ЛитМир - Электронная Библиотека

— За пару дней, думаю, управимся.

— А время идет, и братишке наверняка нужна моя помощь, — недовольно прошептал Савелий.

— Думаешь, я не переживаю за него? — Богомолов резко поднялся с кресла; соблюдая субординацию, встал за ним и Савелий. — Ты же сам попросил действовать, не привлекая лишнего внимания. Нет, если действовать неофициально, быстрее никак не получится, а если официально, то сразу попадешь в центр всеобщего внимания.

— Да, вы правы. — Савелий задумался и вдруг воскликнул: — А сколько потребуется времени, чтобы сделать мне документы проштрафившегося замкомвзвода воздушных десантников?

— Из какого города?

— Даже из Москвы можно.

— Что ты натворил?

— К примеру, солдата уложил на больничную койку!

— За что?

— Допустим, приревновал к своей девушке…

— Понизили в звании и в наказание отправили в общевойсковую дивизию, чтобы не отдавать под трибунал? — закончил за него Богомолов.

— Типа того…

— Оформлять на Мануйлова?

— Конечно.

— Завтра утром документы будут готовы. С комдивом переговорить?

— Ни в коем случае! Понадобится — сам переговорю.

— Но ведь нужно его согласие.

— Оно будет, — заверил Савелий, — но не через Москву, а через Омск.

— Что, вспомнил о каком-то омском знакомом?

— Так точно! — впервые улыбнулся Савелий.

— У него достаточно влияния, чтобы устроить тебя в дивизию?

— Более чем! — заверил Савелий.

— Ну что ж, в таком случае желаю удачи! — Генерал крепко пожал ему руку, потом не выдержал, обнял за плечи и тихо прошептал на ухо: — Ты береги себя там, Савушка!

— Мухтар постарается! — Савелий специально отозвался шуткой, чтобы скрыть накатившее волнение…

На следующий день он уже сидел в экономическом классе авиалайнера, летящего в Омск…

Как же удивительны и непредсказуемы бывают жизненные переплетения! Высокопоставленный дядя Булавина, тот человек, которым интересовался Воронов, звоня из Омска подполковнику Сергееву, и о котором Савелий так и не получил сведений от генерала Богомолова, был не кто иной, как номер «Второй», на которого, в свою очередь, очень бы хотелось выйти Тиму Роту. Именно поэтому Тим Рот с таким упорством жаждал наладить контакт с номером «Первым», жившим в Сингапуре.

Ведь именно «Второй», непосредственно подчинявшийся номеру «Первому», и осуществлял прямое руководство той самой мафиозной базой, с которой сбежали незадолго до августовского путча девяносто первого года два брата — Савелий Говорков и Андрей Воронов, оказавшиеся главными виновниками ее уничтожения. За события тех лет и пришлось расплачиваться братьям в настоящее время.

Однако обо всем этом речь пойдет в следующей главе…

Укол из прошлого

Впервые за последние несколько дней Тим Рот немного успокоился. Ему без особого труда удалось уговорить криминальных воротил из разных стран встретиться в Сингапуре. Последним решающим аргументом стало его обещание обеспечить не только благосклонность Великого Ордена, но и реальную возможность заработать приличные деньги. Ли Бао, как старейший и самый хитрый из них, попытался вытянуть из него подробности, но Тим Рот ушел от ответа, гарантировав одному из главарей всемогущей и таинственной «Триады», что тот не пожалеет о потраченном времени.

Остальные члены будущей сходки приняли его предложение без особых вопросов. Немного наивными были просьбы итальянца Дона Кастелло и француза Жана Моро: их пожелания удивительно совпали. Дело в том, что ни тот ни другой, в отличие от остальных членов сходки, никогда не были в Сингапуре, а потому, видно прослышав от тех, кто побывал там, попросили обязательно внести в программу посещение острова Синтеза, чтобы побродить по стеклянным тоннелям, проложенным по морскому дну, и на некоторое время почувствовать себя самим Нептуном, повелителем подводного мира.

