ЛитМир - Электронная Библиотека

С огромным нетерпением жду твоей помощи!

Нежно обнимаю, твой брат Андрей Воронов».

Господи, Андрюшка жив! Эта первая мысль, пришедшая в голову Савелия, затмила остальные. Только сейчас Савелий понял, насколько остро он переживал исчезновение Воронова.

«Странно, почему Богомолов ничего не сказал о том, что дал какое-то задание Воронову? Более того, послал меня на его поиски… Что-то здесь не склеивается! Одно из двух: либо генерал не рассказал специально, боясь, что я дров наломаю, либо…» — Савелий чертыхнулся и набрал номер мобильника генерала Богомолова.

— Константин Иванович? Это…

— А, крестник? Объявился наконец! — В голосе генерала слышалось недовольство. — Ты откуда звонишь?

— Из дома. Что-то случилось?

— Понятно… — не отвечая на его вопрос, проговорил Богомолов. — Я сейчас пришлю за тобой машину.

— Может, сам доберусь? — предложил Савелий.

— Хорошо, только осторожнее: по сторонам поглядывай! — предупредил Богомолов. — На повороте, у ГУМа, пересядешь в мою машину, номер помнишь, надеюсь…

— Но зачем… — начал Савелий, а Богомолов перебил:

— Все узнаешь при встрече!

Минут через сорок Савелий входил в приемную генерала, в которой, как всегда, толпилось много посетителей. Увидев его, полковник Рокотов обрадованно воскликнул:

— Здравствуй, Сережа! Очень рад тебя видеть! Константин Иванович просил извиниться: его срочно вызвал к себе шеф… ненадолго. Идем ко мне: поболтаем немного. Вика, если что, зови. И сразу доложи, когда Константин Иванович вернется. Это очень важно!

— Хорошо, Михаил Никифорович.

В небольшом кабинетике, расположенном рядом с кабинетом Богомолова, Рокотов-старший усадил Савелия в кресло, налил ему стакан чаю.

— Ну, рассказывай, что в Омске произошло? — хмуро спросил он Савелия.

— Вы о смерти Булавина?

— И о ней в том числе.

— А что докладывает комдив Дробовик?

— В его рапорте говорится, что этот подполковник по пьяному делу сам себя заколол.

— Так что еще вы от меня хотите услышать? — с усмешкой поинтересовался Савелий.

— Честно говоря, мне эта история до лампочки! — ответил полковник. — Просто должен тебя предупредить, что дядя покойного…

— Это который «очень большой человек», что ли? — уточнил Бешеный.

— Именно! Так вот, ему очень не понравилось, как объяснили смерть его племянника.

— Пусть жалобу напишет.

— Ты напрасно ехидничаешь!

— А что ж мне теперь, прикажете по этому подонку слезы лить?

— Да уж без твоего участия здесь не обошлось… — задумчиво заметил полковник Рокотов.

— Булавин получил по заслугам! — убежденно заявил Савелий.

— Наверное, ты прав… Скорее всего, прав, но если бы не вмешательство Константина Ивановича, то…

— Меня это никак не могло коснуться! — прервал Савелий.

— Речь в данном случае не о тебе: хороший человек мог пострадать зазря!

— Вы имеете в виду комдива?

— Кого же еще?

— Только попробовали бы: тогда я рассказал бы такое, что у этого «очень большого человека» уши в трубочку свернулись! — тихо проговорил Савелий, но в его голосе слышались угрожающие нотки.

— Не сомневаюсь. Генерал Дробовик прилетал и встречался с Богомоловым. Не знаю, о чем они толковали, но Богомолов был так взбешен после разговора с ним, что хотел тут же звонить дяде покойного, даже попросил меня соединить с ним, но, видно, комдив как-то убедил его не делать этого, и Константин Иванович не стал с ним говорить.

— Полностью одобряю! Как говорится, не трожь говно — вонять будет!

— Неужели все так гнусно?

— Если бы начали копаться, то вонь пошла бы не только на всю Омскую область, а тень легла бы на всю армию! Неужели Богомолов ничего не сказал вам?

— Ничего!

— Может быть, комдив умолчал об этой истории? Хотя вы же говорите, что Богомолов был взбешен.

— Да, таким я видел Константина Ивановича лишь однажды.

