ЛитМир - Электронная Библиотека

А к двадцати годам Золотухина пригласили для работы в экспериментальную оружейную лабораторию ФСБ. Уже через год он лично возглавил эту лабораторию и все уважительно называли его, даже за спиной, по имени и отчеству — Геннадий Аристархович.

— Геннадий Аристархович, нужна ваша помощь.

— Всегда готов, товарищ генерал! — бодро ответил мастер. — Что я могу сделать для вас?

— Один мой сотрудник отправляется в страну дальнего зарубежья. Летит без прикрытия, но вполне возможно, что там его могут встретить враги.

— Понимаю, вам нужно какое-нибудь оружие, которое не только способно будет помочь вашему сотруднику, но и не будет обнаружено на таможне? — без труда догадался Золотухин.

— Мне нравится с вами работать, — улыбнулся Богомолов.

— Когда нужно?

— Он улетает сегодня, и отложить его отлет, к сожалению, никак нельзя.

— В таком случае придется изыскивать из того, что у меня имеется в наличии, — задумчиво проговорил мастер. — Можно от вас позвонить по внутреннему?

— Да, пожалуйста, — кивнул генерал на телефон.

Набрав номер, Золотухин сказал:

— Сенечка, принеси, пожалуйста, чемоданчик с новыми образцами в кабинет генерала Богомолова. Да, срочно.

Через несколько минут Сенечка, огромный верзила с добродушной улыбкой, молча поставил небольшой чемоданчик перед своим мастером и, подчиняясь его знаку, вышел.

— Очень толковый малый. В деревне под Тулой нашел. Кузнец, каких днем с огнем поискать надо! — восторженно охарактеризовал парня Золотухин, внимательно осматривая свои оружейные новинки, ощупывал их, приценивался, откладывал в сторону, снова смотрел, пока не остановился на каком-то футляре, взяв который в руку с важностью провозгласил: — Мне кажется, что это именно то, что нужно вашему сотруднику, — протянул Богомолову изящную коробочку, в которых обычно продаются часы.

Генерал открыл коробочку и удивленно воскликнул:

— Часы!

Это действительно были часы, напоминавшие одну из моделей японской фирмы «Ситизен», с четырьмя штырьками по окружности корпуса, который был несколько толще обычного.

— Самые настоящие, — лукаво усмехнулся мастер. — Однако могут обезвредить до десяти противников!

— Не понял. — Генерал вытащил из коробочки наручные часы и стал внимательно их вертеть, рассматривать со всех сторон, пока наконец обреченно не произнес: — Все, сдаюсь! — И протянул их Золотухину.

— Это моя самая последняя новинка! — Оружейник осмотрелся вокруг, увидел в шкафу книги. — Какую не жалко?

— А что с ней произойдет?

— Каждая страничка будет с маленькой дырочкой, — невозмутимо ответил мастер.

— Маленькой?

— Да, миллиметровой.

— Тогда любую. — Богомолов подошел к шкафу, открыл дверцу.

— Желательно потолще, — посоветовал оружейник.

— Эта подойдет? — Генерал вытащил внушительный том энциклопедии по Латинской Америке. — Около шестисот страниц!

— Сойдет! Прислоните к стенке в конце кабинета, — попросил мастер и застегнул ремешок с часами на запястье правой руки. — Можно на полу…

Генерал недоверчиво скривил губы, но, поставив книгу на стул в самом конце кабинета, отошел в сторону. Золотухин сжал руку в кулак и направил его в сторону мишени, тщательно прицелился и пальцем левой руки на что-то нажал. Прозвучал еле слышный щелчок, потом другой, чуть погромче.

— Можете взглянуть на поверженного врага! — торжественно провозгласил мастер.

Генерал подошел, взял в руки книгу, открыл ее и в самом конце, у задней обложки, обнаружил сантиметровую стальную иглу, чем-то напоминающую иглу от старого доброго патефона, только гораздо тоньше.

— При попадании в сердце следует мгновенная смерть; если направить в голову, то человека ожидает либо смерть, либо пожизненная инвалидность. Все зависит от того, в какое место попадет. В этих часах десять зарядов, которые можно выпускать с интервалом в секунду. Можно, конечно, и чаще, но при этом убойная сила и расстояние снизятся на пятнадцать — двадцать процентов.

