ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда?

— Несколько дней назад.

— А тебе когда стало известно?

— Поздно вечером: ты уже спал.

— И ты только сейчас мне сообщаешь это? — недовольно буркнул Константин.

— Хотела, чтобы ты немного пришел в себя.

— Щадила, значит? — Он резко встал со стула и начал ходить по комнате.

— Так ты берешься за это дело?

— А ты как думаешь?

— Подробности нужны?

— Только от первоисточника. Поехали! — Тут у него промелькнуло, что сейчас ему очень не хватает Савелия. Как не вовремя он отбыл в Нью-Йорк…

Константину и в голову не могло прийти, что его старший друг и учитель не только еще не вылетел из Москвы, а над его головой нависла реальная грозная опасность — ив тот момент, когда Константин предавался плотским утехам, Савелий с огромным трудом избежал этой опасности, но сам нуждался в экстренной помощи…

Пути Господни неисповедимы!

Всевышний, спаси и сохрани Савелия от всех невзгод и несчастий! Ведь и сам ты столько выстрадал!..

Охота на Бешеного открыта

Когда Савелий открыл глаза, то с огромным изумлением обнаружил, что вместо салона воздушного лайнера, который должен был нести его к любимой Розочке и вроде бы даже нес, он находится в каком-то незнакомом месте. Несколько минут он пытался вспомнить, каким образом очутился здесь. Последние недели были столь перенасыщены и физически, и психологически, что произошел своеобразный «перегрев всей системы жизнеобеспечения» и организм, даже такой могучий, как у Савелия, дал сбой.

Постепенно ему удалось восстановить события последних дней. Вспомнил и свой странный сон, в котором видел Розочку с младенцем на руках, восстановил в памяти и телефонный разговор с Розочкой, и то, как он, после разговора с ней, бросился оформлять визу в Америку и покупать билет в Нью-Йорк. Видимо, его мозг был столь перегружен, а желание увидеть Розочку столь велико, что кажущееся он выдал за происходящее. Но почему его мозг так реально зафиксировал его полет к Розочке? Не настолько же он сдвинулся, чтобы не суметь отличить реальное от воображаемого?

Заметив рядом с диваном-кроватью аккуратно сложенную одежду, Савелий машинально сунул руку во внутренний карман куртки и вытащил оттуда заграничный паспорт с американской визой и билет в Нью-Йорк. С удовлетворением отметил, что билет с открытой датой вылета, а месячная виза действительна со дня момента прибытия в Америку.

Выходит, все происходило в действительности, но почему же тогда у него впечатление, что он уже вылетал в Нью-Йорк? Если он вылетел, то почему в паспорте нет печати паспортного контроля в Шереметьево? Если вылетал не в Америку, то куда? И если вылетал, то почему вернулся? Что заставило отложить поездку к Розочке? Как и почему он оказался здесь, в незнакомом месте? Какое сейчас число? Какой месяц? Год? У него было такое странное ощущение, что его память кем-то изрядно подчищена: Но кем? И для чего?

Пока Савелий пытается восстановить свою память, вернемся на некоторое время назад…

Начальник оперативного Управления спецсвязи ФСБ полковник Осташков доложил генералу Богомолову, что кто-то из сотрудников несанкционированно «ныряет» в закрытую базу данных, код к которой имеется у очень ограниченного числа лиц. После некоторых размышлений Константин Иванович приказал ему не поднимать шумиху, а попытаться незаметно подловить этого «умельца», после чего доложить лично ему. Кроме того, как можно скорее придумать схему, по которой можно будет четко выяснить, что стоит за этим: простодушное любопытство или зловещий умысел и работа на противника. Также определить, давно ли этот «умелец» пользуется данной закрытой базой. Проследить его каналы связи, выяснить, на кого он работает, и только потом они вместе примут решение, что с ним дальше делать: перевербовать, заставить работать двойным агентом, тайно использовать для дезинформации или просто убрать.

Полковник Осташков был крепкого телосложения, под два метра ростом, с небольшой проседью на висках, и походил скорее на боевика, чем на опытного сотрудника оперативно-розыскной работы в компьютерном мире, которым увлекался еще со времени учебы в Военной академии. Не было ни одного сервера, который он не мог бы вскрыть. С его способностями где-нибудь на Западе он давно бы стал мультимиллионером, но он был настоящим патриотом нашей Родины и все свои силы и знания отдавал ей во благо.

