ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господин Джеймс, вам звонят по «зеленому номеру!

По «зеленому» номеру, названному так самим Майклом, звонили только близкие друзья, а иногда и начальство из Вашингтона.

— Соедините!

— Майкл, привет, это Пол.

От неожиданности, продолжая держать трубку, в которой он слышал длинные гудки, ожидая, когда Эванс поднимет трубку, Майкл машинально спросил:

— Какой Пол?

— Майкл, боюсь, ты перегрелся на работе!

— Господи, Эванс! — радостно воскликнул генерал. — А я тебе набираю… Ты где?

— В кабинете.

— А почему не берешь трубку?

— Потому что тебе звоню, сейчас… — И во второй трубке Майкл услышал его голос. — Надо же, действительно ты! — рассмеялся Эванс. — Какое совпадение. По какому говорить будем?

— По «нужному»..

— Понял, — сказал тот и положил трубку телефона, по которому звонил сам.

— Что-то случилось?

— Срочно нужна твоя помощь!

— Говори!

— Мой приятель из России находится в коме, документы его утеряны, а его нужно срочно переправить в Москву!

— Так я и звоню тебе по аналогичному поводу.

— По аналогичному? — удивился Майкл. — Но откуда ты знаешь о нем?

— О твоем приятеле я ничего не знаю, но ты, помнится, просил меня, если случится оказия, переправить в Москву твою посылочку. Запамятовал, что ли?

— Господи, столько времени прошло, а ты не забыл! — удивился он. — Что, есть возможность?

— И для твоей посылки, и для твоего приятеля! Через полтора часа в Москву вылетает самолет с дипломатической почтой, а я сейчас замещаю того, кто обладает правом нужной подписи и ушел в отпуск.

— Ты хочешь сказать, что мой приятель полетит как диппочта? — обескураженно переспросил Майкл.

— Именно так! Без права проверять, досматривать и все прочее.

— Выходит, нужен какой-то контейнер?

— Если тебе важно, чтобы его никто не видел при погрузке, то да! Вполне можно обойтись и картонной коробкой: в самолете нечего таиться. Кто будет сопровождать его?

— Мой помощник подойдет?

— Твой — вполне! Говори его имя.

— Фрэд Хилл, агент по специальным поручениям.

— А что в Москве?

— Фрэд будет знать.

— Ты постарайся через час быть в аэропорту Кеннеди, у кабинета начальника аэропорта. К тебе подойдет мой человек с нужными документами и все сделает как надо. Машину с твоим приятелем подгонят прямо к самолету!

— Огромное тебе спасибо! С меня причитается.

— Разберемся! Когда встретимся?

— Если не занят, давай в субботу.

— В шесть вечера?

— Где?

— В нашем клубе.

— До встречи!

Все прошло гладко, как и обещал Эванс. Гораздо труднее было найти подходящую коробку, но и с этим агент по спецпоручениям Хилл справился. Еще до погрузки Майкл созвонился с Богомоловым, рассказал ему о чудесном спасении Воронова и о «подвигах» Савелия. Нужно было слышать, как обрадовался Константин Иванович. А еще больше поразился, когда узнал, что утром следующего дня Воронов прилетит в Москву. Константин Иванович сказал, что самолет встретит его помощник. Когда Савелий услышал, что встречать будет Рокотов, он попросил у Майкла трубку:

— Константин Иванович, здравствуйте!

— Привет, «крестник»! Наслышан о твоих подвигах! От души поздравляю с успешным завершением поисков твоего брата!

— Рано поздравлять, — тяжело вздохнул Савелий. — Андрюша в коме!

— В коме? — с беспокойством воскликнул он.

— Ну, как бы в коме. Этот подлец, Тим Рот, успел крикнуть ему «Засни!», и Андрей завалился как сноп и ни на что не реагирует.

— Значит, мы с тобой были правы: зомбирование!

— Похоже на то! Помните, мы с вами говорили о коде? Мне удалось подслушать точный код: четырнадцать Рафаэль Санти восемьдесят три, и Воронов тут же ответил: «Приказывайте!» Не знаю, прав я или нет: проверить здесь не решился, но скажите специалистам, чтобы они придумали, как снять с него это проклятье. Мне пришла в голову странная мысль: может быть, стоит подумать о годе смерти художника? — Савелий не стал рассказывать о том, что это было не его предположение или догадка, просто ему, прежде чем Воронова отправили в глубокий сон, удалось «услышать», как в голове Андрея пронеслись цифры: «пятнадцать, двадцать».