— Вы, Геннадий Аристархович, действительно мастер самого высшего класса!

— восторженно отозвался Богомолов.

— Наверняка есть и получше, — скромно заметил тот.

— Я так понимаю, что вы усовершенствовали свою стреляющую ручку?

— Кое-что оттуда, конечно же, взято, — согласно кивнул мастер, — однако много и нового, а больше всего пришлось поломать голову над пружинкой. Вместо тетивной упругости пришлось придумать винтовую…

— Извините, Геннадий Аристархович, — замахал руками Богомолов, чувствуя, что если вовремя не остановить Золотухина, то придется прослушать полный курс техники изготовления этой новинки. — Это, конечно, все интересно, но, во-первых, я в этом полный профан, а во-вторых, времени совсем нет.

— Как скажете. Подойдет? — нисколько не обидевшись, спросил мастер.

— Не то слово!

— В таком случае позвольте я заполню обойму до десяти зарядов.

Когда он закончил, объяснив, как пользоваться часами, чтобы достичь наибольшей эффективности, Богомолов спросил:

— Есть еще что-то такое, чем вы смогли бы удивить меня?

Мастер подумал немного, достал из своего чудо-чемодана обычный мобильный телефон и протянул Богомолову.

— И что может эта трубка?

— Пока это единственный экспериментальный экземпляр, который находится в стадии совершенствования… — осторожно, как бы извиняясь, проговорил он. — Но вашему сотруднику он вполне может пригодиться…

— Не томите, Геннадий Аристархович! — взмолился генерал.

— Работает, как обычный мобильный телефон, но если при включенном режиме произнести «волшебное» слово, то может легко отправить на тот свет того, у кого он окажется через три секунды после произнесения пароля…

— То есть, включи, произнеси «волшебное» слово и бросай врагу? — уточнил хозяин кабинета.

— Так точно! — кивнул мастер. — Но можно и по обычному телефону позвонить на него, назвать пароль, но тогда эта трубка должна быть в руках врага…

— Отлично! Беру! Говорите его номер и пароль… Когда Золотухин ушел, Богомолов вызвал к себе Рокотова.

— Тебе не пора собираться?

— За «крестником»? Через десять минут выезжаю.

— Вот, передашь ему мой подарок.

— Часы?

— Ага, — простодушно согласился генерал и добавил: — Смертельные часы. — После чего открыл книгу и показал застрявшую в ней иглу. — Представляешь, с восьми метров вогнал! Почти насквозь пробил.

— Да, действительно, смертельные часы! — с восхищением воскликнул полковник.

— И вот еще передай… — генерал протянул ему трубку мобильного телефона, объяснил в чем ее секрет.

— Я всегда говорил, что Золотухин настоящий кудесник! — воскликнул Рокотов.

— А теперь внимательно слушай и запоминай, чтобы потом все объяснить «крестнику». — Богомолов рассказал, как пользоваться часами, затем продиктовал номер мобильного телефона и назвал код для срабатывания микробомбы.

Когда помощник вышел, генерал еще раз прослушал запись последнего разговора Савелия с Вороновым. Дважды прогнав пленку, он твердо произнес, словно обращаясь к невидимому собеседнику:

— Можешь злиться на меня до потери пульса, Савелий, но я всю жизнь буду винить себя, если ничего не предприниму, чтобы подстраховать тебя и хотя бы уменьшить опасность! Так что извини, но я сделаю по-своему! — Богомолов взял свой защищенный мобильник и набрал номер.

— Джеймс слушает! — по-английски отозвался Майкл, давний американский приятель генерала.

— Это ваш далекий коллега, — тоже по-английски ответил Богомолов условной фразой, чтобы собеседник сам выбрал систему разговора: иносказательную или прямую.

— А, Константин Иванович! Как я рад снова вас слышать! — воскликнул бригадный генерал по-русски, давая этим понять, что говорить можно без опаски. — Надеюсь, моя помощь вашему тезке оказалась полезной?

— Похитители понесут самое суровое наказание!

— Полагаю, что их сообщники с нашей стороны тоже! Как здоровье? Как супруга?

— Все отлично!

58
{"b":"7248","o":1}