений по поводу еще одного участника переговоров, боевики Аркана удивленно взглянули на молодую женщину, не зная, как с ней поступить. Один из них, тот, что помоложе, предложил:

— Может, притормозить ее?

— А если она из банка и нужна Аркану? — неуверенно сказал старший. — Сунешься, а потом расхлебывай кашу… Пусть идет, Аркан сам с ней разберется!

Скользнув дерзким взглядом по лицам боевиков, Джулия с уверенным видом вошла в дверь цеха, но там ей дорогу преградил тот, что был оставлен у входа Мамедом.

— Тебя еще куда черт несет? — угрюмо спросил он.

В эту секунду до обостренного долгими тренировками слуха Джулии донесся голос Савелия и имя предводителя бандитов, а потому она зло бросила:

— У Аркана спроси!

Боевик хотел что-то возразить, но Джулия смело и нагло оттолкнула его, бросив:

— Да пошел ты!

Тот пожал плечами, но спорить не стал, посторонился, пропуская ее внутрь.

Не мешкая Джулия устремилась в ту сторону, откуда ей послышался голос любимого мужа. До людей, стоящих группой в центре цеха, оставалось не более десяти метров, как вдруг сверху, откуда-то из-под потолка, по тонкому тросу быстро заскользил вниз мужчина, в котором Джулия сразу узнала Савелия.

Краем глаза она увидела, как сначала один автоматчик, из стоящих поодаль, потом второй направили стволы своих автоматов в сторону спускающегося Савелия. Джулия хотела крикнуть и предупредить его об опасности, но Бешеный уже сам заметил направленные в его сторону стволы и мигом дважды выстрелил из своего любимого «Стеч-кина». Оба автоматчика замертво свалились, а остальные сами бросились на землю, пытаясь найти хоть какое-нибудь укрытие.

Эти выстрелы оказались своеобразным сигналом для замаскировавшихся людей Ростовского и Ушбы: за стенами цеха началось настоящее сражение. Бесперебойно застрочили автоматы, взрывались гранаты, слышались одиночные выстрелы. И где-то вблизи тяжело ухал подарок Митрича…

И крики! Со всех сторон раздавались крики ужаса, боли и грязный мат.

При первых же двух выстрелах Бешеного Аркан всей своей трусливой шкурой ощутил такой страх, какого не испытывал даже в самые тяжелые времена в зоне. Этот страх еще больше усилился, когда снаружи здания раздались выстрелы и взрывы. На несколько мгновений Аркана просто парализовало и он не мог ни двинуться с места, ни слова сказать.

У него еще оставалась надежда на тех боевиков Мамеда, что окружали его внутри цеха. Как-никак, а их еще семеро да он с приятелями, итого — десять и все вооружены до зубов: это ли не сила! Аркан даже взбодрился, взял себя в руки и успел выстрелить пару раз куда ни попадя, лишь бы почувствовать, что он может действовать.

Но в этот момент в нескольких местах земляного пола резко вздыбились толстые ржавые железные листы, которыми прикрывались траншеи электро— и теплокоммуникаций цеха. Из-под этих листов встали во весь рост те, кто укрылся там до поры до времени: Ушба, его вечный телохранитель Мамука, Ник, Саша Питерский, Константин Рокотов, Андрей Пятигорский. Последним выскочил из-под железных листов Ростовский. Он замешкался, потому что узнал в летевшем сверху на тросе Бешеного.

«Братишка? Как? Откуда ты здесь?» — промелькнуло в сознании Ростовского; мгновения этих размышлений едва не стоили ему жизни — одна из автоматных пуль, выпущенных беспорядочно стрелявшими боевиками, ужалила его в левое плечо.

Ростовский моментально ответил двумя выстрелами, и тот, кто его ранил, замертво повалился на спину.

К тому времени Бешеный уже спустился на землю и отцепился от троса. На этот раз он сам едва не получил пулю, отвлекшись на бегущую от входа Джулию.

«Господи! Только тебя еще тут не хватало!» — промелькнуло в голове Бешеного, но в следующий момент ему пришлось отвлечься на угрозу с другой стороны: он сделал два выстрела — и два боевика Мамеда отправились в ад.

В этот момент Бешеный заметил, как в сторону Ушбы, одежда которого намокла от кровоточащего послеоперационного шва, направил автомат один из приятелей Аркана. Разворачиваться и стрелять из «Стечкина» было не с руки, и Бешеный, мигом выхватив левой рукой из-за спины десантный нож, взмахнул им, и в следующее мгновение холодная сталь вонзилась в горло Лехи-Хохла, который, отбросив автомат, обхватил шею обеими руками, ткнулся в земляной пол лицом и замер.

Беспощадно строчащего из автомата Мамеда достал из своего «узи» Ушба: очередь снесла Мамеду часть головы, залив все вокруг его кровью и глупыми мозгами. Ростовский увидел, как очередь Семы-Кары угодила в живот Ушбе и того откинуло на землю.

— Ах ты сука! — взревел Ростовский и сделал несколько выстрелов в того, кто посмел попасть в Ушбу.

Ростовский видел, что две пули попали в грудь громиле, но тот продолжал стоять на ногах. Однако Ростовскому было уже не до него: еще двое боевиков противника пытались достать его, и он открыл по ним прицельный огонь, заставив замереть обоих. Не обращая внимания на сочащуюся из плеча кровь, он стрелял и стрелял из своего «Стечкина».

Сему-Кару добил Рокотов-младший, всадив в него почти всю обойму, после чего, прикрывшись листом железа, продолжал стрелять в боевиков. На него тут же перевел огонь последний из оставшихся боевиков Мамеда, пытаясь достать его длинными очередями, и одна пуля ужалила Рокотова в руку, к счастью в левую. Константин, понимая, что находится не под самым удобным прикрытием, замысловато выпрыгнул из-за него и в полете выпустил из своего «Макарова» последние три пули. К его удивлению, автомат боевика захлебнулся: одна из пуль Константина вошла ему между глаз…

Трудно сказать, как в этой страшной кровавой бойне Джулию миновали все пули и как она оказалась вблизи Аркана. Но тот не упустил своего шанса и как зверь бросился на девушку. Левой рукой обхватил ее горло, а правой стал водить керамическим пистолетом из стороны в сторону.

— Не стрелять! Бросить оружие или я ей башку снесу! — заорал Аркан.

— Не стрелять! — выкрикнул Бешеный, медленно опуская свой «Стечкин» на землю.

— Не стрелять! — поддержал его Ростовский и тоже отбросил пистолет в сторону.

И тут произошло неожиданное: Джулия сделала какое-то почти неуловимое движение рукой, и Аркан, разжав ее горло, медленно опустился на колени и неподвижно замер с вытянутой вперед рукой, в которой был зажат пистолет.

65
{"b":"7246","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вверх по спирали
Единственный и неповторимый
Материнская любовь
Я дельфин
Колыбельная для смерти
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Ореховый Будда
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка