ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему?

— Как почему? — растерялся тот. — Это же такой артист… такой артист…

— Он никак не мог найти нужных слов и наконец остановился на главном, как ему казалось, определении. — Михаил Пуговкин — мой самый любимый артист! Вот! — Казалось, он даже обиделся на то, что приходится объяснять такую простую истину.

— Мне он тоже нравится, — улыбнулся Воронов. В машине прожужжал зуммер рации. Ефрейтор вопросительно взглянул на Воронова.

— Это меня. Погуляй пока… — приказал ему Андрей, естественно не желая, чтобы кто-то слушал его разговор с генералом. — Майор Воронов, — сказал он в трубку рации, усевшись на место рядом с водительским.

— Товарищ майор, это генерал Дробовик. Какие проблемы? Помощь нужна?

У него был такой дружелюбный тон, что Воронов воздержался выплескивать свои обиды и прикрылся иронией.

— Валерий Григорьевич, не могу найти дивизию…

— Честно говоря, я и сам едва не оказался на вашем месте, — виновато заметил он.

— Как?! — невольно воскликнул Воронов.

— Совсем из головы вылетело, что на сегодня запланированы учения!

— Именно на сегодня? — переспросил Андрей.

— Как будто так, — не очень уверенно ответил генерал. — Поехал с Машенькой навестить ее мать: она в Чапаевском стационаре наблюдается — путь не близкий, — возвращаюсь, а у жены сердце прихватило… Пока «скорая» пришла, пока отвез ее в больницу… Только полчаса назад домой вернулся. Дай, думаю, позвоню, перед тем как подремать пару часиков. Звоню, спрашиваю своего зама, а дежурный… А-а-а! — с досадой крякнул он. — Ты извини, майор, это моя вина: растрогался я вчера от своих воспоминаний, а тут еще и жена…

— Ладно, чего там… — Воронову стало немного жаль комдива.

— Хочешь на учения?

— Честно говоря, хотелось бы.

— Минут через сорок заскочу за тобой.

— Зачем, я ж на колесах, а вам отдохнуть не мешает. Это далеко?

— Да нет, не очень: километров сто пятьдесят, может, чуть больше… Дай-ка трубку водителю!

— Ефрейтор! — окликнул Воронов.

— Я! — словно из-под земли выскочил тот.

— Тебя… — Распахнув дверцу машины, Воронов протянул ему трубку рации.

— Мени? — недоверчиво переспросил водитель.

— Да, комдив!

Бедный парень мгновенно побледнел, взял трубку и вытянулся по стойке «смирно»:

— Товарищ генерал, докладает ефрейтор Пуговкин! Да! Так точно! Да, знаю! Есть доставить товарища майора до месту проведения учения! Есть! — Он протянул трубку Воронову. — Вас, товарищ майор! — От волнения все его лицо покрылось испариной.

— Да, Валерий Григорьевич, слушаю вас.

— Водитель твой — парень толковый, домчит без проблем. А я отключусь минут на двести и потом тоже прибуду.

— Учения надолго?

— Нет, дня на три-четыре… Как пойдет! — После уверенно добавил: — Не волнуйся, майор, никто не сорвет твоего расследования: это я тебе обещаю! И если кто-то затаил эту идею у себя в голове, то он глубоко ошибается!

— Хочу спросить…

— Спрашивай, майор.

— Минуту, Валерий Григорьевич. Погуляй еще немного, — приказал Андрей водителю.

— Слушаюсь, товарищ майор! — козырнул тот и быстро отошел от машины.

— Валерий Григорьевич, еще раз осмелюсь повторить свой вопрос: вы уверены, что начало учений было запланировано именно на сегодняшнюю ночь?

— Отвечу честно: они стоят в плане, это точно, но на какой день — не помню.

— И еще, если позволите, не очень приятный вопрос…

— Валяй, майор, до кучи.

— Вы уж извините меня, Валерий Григорьевич, но разве допустимо с точки зрения армейской дисциплины не докладывать командиру о готовности к проведению таких серьезных учений?

— Ты, конечно, вправе, майор, не поверить мне, но такое случилось впервые, — серьезно ответил генерал. — С этим еще предстоит разобраться. — И угрожающе добавил: — Каждый получит по заслугам! Можешь быть уверен.

— На все сто не сомневаюсь! — Воронов уже собрался попрощаться, но напоследок все-таки спросил: — Скажите, Валерий Григорьевич, Булавин воевал?

