ЛитМир - Электронная Библиотека

Первое сообщение он получил от агента, одетого в форму разносчика пиццы.

— Сержант, вижу наш «объект», за ним следят… двое не наших. Один молодой, одет в джинсы и серый свитер, другой мужчина лет сорока, на нем темно-синий пиджак и красный галстук… Кажется, «объект» заметил слежку. Тот, что в сером свитере, направляется к нашему «объекту».

— Будь предельно внимателен! — приказал ему Дональд. — Если заметишь угрозу «объекту», применяй оружие: «объект» не должен пострадать!

— Кажется, «свитер» что-то сказал «объекту»…

— Кажется или сказал?

— Скорее всего… — Он сделал паузу, но потом твердо добавил: — Точно: сказал и уходит, за ним идет и тот, что в костюме. Черт!

— Что?

— Кажется, он меня засек!

— Первая группа, захватить «свитер» и его напарника, только нежно и ласково…

— Сержант! Это Вик!

— Говори!

— «Объект» под моим контролем! Вижу других наблюдающих за ним. Явные «макаронники». Один лет под тридцать, в дешевом черном костюме и с мощной золотой печаткой на руке, второй — мужчина лет пятидесяти, в очень дорогом костюме. «Объект» у самого выхода!

— Всем внимание! Быть в постоянной готовности номер один! — приказал Шеппард.

Когда на Савелия набросились первые боевики, Дональд хотел вмешаться, но предпочел чуть выждать, и этого «чуть» как раз и хватило на то, чтобы нападавшие оставили Бешеного в покое и переключились друг на друга. И когда началось это странное столкновение между несколькими противоборствующими группами, Дональд, внимательно следя за Савелием, одновременно с удовольствием наблюдал, как здоровенные мужички от души и довольно профессионально дубасят друг друга. Понимая, что это может продолжаться довольно долго, Шеппард решил ускорить развязку.

— Всем группам! Начать операцию по задержанию всех лиц, нарушающих общественный порядок!

Со всех сторон к дерущимся устремились сотрудники ФБР.

И тут Дональд увидел, как из группы дерущихся выскочил моложавый мужчина, который подбежал к Савелию, что-то сказал ему и открыл перед ним дверцу «Линкольна».

«Давай, Бешеный, уезжай отсюда!» — хотелось закричать Дональду, но этим он мог подставить Савелия, а потому понадеялся на случай.

В этот момент на него и посмотрел Савелий. А сержанту только это и нужно было: он взглядом поддержал его. Но дальше произошло совсем непредвиденное: неожиданно мужчина ударил Савелия по голове и втащил его безвольное тело в машину, которая мгновенно сорвалась с места. Нужно было что-то срочно предпринимать…

Савелий очнулся и при свете тусклой лампочки увидел, что лежит на огромной кушетке в какой-то мрачноватой комнате без окон и дверей. Кроме кушетки, в комнате ничего не было, даже какой-нибудь посудины для отправления естественных нужд. Из чего следовало, что долго держать его здесь не собираются. Но хорошо это или плохо, пока было непонятно. С удовлетворением отметил, что на его «опасные» часы никто не позарился, и по ним определил, что с того момента, как он потерял сознание, прошло немногим более получаса. Сильно болел затылок, во рту ощущался солоноватый привкус крови: видно, во время удара он прикусил язык. С удивлением обнаружил, что ни руки ни ноги у него не связаны.

«Интересно, к кому я попал и что им от меня нужно?» — подумал Савелий и «прислушался», но ничего не услышал: либо в доме никого не было, либо комната находилась где-то глубоко под землей.

Поднявшись с кушетки, Савелий медленно обошел свою темницу, но ничего стоящего не обнаружил, пока не оказался рядом с дверью. Несмотря на то что она была стальной, он заметил небольшую щель у самого пола, тут же лег и как можно ближе приставил к щели ухо. Сначала, кроме звуков, очевидно, включенного телевизора, ничего не было слышно. Наконец где-то стукнула дверь и раздался встревоженный голос:

— Выключай, Франко. Дон Кастелло приехал! Мгновенно звуки телевизора смолкли, и послышался уверенный баритон:

— Где наш гость?

— В подвале.

— Приведите. Только повнимательнее.

— В каком смысле?

— В смысле здоровья.

— Его?

— Своего, Франко, своего! Ты же видел, что он творил в аэропорту?

