ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, дотошный читатель может спросить: но как же легализовать похищенного ребенка? Как получить на него документы, чтобы доказать перед органами власти, что этот ребенок твой?

Оказалось, что преступники, занимающиеся похищением детей, то есть торговцы живым товаром, отыскали выход и здесь. Дело в том, что в Узбекистане оформление детей до достижении ими полутора лет настолько упрощено, что почти любая женщина, предъявившая ребенка старейшине того или иного селения, тут же получает соответствующий документ о прибавлении семейства…

Если вначале Константин едва ли верил в возможность успеха собственного расследования, то постепенно, получая ответы Лолиты на заданные вопросы, он все больше и больше воодушевлялся и приходил к оптимистическому выводу, что дело не такое уж и безнадежное.

Во-первых, нужно обязательно пообщаться с санитаркой, которая позвала Лолиту в кабинет врача. Конечно, Константин подозревал, что это вряд ли к чему-либо приведет, но санитарка оставалась пока единственным шансом, который грех было упустить.

Во-вторых, нужно связаться со знакомыми автоинспекторами и попросить их прошерстить базу данных ГИБДД на предмет поисков серебристого «БМВ» девяносто седьмого — девяносто девятого года выпуска. Конечно, для конкретных поисков сведений маловато… Константин глубоко вздохнул и сладко потянулся, с удовольствием слушая хруст суставов.

— А, черт бы меня побрал! — неожиданно воскликнул он и с досадой стукнул себя ладонью по лбу. — Это же так очевидно, Ватсон!

Включив телефон, он набрал номер Лолиты — трубку тут же взяли.

— Говорите, вас слушают, — прозвучал взволнованный голос Лолиты.

— Лолита, это Константин Рокотов.

— Да, я узнала. — Женщина перевела дух. — Слушаю вас.

— Извините, пожалуйста, что беспокою, но у меня появился еще один вопрос.

— Спрашивайте.

— Вы мне уже говорили, что не запоминаете цифры, но, может быть, вы запомнили ощущение… — Константин специально настраивал ее на нужную волну.

— О чем вы?

— Я о той серебристой «БМВ».

— Извините, но я действительно не помню ни одной цифры! — тут же подхватила Лолита.

— Я не об этом… Попробуйте вспомнить свое ощущение при виде этой машины.

— Не понимаю…

— Как вы думаете, она из Москвы или из Подмосковья, а может быть, и совсем из другого региона?

— Эта «БМВ» из Подмосковья, — уверенно ответила женщина.

— Откуда такая уверенность? — на всякий случай спросил Константин, уже предвидя ее ответ.

— Откуда? Так у нее же был номер Подмосковья.

— Какой номер?

— Пятьдесят.

— Вы же говорите, что не запоминаете цифры.

— Так это и не цифры совсем, а код региона! — Женщина довольно усмехнулась. — Цифры — это цифры, а код — это код! :

— Вы просто умница! — воскликнул Рокотов-младший.

— Это поможет? — с надеждой спросила Лолита.

— Во всяком случае, то, что вы вспомнили, достаточно важная деталь для дальнейшего расследования.

Константин попрощался и положил трубку. Как же все-таки важно дать точную формулировку вопроса! Круг поисков серебристой машины существенно сужался. Хотя вполне возможно, что он радуется напрасно: эта машина может не иметь никакого отношения к похищению, и все-таки…

Константину вспомнился пассажир этой злосчастной машины. Лысый, да еще со шрамом… Со шрамом на щеке… Откуда у него такое впечатление, что он совсем недавно сталкивался с похожим человеком? Может быть, еще раз взглянуть в свои записи? Константин встал с кушетки, вышел в прихожую и открыл свой дипломат. В глаза бросился полиэтиленовый пакет с ножом.

— Господи, это же так просто, Ватсон! — радостно воскликнул он, сразу вспомнив историю с пьяной компанией у Милены: там-то и был не только парень со шрамом на щеке, но и лысый.

Теперь понятно, почему мозг так остро среагировал на эти приметы. Придется задвинуть это воспоминание в самый дальний угол памяти: оно ничем не поможет в этом расследовании. Что ж, нужно воспользоваться тем, что имеется в наличии. Зарядить знакомых инспекторов на предмет поисков серебристой «БМВ» и навестить пожилую санитарку. А по пути заскочить к старому приятелю отца и попросить поработать с отпечатками на ноже: вдруг его хозяин числится в их картотеке?

