ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хотелось бы… — начал Константин, но капитан не дал ему договорить.

— Я нашел его фото, правда, очень давнее. — Он положил небольшую фотографию перед ним.

С нее смотрел парень, всмотревшись в которого Константин, хотя и с трудом

— тот был еще без шрама, : — опознал владельца ножа, укрощенного Костей в салоне.

— Это он? — спросил эксперт.

— Он. Его можно как-нибудь притянуть по этому делу?

— Можно-то можно, но… — капитан помолчал, — вряд ли что путное получится. Вот если бы его схватили во время инцидента… да и тогда он отделался бы сутками: он же всегда может сказать, что нож просто вывалился из его кармана. А кроме того, судя по твоим же словам, ему тоже здорово досталось, не так ли?

— Да, нисколько не удивлюсь, если он сейчас в гипсе лежит, — усмехнулся Константин.

— Вот видишь…

— Ладно, Никита, спасибо за оперативность!

Еще раз прошу извинить, что пришлось разыскивать меня.

— Ладно, чего там… — отмахнулся капитан.

— Позволишь мне на всякий случай его адрес записать?

— Без проблем: пиши. Только это — адрес прописки: живет ли он там — большой вопрос.

— Понял. Удачи тебе в твоей столь кропотливой, но очень важной работе!

— Спасибо, обращайся, если что…

Рокотов-младший ехал по улицам Москвы в полном раздрае: вопрос о похищении зашел в тупик, и эту криминальную компанию никак не прижучить. Черт бы побрал российский Уголовный кодекс! Обращайтесь, дорогие товарищи, но только в том случае, если вас порежут или убьют, тогда и будем заниматься. Но, подумав без лишних эмоций, понял: ни в какой тупик он не попал. Более того, круг поисков не просто сузился, а вообще один вариант остался: одна злополучная «БМВ» со знаковой отметиной на стекле — паутиной, в которую владелец и должен попасть, как муха. Да и во втором случае виноват не российский Уголовный кодекс, а он сам, впрочем, как и тот охранник. Нет, чтобы захватить хотя бы одного и вызвать милицию, они устроили рукопашную. Так что как ни крути, а голову вешать рановато…

Бедняга капитан Зайков не мог его застать дома, а несчастные родители? Нет, он действительно свинья! Сколько времени он с ними не виделся и не разговаривал даже по телефону! Мать, наверное, места себе не находит. А вдруг Савелий позвонил из Америки. Автоответчик хорошо, но пора иметь нечто посущественнее. Константин с раннего детства не любил откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

Он резко свернул с Садового кольца и поехал в ближайший филиал фирмы «Би-лайн». Через час он уже набирал рабочий номер отца по своему новенькому мобильнику.

— Приемная Богомолова, — раздался мелодичный голос секретарши.

Константин узнал голос, но забыл имя девушки.

— Привет, ласточка, папа на месте? — игриво спросил он.

— Простите, но я… — замялась та, явно не признав его.

— Ну вот, здрасьте, — шутливо-обиженным тоном начал Константин. — Человек, можно сказать, днями и ночами думает о тебе, переживает, потом набирается смелости и звонит, а его даже не узнают.

— Скажете тоже, — смутилась она, — и кто же это днями и ночами думает обо мне?

— Как кто? Константин Рокотов! — Он весело рассмеялся.

— А я сразу вас узнала, но решила проверить себя, — схитрила девушка. — Вам папу?

— Конечно, — и добавил, вспомнив имя: — Вика.

— Минуту… — Чуть прикрыв трубку рукой, она сказала: — Михаил Никифорович, нашелся наконец ваш пропащий, простите, пропавший… — поправилась секретарша, — сын!

— Может быть, ты и права, действительно пропащий… — недовольно буркнул Рокотов-старший и тут же взял параллельную трубку. — Все слышал? — спросил он Константина.

— Здравствуй, отец.

— Привет. Где пропадал? Где шлялся?

— Я тоже рад тебя слышать, — усмехнулся Константин. — Не сердись, папа, дел много было.

— Сколько бы ни было, но пару минут всегда мог найти, чтобы звякнуть матери, которая с ума сходит: что случилось с моим ненаглядным? — распекал полковник сына. — Или я не прав?