Обнаружив, что некто проник в закрытую базу данных, Вольдемар Максимович в буквальном смысле взбесился от подобной наглости, но потом, тщательно все взвесив, пришел к выводу, что совсем посторонний этого сделать не мог, а значит, особо волноваться пока рановато. Но на всякий случай поменял коды. Однако, когда и новые коды были вскрыты этим «некто», полковник обеспокоился не на шутку. Именно тогда он и доложил обо всем Богомолову.

Зная Осташкова не первый год, Константин Иванович не стал его особо распекать, но пожурил за то, что полковник не сразу доложил о происшествии.

После выволочки генерала, никого не привлекая, полковник Осташков лично взялся за дело. Он четко расставил скрытые ловушки и принялся ждать. К счастью, ждать пришлось недолго: через три дня Осташков не только установил личность этого «некто», но и перехватил текст послания, а чуть позднее точно выяснил адрес его получателя. То, что имя предателя — Василий Аполлинарьевич Колокольников, весьма удивило его. Колокольников не был случайным человеком в органах: окончил Институт международных отношений, был послан в школу военных переводчиков, параллельно окончил спецкурсы дипкурьеров, отлично проявил себя в Косово, был рекомендован в сотрудники отдела спецсвязи ФСБ, все задания и поручения всегда исполнял четко и в срок.

Что заставило молодого парня — ему еще и тридцати не исполнилось — стать предателем своей страны? Если это преступление и огорошило Осташкова, то адрес получателя ввел его в настоящий шок.

Несмотря на вполне безобидное название сайта: «Поклонники Христа», наиболее продвинутым в Интернете давно было известно, что под -этой неприметной вывеской скрывается могущественный Орден масонов.

Поручив своему самому доверенному помощнику взять под негласный, но неусыпный контроль старшего лейтенанта Колокольникова, полковник Осташков позвонил полковнику Рокотбву, попросил доложить генералу о получении важных материалов, и через несколько секунд помощник генерала сообщил ему, что Богомолов попросил немедленно прибыть к нему.

Несмотря на то что в приемной сидело несколько человек, полковник Рокотов, увидев Осташкова, тут же кивнул на дверь кабинета:

— Константин Иванович ждет вас.

Постучавшись для порядка во внутреннюю дверь кабинета и услышав короткое «войдите», Осташков вошел, плотно прикрыл за собой дверь и по-военному четко начал докладывать;

— Товарищ генерал, полковник Осташков…

— Оставьте, Вольдемар Максимович, — нетерпеливо остановил Богомолов. — Присаживайтесь, — указал он на стул против себя и, как только полковник занял место, спросил с улыбкой: — Неужели так быстро удалось выловить нашего «умельца»?

— Уже не нашего, к сожалению, — тяжело вздохнул полковник.

— Вот как? — Улыбка стерлась с лица, словно ее и не было. — Предатель все-таки… — как бы про себя отметил генерал, лицо его помрачнело и стало выглядеть старше. — Ладно, рассказывайте, что его интересовало в нашей базе и кому он передал эти сведения. Но сначала поделитесь: кто этот сукин сын?

— Василий Аполлинарьевич Колокольников, двадцать восемь лет, старший лейтенант, сотрудник моего Управления спецсвязи ФСБ.

— Если мне не изменяет память, его отец известный историк-славист, у которого были какие-то проблемы с нашими органами?

— Так точно, Константин Иванович! Аполлинарий Геннадьевич Колокольников — выдающийся знаток южнославянских языков, один из крупнейших специалистов по истории народов Балкан. По нашим данным, он познакомился с Тимом Ротом на презентации своей книги в Белграде. Позднее, когда некоторые ученые из Российской академии наук подвергли его труды обструкции и его книги перестали печататься в России, именно Тим Рот — член Тайного Ордена масонов помог ему издаваться на Западе. Кроме этого факта, за Колокольниковым-старшим ничего порочащего больше не обнаружено! Патриот России, радеющий за сохранение родного языка.:.

5
{"b":"7248","o":1}