Владимир Александрович Клюев, заместитель начальника отдела уголовного розыска Московского управления внутренних дел, в свое время оканчивал вместе с Рокотовым-старшим Академию МВД. Как однажды случайно подслушал Константин, Клюев в одно время с отцом долго ухаживал за его матерью, пока она наконец не выбрала Михаила. Именно с тех пор они и дружат. Нет-нет да и напомнит Владимир Александрович его родителям то ли с усмешкой, то ли с завистью, что именно он познакомил их.

Константину всегда нравилось, когда отец и Клюев встречались. Ему было интересно слушать их воспоминания, наблюдать за тем, как они все время подначивают друг друга, позволяя шутить над собой только им самим. И как стеной встают на защиту друг друга, стоит чужому «наехать» на кого-то из них.

Набирая служебный номер Клюева, Константин был уверен, что тот сам не снимает трубку, а потому вежливо попросил:

— Можно соединить меня с подполковником Клюевым?

— Устаревшие сведения, приятель! — раздался такой знакомый бархатный баритон. -г Давно не звонил своему дядьке, — именно так он всегда в разговоре с Константином называл себя в третьем лице: «Тебе дядька привет передает! Дядька подарок привез!..» «

— Извини, дядька Володя, дел много было, — виновато проговорил Константин. — Но почему устаревшие? — спросил он и тут же сообразил: — Неужели полковника дали?

— Дали!

— Наконец-то! Дядька Володя, от всей души поздравляю! А почему праздник зажали?

— Так сам говоришь, что перегружен, — подколол Владимир Александрович.

— Ну, ради такого торжества я бы все дела побоку!

— Ладно, отпразднуем еще… Какая помощь нужна? Говори.

— Разве от вас что скроешь? — польстил Рокотов-младший и рассказал о вчерашнем инциденте в салоне.

— Ты же знаешь порядок оформления вещественных улик.

— Знаю, потому и звоню вам, — виновато ответил Константин.

— Ладно, чего не сделаешь для любимого племянника: вези, пропуск закажу. Хотя нет, чтобы не терять зря время, запиши-ка телефон. — Он продиктовал номер. — Капитан Зайков. Зовут Никитой. Очень толковый и исполнительный эксперт. Я его предупрежу. Кстати, тоже бывший афганец. Что еще?

— Со второй проблемой справлюсь сам.

— Уверен, что справишься, — без иронии согласился полковник. — А как со скоростью? — намекнул он, и это почему-то задело самолюбие Константина.

— И скорость обеспечат! — с вызовом бросил он.

— Ты не обижайся, господин частный детектив! Я же искренне предложил помощь, — успокаивающе проговорил он.

— Что, отец уже проговорился? — недовольно спросил Константин.

— Ты о своем частном агентстве? Нет, дружочек, не угадал, не отец. Ты однажды в нашей сводке засветился. — В его голосе не было иронии, и Константин понял, что тот не шутит.

— По поводу? — спросил он.

— По поводу твоей аварии. Я хотел тогда своих подключить, но отец сказал, что этим уже занимаются его службы. Как все закончилось?

— Все получили по заслугам.

— А машина? Удалось восстановить?

— Мне ее заменили на «Форд-Скорпио»… — не удержавшись, похвастался Константин.

— Нормальная замена. Так можно разбивать машину хоть каждый год, — усмехнулся полковник. — Я еще буду минут сорок в кабинете, а потом уеду: успеешь — заходи, нет — звони…

На проходной его ждал пропуск, в котором было сказано, в какой кабинет и к кому он должен явиться. Никита Зайков оказался моложавым парнем лет тридцати пяти. Среднего роста, средних внешних данных, и если бы пришлось описывать его особые приметы или составлять фоторобот, то зацепиться было бы не за что. Встретившись с ним, Константин подумал, что именно с такими данными хорошо быть разведчиком. Единственное, что выделяло его среди других работников, это открытый взгляд и добрая улыбка, обнажающая полный рот белоснежных зубов. Перехватив восторженный взгляд Константина, Никита заметил:

17
{"b":"7248","o":1}