— Обязательно подскажу! С Розочкой виделся?

— Пока не было времени.

— Привет передавай!

— Передам. Давайте прощаться: вам еще Майкл хочет что-то сказать.

— Спокойного отдыха тебе, «крестник»!

— Можно и Савелием называть: это уже перестало быть тайной, — с грустью заметил он.

— Тем более, Савка!

— Что — тем более?

— Огромный привет Розочке!

— Да ну вас, — ответил он, но добавил: — Спасибо! — И протянул трубку Майклу.

— Костя, я вот о чем хотел тебя спросить, — чуть отойдя в сторону, начал Майкл. — Мне тут нужно одну догадку проверить, а своих людей я туда послать не могу: дело неофициальное.

— Хочешь Бешеного послать? — сразу догадался Богомолов.

— Не возражал бы.

— Это опасно?

— Да нет, так, приятная прогулка.

— Далеко ли ему придется прогуляться?

— На один из островов Никарагуа.

— Никарагуа? — Майкл сразу почувствовал, что название страны вовсе не воодушевило Богомолова, и поторопился пояснить:

— Никаких боевых действий: только смотреть, запоминать и анализировать.

— Ладно, если он согласится расстаться ненадолго со своим ребенком, то я не буду возражать, — после небольшой паузы ответил Богомолов.

— Вот спасибо, — повеселел Майкл.

— Это тебе спасибо за Воронова.

— Рады стараться. Кстати, тебя, Костя, ждет сюрприз.

— Какой сюрприз? — снова насторожился Богомолов.

— Посылочка от меня…

— Что за посылочка?

— Увидишь: мой офицер, Фрэд Хилл, который будет сопровождать Воронова, и передаст…

— Надеюсь, не кот в мешке?

— Увидишь, — с улыбкой повторил Майкл.

Попрощавшись с Вороновым в машине, Савелий закрыл крышку коробки, закрепил ее скотчем, чтобы случайно не открылась, проследил, как ее занесли в салон самолета, и дождался, пока борт не набрал высоту.

— Хорошего полета тебе, братишка! — прошептал Савелий и повернулся к Майклу: — А теперь срочно отвези меня к Розочке!

— С радостью!

Они сели в машину Майкла: ярко-красную «Шевроле», за руль взялся сам генерал.

— Может, позвонишь сначала? — спросил он, — Вдруг ее дома нет?

— Нет, пусть ей будет сюрприз!

— Как мы все любим преподносить сюрпризы, — покачал головой Майкл.

—«Кстати, генерал, я же тебе тоже привез подарок.

— Так что же не отдаешь? — воскликнул Джеймс. — Очень люблю подарки!

— Минуту. — Савелий достал с заднего сиденья свой чемодан и вытащил из него полукилограммовую банку черной икры. — Помнится, ты очень восхвалял сей продукт!

— Боже, это же целое состояние! — воскликнул Майкл и едва не потерял управление автомобилем.

— Для друзей мне ничего не жалко, особенно… для живых! — перевел дух Савелий. — Ты уж следи лучше за дорогой: икра от тебя никуда не уйдет.

Когда они подъехали к особняку Розочки, Савелий спросил:

— Может быть, все-таки зайдешь?

— Нет, дорогой, не хочу мешать: вам не до меня будет. Лучше завтра встретимся.

— Как скажешь. Спасибо тебе!

— За что, господи?

— За то, что живым довез., — пошутил Савелий.

— Я всегда вожу с гарантией, — в тон ему ответил Джеймс. — Привет любимой.

Савелий долго смотрел вслед машине, словно нарочно отдаляя встречу с Розочкой, чтобы справиться с неожиданно нахлынувшим волнением. Потом встряхнул головой и нажал кнопку звонка. Он не сразу обратил внимание на некоторые изменения у входа: над его головой виднелся небольшой, но зоркий глазок видеонаблюдения.

— Господи, Савушка! — услышал он радостный вопль Розочки, прозвучавший прямо над ним в динамик.

Щелкнул замок, и дверь начала медленно открываться. Савелий толкнул ее и увидел стремительно бегущую к нему Розочку. Эта была она и не она: все такая же юная, легкая, воздушная, и в то же время в ней появилось что-то степенное, взрослое, да и грудь существенно увеличилась. Сейчас Розочка напоминала ребенка из очень высокопоставленной семьи, которому и порезвиться по-детски хочется, но уже есть и понимание, что нельзя забывать свое высокое положение.

71
{"b":"7248","o":1}