— Догадываюсь когда! — хмыкнул Савелий.

— Что же такого натворил этот тип, что даже после смерти не заслужил добрых слов? Да еще, как ты говоришь, от этого может вонь пойти. Я понимаю, что покойник, рано или поздно, может и завонять, но так, чтобы на всю армию… — Рокотов-старший с сомнением покачал головой.

— Смотрите, Михаил Никифорович, вам будет противно от всего этого, — предупредил Бешеный.

— Я же замучаюсь в догадках.

— Эта мразь насиловала новобранцев и четверых убила, чтобы не вскрылась правда.

— Боже, вот мерзавец! — воскликнул полковник и поморщился так, словно наступил на какую-то ползучую тварь.

— Я же предупреждал…

— Зря я не прислушался! — пожалел Рокотов старший. — Что ж, ты прав: этот подонок действительно получил то, что заслужил! Теперь я понимаю, почему так возмутился шеф!

— А кто бы не возмутился? — Савелий хотел продолжить свою мысль, но в дверь постучали.

— Да! — отозвался полковник.

— Михаил Никифорович, Константин Иванович просит срочно зайти к нему Мануйлова! — заглянув, сообщила Виктория.

— Как Костик поживает? Вернулся из Америки?

— Еще вчера.

— Со щитом или на щите?

— Не только со щитом, но и с трофеями! — гордо ответил Рокотов-старший.

— С трофеями? Неужели пацана разыскал?

— Не только вернул ребенка матери, но и похитителей задержал, правда, не без помощи твоего американского знакомого. Кстати, помнишь ту «секс-бомбу», что в поликлинике засветилась?

— Ну, помню!

— Так вот, именно она и исполняла роль матери похищенного ребенка! Костик говорит, когда она узнала, что ее вернут в Россию и передадут властям, просто белугой ревела и умоляла судить ее в Америке! Соглашаясь даже на двойной срок! Вот тварь! Прости меня господи!

— И что американцы?

— Сопроводили в Москву и прямо в аэропорту передали нашим сотрудникам! Да, кстати, один из сопровождающих американцев тебе привет передавал.

— Мне? Кто?

— Дональд Шеппард!

— Дональд? Он в Москве?

— К сожалению, сегодня утром улетел назад.

— Жаль…

— Этот бедняга тоже очень переживал, что не смог с тобой повидаться! Ладно, иди, а то Богомолов с меня шкуру спустит и будет прав на все сто!

Полковник оказался прав: не успел Савелий переступить порог кабинета, как генерал недовольно буркнул:

— Сколько тебя ждать можно?

— Я-то пришел вовремя! — парировал Савелий.

— Не зарывайся, крестник! — не принял шутки Богомолов и тихо спросил: — У тебя мобильный с собой?

— Нет, а что?

— Дело в том, что наши специалисты разработали такую аппаратуру, которая позволяет подключаться к любому мобильному телефону не только в момент разговора абонента, но даже тогда, когда мобильник отключен.

— То есть вы хотите сказать, что его можно использовать как подслушивающее устройство?

— Вот именно!

— Представляю, какой переполох начнется среди новых русских или в криминальной среде, когда тайная информация будет попадать в чужие руки, а их планы перестанут быть только их секретом: они все так любят мобильные телефоны! — Савелий покачал головой. — Они будут подозревать друг друга в предательстве, начнется недоверие между близкими. Кошмар! — Он даже плечами передернул.

— Конечно, пока эта аппаратура не столь дешева, как хотелось бы, но, как говорится, со временем и это образуется!

— Можно вопрос, Константин Иванович?

— Разумеется.

— Почему вы не спрашиваете о Воронове?

— А разве есть новости? Тебе удалось выйти на след Седого?

— Откуда вам известно о Седом? — удивился Савелий, но тут же догадался: — Можете не отвечать: от комдива, верно?

— От него, — спокойно подтвердил Константин Иванович. — Почему у тебя такой напряженный вид?

— А почему вы так спокойны, хотя исчез ваш сотрудник? — в лоб спросил Савелий.

— Я подозреваю, что ты хочешь о чем-то меня спросить…

— Да, хочу!

— Так спрашивай!

— Почему вы, хотя бы намеком, не дали мне понять, что поручили Андрею какое-то задание?

52
{"b":"7248","o":1}