ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это абсолютная чушь! -. ехидно рассмеялся Тим Рот. — В этом доме никого силой не удерживают!

— Вы хотите сказать, что в вашем доме нет посторонних?

— Ну, почему же, есть! Например, вот посторонний, и он тоже гражданин иностранного государства! Впрочем, как и я сам! Однако, как вы видите, его никто не удерживает здесь силой!

— Он правду говорит?

Савелий выдержал паузу, неторопливо взглянул на чуть побледневшего Тима Рота и только потом сказал:

— Да, хозяин говорит правду!

— Вот видите! — облегченно вздохнув, выкрикнул тот. — Придется мне заявить официальный протест вашему начальству!

— Это ваше право! — кивнул Дональд. — Еще есть в доме посторонние?

— Нет, — ответил Тим Рот, но, заметив, что полицейский направляется к лестнице, торопливо добавил: — Если не считать гостя.

— Гостя? Познакомьте меня, пожалуйста, с ним… — не останавливаясь, попросил сержант.

— Он спит.

— Спит, в такое время?

— Да, просто он себя плохо чувствует. Послушайте, не кажется ли вам, что вы слишком назойливы!

— Ничего личного: это моя работа, сэр!

— В таком случае прошу предъявить ордер! — Тим Рот решил покачать права.

— Хорошо, — согласился сержант, продолжая подниматься по лестнице.

Дональд вошел в комнату, где спал Воронов, и позвал:

— Господин советник, можно попросить вас подняться сюда?

— Что вам угодно? — спросил Тим Рот, входя в комнату.

— Это ваш гость? — спросил сержант, указывая на лежащего Воронова.

— Гость, — спокойно ответил тот.

— Что с ним? Он так крепко спит… Что с ним?

— Понимаете, господин офицер, в таком состоянии его нашли мои сотрудники недалеко от моего дома: увидели, бедняга нуждается в помощи, принесли сюда…

— Вот как? Документы при нем были?

— Нет, к сожалению…

— Врача вызвали?

— Собираемся вызвать…

— Что ж, в таком случае мы забираем его с собой и в участке все выясним, не возражаете?

— Конечно, офицер, даже буду благодарен: жалко беднягу! — Тим Рот был сама любезность.

— Вот и договорились! Вик, возьми пару ребят и поднимись на второй этаж!

— крикнул сержант и, когда полицейские пришли, сказал: — Отнесите его в машину! — Потом повернулся к хозяину: — Примите на будущее бесплатный совет, господин советник: если хотите избежать неприятностей, никогда не приводите в дом незнакомых вам людей. — В его голосе проскользнула явная ирония.

— Спасибо, офицер, буду иметь в виду! — бесстрастно поблагодарил тот. — У вас все?

— Да, все, — сказал сержант, следуя за своими сотрудниками, но, проходя мимо Савелия, остановился. — Я могу взглянуть на ваши документы?

— Вы его в чем-то подозреваете? — тут же вступился Тим Рот.

— Что вы, так, на всякий случай! — добродушно улыбнулся Дональд.

— Пожалуйста, — пожал плечами Савелий и полез в карман, потом в другой, в третий, изобразил на лице беспокойство и растерянность.

— Сергей, может быть, вы обронили их? — попытался прийти на помощь Тим Рот.

— Не знаю. Возможно, я переложил их в чемодан.

— Донатас, где чемодан господина Мануйлова? — спросил хозяин своего подручного.

— В машине…

— Так принесите, быстро!

— Ничего, не беспокойтесь, Тим Рот, я сам! — глубоко взглянул Савелий в глаза Десятому члену Великого Магистрата: тот сразу все понял и вынужден был смириться с поражением.

— Жаль, что нам не удалось толком поговорить. — Ему с трудом удавалось сохранять самообладание.

— Какие наши годы: встретимся еще! — с задором пообещал Савелий…

Через несколько минут Савелий сидел рядом с Шеппардом в полицейской машине и они ехали следом за медицинским «Доджем», в котором находилось бесчувственное тело Воронова.

— Поведай, Дон, как ты здесь оказался?

— Я думал, ты понял.

— Когда ты подал мне знак в аэропорту, я понял, что вы меня ведете, но потом, когда я очнулся в доме Кастелло, а потом еще и Ли Бао пришел…

— Для меня это был самый тревожный момент! — Мощную фигуру сержанта даже передернуло от неприятных воспоминаний. — Я не знал, что предпринять: то ли ринуться к тебе на помощь, то ли подождать еще немного. Мы же не узнали самого главного: где они держат Воронова. А тут этот злобный Ли Бао со своей местью… Хорошо еще, что Кастелло позвонил Тиму Роту и намекнул, что помешавшийся на мести китаец не сразу будет убивать тебя, а то я уже хотел вломиться в тот дом.