Пересмотрев массу рекламных проспектов, Тим Рот решил остановиться на Мариотт-отеле. Во-первых, этот отель расположен в центре Сингапура, во-вторых, несмотря на его формальный четырехзвездочный статус, совсем недавно в нем завершилась реконструкция по самому последнему слову техники и организации гостиничного бизнеса, и в-третьих, самым важным стало количество номеров люкс на одном этаже — шесть. Знаменательное и удобное совпадение с количеством членов сходки. Недолго думая, Тим Рот забронировал весь этаж и для постояльца каждого номера арендовал по машине.

Пока его гости двое суток отдыхали от утомительно долгого перелета, Тим Рот занялся поисками таинственного человека, скрывавшегося в свое время под номером «Первый». Искать долго не пришлось: в полицейском департаменте Сингапура служил человек, работающий на Тайный Орден, и вскоре он сообщил Тиму Роту не только адрес «Первого», но и дал исчерпывающую информацию о его передвижениях по разным странам за последние десять лет. В этой компьютерной распечатке под грифом «секретно» были названы имена и фамилии, под которыми он жил в той или иной стране.

С большим удовлетворением Тим Рот обнаружил, что с июня по август девяносто первого года этот человек находился в Москве. И носил там имя — Феликс Андреевич Артамонов, занимая небольшую должность в Министерстве торговли. А уже в сентябре он оказался в жарком Узбекистане в качестве помощника руководителя посла первой Пакистанской дипломатической миссии под именем Тагира Магрума. Далее Япония, Мадагаскар, Бахрейн, Малайзия и, наконец, Сингапур, в котором он обосновался всерьез и надолго, называясь японским бизнесменом Такиро Широши.

Неожиданные географические перемещения этого загадочного человека неизвестного происхождения, национальности и вероисповедания стоило изучить подробнее, но Тим Рот подумал, что знает о нем вполне достаточно, чтобы познакомиться. Он набрал номер «японца» — ответил какой-то писклявый голос на восточном языке.

— Извините, кто-нибудь говорит на английском, французском, немецком или голландском? — вежливо спросил Тим Рот, повторив эту фразу на четырех языках.

— Ехе! — выдавила трубка и ненадолго замолчала, но вскоре отозвался красивый, медленно выговаривающий слова баритон: — На каком языке вы предпочли бы вести беседу, сэр? — Английское произношение было безупречно.

— Можно и на английском, сэр! — подчеркнуто вежливо ответил Тим Рот.

— Не возражаю! С кем имею честь беседовать, сэр?

— Это Такиро Широши?

— Допустим…

— В таком случае мы просто обязаны подружиться.

— А кто вы, сэр?

— Важно не кто я, а от кого я, — мягко ответил Тим Рот.

— Для меня ВСЕ важно, сэр! — спокойно возразил Широши.

— Что ж, не могу не согласиться с вами, уважаемый Такиро Широши… Можете называть меня Тим Рот, а позвонил я вам по рекомендации барона Генриха фон Трауберга. — Генрих фон Трауберг — Казначей Великого Ордена — предупреждал Тима Рота о безграничной мнительности Широши, а потому, заметив, что никакой реакции не последовало, Тим Рот произнес условную фразу, которой снабдил его фон Трауберг: в этой фразе ключевыми словами были, во-первых, особое сочетание его имени и фамилии, во-вторых, «японская суши». — Вам бы следовало, дорогой Такиши, почаще питаться японской суши.

— С этого и следовало начинать, уважаемый Тим Рот. — Тон Широши изменился: мгновенно превратившись из сухого и подчеркнуто вежливого в почти свойский.

— Я же говорил, что мы подружимся! — усмехнулся Тим Рот. — Когда мы можем с вами встретиться?

— Вы где остановились?

— В Мариотт-отеле…

— Удобно: в пяти минутах от меня!

— На машине?

— Нет, пешим ходом!

— Я еще не так свободно ориентируюсь в этом городе!

— Мой водитель заберет вас через…

— Пятнадцать минут! — закончил за него Тим Рот.

— Извините, но у меня есть дела, и потому мой водитель заберет вас ровно через два часа. Перед центральным входом отеля остановится ярко-красная «Мицубиси», водитель говорит только по-японски, и он доставит вас ко мне…

37
{"b":"7248","o":1}