— Господи, конечно же, ты прав, папа! — охотно согласился Константин. — Даю слово, что более такое не повторится! Слово даю!

— Если бы все слова, которые ты давал нам с матерью и не выполнял-, мы засаливали в бочки, то их бы уже и ставить было некуда, — пробурчал полковник.

— Нет, папа, сейчас можешь мне верить.

— Это почему же? Ты что, с понедельника решил начать новую жизнь? — усмехнулся отец.

— Не угадал. Я обзавелся личным мобильным телефоном.

— Тогда конечно. Но теперь ты будешь часто отключать его, — подколол он.

— Не буду, обещаю!

— Ладно, поверю, — смягчился Михаил Никифорович. — Матери-то звонил?

— Пока нет.

— Сначала разведку проводишь?

— От тебя разве что-то утаишь? — польстил Константин. — Как она?

— Как, как… переживает… Что, действительно так сильно занят был или это просто отговорка?

— Действительно, папа. Занимаюсь поисками похищенного ребенка.

— А что милиция?

— Ой, папа, словно ты не знаешь, как они работают, — вздохнул Константин,

— додумались до того, что мать обвинили в халатности.

— Понятно. Подвижки, зацепки есть?

— Так… кое-какие…

— Может, помощь нужна?

— Пока нет, понадобится — обращусь. Мануйлов не звонил из своей Америки?

— Он назвал Савелия так, как они условились называть его вне дома.

— Господи, ты же ничего не знаешь! Не улетал он ни в какую Америку!

— Не улетел? А что случилось? — Ему показалось, что отец несколько взволнован.

— Случилось… — понизил голос полковник и многозначительно добавил: — Это не телефонный разговор!

— Скажи хотя бы, он в порядке?

— Это с какой стороны посмотреть, — после небольшой паузы ответил Рокотов-старший.

— Он что — в больнице? Где? Я могу его навестить? — взволновался Константин.

— Ты не тараторь, — прервал его отец. — Подъезжай-ка ты в наше кафе, скажем, минут через сорок. Сможешь?

— Конечно.

— Продиктуй-ка на всякий случай свой мобильный.

Закончив разговор, Константин осмотрелся: до того кафе, в котором они с отцом иногда обедали в нечастые перерывы в работе полковника, езды минут тридцать, и Константин позвонил матери. В отличие от отца, она не стала упрекать любимого сына, а просто искренне порадовалась, что с ним все в порядке. Еще больше обрадовалась тому, что у него теперь есть мобильный телефон, по которому она в любой момент сможет услышать его голос.

Услышав подробное изложение случившегося и узнав, где сейчас находится его друг и наставник, Рокотов-младший отказался от обеда и тут же рванул на дачу Богомолова. Всю дорогу он крыл себя последними словами за то, что не провел с Савелием все время до самого его отъезда в Америку. Константин был уверен, что, окажись он рядом, с Савелием ничего подобного не произошло бы.

К его удивлению, у ворот его уже встречала Ангелина Сергеевна.

— Отец предупредил о моем приезде?

— Да. Почему задержался?

— В магазин заезжал.

— Обязательно тебе было тратиться? Как будто здесь Савушку голодом морят,

— с обидой заметила хозяйка.

— Ну, как он?

— Думаю, на улучшение пошло: температура нормальная, да и спит спокойно. За час трижды заходила, а он даже не пошевельнулся, спит как младенец.

— Четверо суток прошло?

— Четверо. Ладно, пошли в дом.

— А мне можно к нему?

— Думаю, твое появление не повредит, — как бы про себя проговорила женщина, — хотя на всякий случай сначала я загляну: вдруг спит еще. Если спит, то и тревожить не надо. Профессор сказал, что самое сильное и полезное для него лекарство — покой и сон.

Ангелине Сергеевне и Константину повезло, что сначала они. пошли на кухню, чтобы распаковать привезенные гостинцы. Дело в том, что в эти минуты душа Савелия пока еще находилась вне его тела, и еще неизвестно, как бы повел себя Константин, обнаружив тело друга бездыханным. Но пока они возились на кухне, душа Савелия вернулась.

Первым делом он пошевелил шеей, потом руками и ногами: все нормально двигалось. Судя по всему, Космос сделал свое дело и гадость, которой нашпиговали его похитители, выведена из организма.

26
{"b":"7248","o":1}