— Значит, я правильно догадался, что вы прослушиваете все их разговоры?

— Конечно! Как же иначе? Скажи, как тебе удалось так легко расправиться с телохранителями Ли Бао? Ну, с одним-то понятно: удар об стену, и шейные позвонки не выдержали, но вот с двумя другими как?

— Извини, приятель, но могут же быть у меня маленькие секреты даже от близких мне людей? — Он улыбнулся. Почему-то Савелию показалось не совсем этично раскрывать разработки российского умельца, но потом Бешеный сообразил, что при вскрытии все равно обнаружат иглы, и он, слегка усмехнувшись, признался сержанту: — Но тебе, по старой дружбе, признаюсь: я их отправил на тот свет с помощью граммофонных иголок.

— С помощью граммофонных иголок? Кончай макароны мне на уши вешать!

— Не веришь? Вскрытие покажет. — Савелий не стал дальше убеждать друга.

— Ладно, не хочешь — не говори! Ты лучше объясни, что они сотворили с Вороновым? Неужели напичкали чем-то?

— Трудно сказать, — с мрачным видом вздохнул Савелий. — Нужно срочно отправить его в Москву!

— Может быть, стоит показать его нашим специалистам?

— Нет, думаю, у нас ему быстрее помогут, — размышляя о чем-то своем, возразил Савелий.

— Боюсь, что без генерала Джеймса здесь вряд ли мы обойдемся: документов у него действительно при себе нет, а обыскивать особняк советника не имеем права. Мне и так еще предстоит объясняться с начальством, если Тим Рот пожалуется, — поморщился Шеппард.

— Об этом можешь не беспокоиться, — заверил Савелий. — Ему совсем не нужна такая реклама.

Когда Савелий позвонил Майклу, тот обрадовался:

— Господи, слава богу, ты жив! — И тут же с тревогой спросил: — А что с Вороновым?

— Жив, но его срочно нужно отправить в Москву! Андрюше нужны наши специалисты: он в коме!

— Может, отправить спецрейсом?

— Здравая мысль, но… у него нет никаких документов!

— Тем более! Где вы?

— Только что проехали мост Вашингтона, свернули на Риверсайд драйв…

— Вот что… разворачивайтесь, пересекайте Центральный парк, потом через Квинс, по Экспресс-шоссе…

— Майкл, я же с Дональдом, — прервал его Савелий. — Куда мы должны приехать?

— Спасибо, что напомнил! В аэропорт Кеннеди! Я сейчас позвоню кое-кому, договорюсь обо всем и тоже двину к вам: надеюсь, что сумеем отправить твоего брата в Москву в ближайший час-два! До встречи!

— Спасибо, Майкл!

— О чем ты, приятель? Какие могут быть счеты между друзьями? Пока…

— Ну что, все в порядке? — спросил Дональд.

— Да, Майкл велел ехать в аэропорт Кеннеди: он сам туда приедет!

— Тогда полный порядок! — повеселел сержант и тут же связался по рации с санитарной машиной: — Вик, поворачивайте! Едем в аэропорт Кеннеди…

— По какому маршруту? Это на всякий случай, если потеряемся в пути, — спросил тот.

— Через Центральный парк, тоннель Линкольна и Квинс.

— А мы не застрянем там?

— Минуту… — Сержант просмотрел свой пейджер. — Вроде бы все нормально…

— Тогда вперед?

— Вперед.

— Послушай, Бешеный, честно говоря, у меня сомнения… — сказал Дональд.

— Какие?

— По поводу того, что генерал сможет организовать отправку Воронова. Для того чтобы отправить человека из Америки без документов, необходимо решение суда, а до этого потребуется собрать столько документов, что мало не покажется.

— Может быть, твои сомнения и обоснованны, но мне кажется, что Майкл никогда бы не стал обещать того, чего не в силах сделать! — уверенно сказал Савелий.

Вера в Майкла Джеймса и на этот не подвела Савелия. Отправляя их в аэропорт, генерал уже знал, как ему нужно действовать. В Госдепартаменте США у него был свой человек, Пол Эванс, занимавший там довольно ответственный пост. С этим человеком они в свое время провернули не одну важную государственную операцию, и Майкл относил его к тем немногим, кому он доверил бы и свою жизнь. Единственная проблема заключалась в том, чтобы он оказался на месте. Но, как говорится, «на ловца и зверь бежит». Пока он набирал его номер, по селектору раздался голос секретарши:

70
{"b":"7248","o":1}