— Да уж… У нашего Винченце, несмотря на его габариты, едва голова не отвалилась!

— До сих пор очухаться не может! — подхватил другой.

— Как вам удалось от копов оторваться? — спросил хозяин.

— Как я увидел, что Тино «пригладил» нашего гостя и запихнул в машину, так сразу сообразил, что пора смываться.

— Ладно, ведите гостя.

Через несколько минут в сопровождении трех боевиков под прицелом двух пистолетов Савелия провели по лестнице вверх и доставили к Дону Кастелло. С интересом осмотрев его с ног до головы, Дон Кастелло, словно разговаривая сам с собой, произнес с некоторым удивлением:

— Ничего уникального в нем не вижу, а шуму сколько. — Но мысли его были совсем не о том, другие: «Это самые легкие деньги, которые мне когда-либо удалось заработать…»

— Может, вы скажете, кто вы и зачем я вам понадобился? — вежливо спросил Савелий.

Он давно понял, что попал не к тем, кто вызывал его из Москвы, и уже подумывал, как выбраться отсюда. Останавливало только одно: он до сих пор не знал, каким образом выйти на тех, кто захватил Воронова. Потому и «тянул резину».

— Ты многим интересен, господин Бешеный! — Его прозвище Дон Кастелло почти точно произнес по-русски.

— И вам в том числе?

— К счастью для тебя, с моей стороны ничего личного: чистый бизнес!

— Видно, много вам посулили, если на такие хлопоты пошли! — с иронией предположил Савелий.

— Более чем достаточно! Потому и… — Закончить мысль ему не дал вбежавший подручный.

— Дон Кастелло, к вам гость! — взволнованно объявил он.

— Кто?

— Ли Бао!

— Вот старая лиса: уже тут! — недовольно пробормотал хозяин дома. — Зови!

В комнату буквально влетел седовласый китаец, на вид ему было не менее восьмидесяти лет. Но несмотря на свой почтенный возраст, он был подвижен, даже стремителен. Он появился в окружении трех китайцев довольно внушительного для Востока вида: каждый более метра восьмидесяти ростом. Одеты они были по-европейски, в черные костюмы, а на одном, несмотря на жару, еще длинный темно-синий плащ.

— Приветствую тебя, дорогой Ли Бао! — встал ему навстречу Дон Кастелло. — Очень рад тебя видеть! — намеревался обнять его, но тот с явным недовольством отстранился, однако подал руку.

— Оставим любезиносити! — сухо осадил собеседника китаец. — Пирямо сикази, сиколико ти хочес за сивоего пиленика?

— Дорогой Ли, я очень уважаю тебя, — осторожно начал Дон Кастелло. — Мне достаточно той суммы, которую я уже заработал.

— Этот син собаки убиль моих любим ии винюки, и нет мине покоя, пока я не сиделаю емю симерит! Я долизен убити его! — Видно было, с каким трудом он сдерживает свою ярость и потому еле цедит слова. Разговаривая с Доном Кастелло, Ли Бао с такой злобой, не мигая, смотрел на Савелия, что казалось, еще мгновение, и он зубами вцепится в его горло.

Савелию удалось «подслушать» его мысли: «Я стольких отправил на тот свет, но никогда не радовался, как радуюсь сейчас, в предчувствии того, что свои руки омою твоей кровью, ублюдок!»

— Вы ничего не путаете, уважаемый? Вас я вижу впервые, а ваших внуков вообще никогда не видел, — спокойно заметил Савелий.

— Не видел моих винюки? — еще больше разозлился тот. — Ти полинии лизечи! Мозет, и фамилию Велихов ти силисис виперивии?

— Ну почему, эту фамилию, к сожалению, я слышу не впервые, — невозмутимо ответил Савелий. — Только мне непонятно, какое отношение имеют ваши внуки к этому типу?

— Они били телохранители Велихова! — злобно брызгая слюной, выкрикнул китаец. — Не забил оситиров, Расиказова и молодюю китаисикюю парю?

— Помню, — согласно кивнул Савелий.

— Это и били мои винкж и винючика!

— Вот как? Соболезную: были очень талантливые ребята, — безо всякой иронии ответил Савелий. — Но моей вины в их смерти нет: они первыми напали на меня и не захотели сдаваться.

64
{"b":"7248","o":1}