— Спросил бы сразу, не слишком ли он молод для подполковника. А то огородами, огородами… — хмыкнул генерал. — Его родной дядя — ну очень большой человек… Только не спрашивай кто — все равно не скажу. Я ответил на твой вопрос?

— Более чем… Спасибо, Валерий Григорьевич!

— Не за что! Желаю удачи! Отключив связь, Воронов кликнул водителя, который вновь словно из-под земли очутился перед ним.

— И как это у тебя получается? — удивился Андрей.

— О чем вы? — не понял тот.

— Как тебя ни позовешь, ты уже тут как тут.

— Хочешь жить — умей вертеться, — философски изрек ефрейтор и добавил, как бы поясняя: — Попробуй не явись в той же момент, коды зовет начальник штабу! — Он так глубоко вздохнул, что Воронову даже не пришло в голову спрашивать, какое обычно наказание за сим следует.

— Что, зверь? — сочувственно спросил он.

— Кто, Александр Владимирович? Зверь? Ну вы и придумалы! — Парень даже хихикнул от такого предположения. — Начштаба для усих солдат что отец родной!

— Ладно, поехали…

— Куды, товарищ майор?

— На учения. Дорогу знаешь?

— Как не знать-то? У прошлом годе, почитай, кажный день туды мотался.

— До обеда доберемся?

— Так это от дороги будет зависеть, — рассудительно ответил парень. — Если пидсохло, то домчимся без остановок, а нет, так и говорить неча…

Когда в самолете, прилетевшем из Москвы, встречавшие его агенты Великого Ордена не обнаружили так называемого «больного», они первым делом попытались связаться с московским агентом, но никто не ответил ни по одному из его телефонов. Понимая, что в Москве произошла какая-то накладка, они, после некоторого замешательства, отправили депешу со своими опасениями Тиму Роту.

А тот пребывал в очень радужном настроении: вот-вот из Будапешта должно было поступить подтверждение о прибытии «больного». После чего оставалось доставить зловредного Бешеного пред светлые очи Его Святейшества — Великого Магистра. Тим Рот очень многого ждал от успешного выполнения этой миссии: неудачи последних месяцев весьма ощутимо поколебали его репутацию в Ордене, и сейчас появлялся шанс значительно упрочить свое положение.

Когда к нему в кабинет постучал руководитель отдела дешифровки, Тим продолжал тщательное изучение собранных сотрудниками Ордена досье на Савелия Говоркова и Сергея Мануйлова. Несмотря на великолепную память и уникальную способность цитировать многостраничные тексты почти дословно, он считал всегда нелишним еще и еще раз внимательно просмотреть документы.

— Войдите!

— Вам шифровка из Будапешта…

— Давайте скорее! — Он нетерпеливо протянул руку.

— Я вам нужен?

— Нет, спасибо, можете идти, — спеша прочитать шифровку, отмахнулся Тим Рот.

«Уважаемый ТР!

Ожидаемый «больной» нами не встречен. По причинам, которые не удалось установить, он не прилетел, впрочем, как не прилетел и московский ; представитель Ордена. Вызывает настороженность, что самолет задержался с прибытием в Будапешт на три часа. Все попытки получить информацию о причине задержки вылета в авиакомпании получили единственный ответ: по техническим причинам. Мне кажется, что за этим скрывается нечто более серьезное.

Я попытался связаться с нашим московским агентом, но ни один из его телефонов так и не ответил. Если в ближайшие сутки он не выйдет с нами … на связь, можно предположить, что московская: группа провалена. На всякий случай мною предприняты меры безопасности, предусмотренные в подобных ситуациях. Мои новые координаты у вас имеются.

Жду ваших дальнейших указаний.

С уважением БУС…»

— Черт бы вас всех побрал! — Настроение Тима Рота мгновенно изменилось до самого худшего.

Что же случилось? Не мог же руководитель московской спецгруппы обмануть его, представляя себе, что за сим неминуемо последует? Следовательно, Бешеный наверняка находился в самолете при его взлете. Стоп! Тим Рот бросился к столу и еще раз пробежал текст шифровки. Самолет задержался с прилетом более чем на три часа. Значит, именно в эти три часа Бешеный и исчез из самолета. Что же произошло? Может, в прессе что-то есть? Тим Рот набрал номер аналитического отдела, концентрирующего в своей базе данных наиболее важную информацию из средств массовой информации со всего мира.

30
{"b":"7248","o":1}