ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он не помнил, как ему удалось выскользнуть из вертолета, всплыть на поверхность океана, как смог добраться до берега. Не помнил он и того, как, выбравшись на берег, продолжал ползти и ползти вперед, пока тело совсем не отказалось слушаться.

Савелий несколько часов пролежал без признаков жизни. В таком состоянии его и нашел будущий его Учитель со своими братьями.

Севастьянов Виктор Николаевич

Виктор Николаевич Севостьянов раздраженно ходил по своему огромному кабинету. Он только что вернулся из кабинета Президента. Хитрая лиса! Говорить двадцать минут и ничего не сказать. Такое впечатление, что он находился на дипломатическом приме! Ни на одно его предложение Президенту не получено ответа. Можно подумать, что он не понимает, куда катится страна! Нет, он все прекрасно понимает! Демагог! Перестройка! Свобода! Идиот! Чего он добился своей свободой? Стал первым в стране Президентом? «Ура! Да здравствует!» На что рассчитывал? За партию нужно держаться! За партию! Это единственная сила в стране Советов — Коммунистическая партия!

Семьдесят лет складывалась ее структура! Семьдесят лет! И этот еще, тоже мне демократа из себя корчит! Со своим-то рылом да в калашный ряд! Нет, нужно срочно что-то предпринимать, если уже не поздно! Как можно разваливать страну на куски в такой ситуации? Дать уйти Прибалтике, Молдавии. Тряпка! Самая настоящая тряпка! Ох, хлебнет еще страна от такого «руководства»! Ох, хлебнет…

Неожиданно зазвонила «вертушка» и прервала его мысли. Кто это может быть? Виктор Николаевич подошел и снял трубку — Севостьянов слушает!

— Виктор Николаевич, приветствую тебя, дорогой! — услышал он вкрадчивый голос одного из самых влиятельных людей среди приближенных Президента. — Как здоровье? Настроение?

— Ничего, спасибо, фигово! — быстро ответил Севостьянов своей обычной фразой, скрывая за ней явную усмешку.

— Вот и хорошо, — словно не заметив иронии, отозвался тот. — Я уверен, что ты правильно понял сегодняшнюю встречу с нашим шефом. — Он немного помолчал, потом продолжил: — И уверен, что сделал правильные выводы! — На этот раз в голосе появились металлические нотки. — А теперь о главном: со своими предложениями об органах ко мне в девятнадцать ноль-ноль, на дачу. Есть кое-какие предложения от нашего общего знакомого из Южной Тайги. Ну, привет! Жду!

Виктор Николаевич положил трубку на аппарат и нахмурил брови: на их условном языке (о серьезных вещах они не говорили в открытую даже по «кремлевке») сказанное означало, что получены сведения от бывшего его коллеги, которого они с таким трудом «потеряли» за границей.

Очень своевременный звонок! Как нельзя кстати! Интересно, о чем будет разговор? Какие предложения могут последовать от бывшего генерала КГБ Рассказова? Вряд ли стал бы он рисковать и идти на связь из-за пустяков! Что-то наверняка очень серьезное! Стоп!

«Со своими предложениями об органах», — повторил он про себя. Интересно! Наконец-то понадобились его «черные списки».

Эти списки Виктор Николаевич начал составлять очень давно, когда еще был помощником Секретаря ЦК КПСС, курировавшего органы КГБ. Тогда ему казалось, что он, собирая эти списки, помогает предотвратить зреющий заговор в органах КГБ. Однако ситуация в стране изменилась так резко, что сейчас, когда он сам возглавил отдел ЦК КПСС по контролю за органами КГБ и, естественно, сильно дополнил эти списки, люди, фигурирующие в них, из неугодных элементов неожиданно превратились в нужных патриотов.

Ты посмотри, какой он быстрый! Списки ему подавай! Этим спискам он посвятил столько лет! А какому риску подвергался?! Да и сейчас подвергается не меньше, если не больше!

Ну и память у него! Один только раз упомянул с ним в разговоре года четыре назад, а он помнит. Тогда сделал вид, что пропустил мимо ушей. Хитрован! При всех властях усидел… и усидит!

С одной стороны, отдавать такой ценный материал в такой ситуации Виктору Николаевичу почему-то не хотелось, очень мнимые выгоды сейчас это сулило, а с другой стороны, не отдашь — навлечешь на себя беду. Как бы умудриться сделать так, чтобы и «волки были сыты и овцы целы»? Ладно, не из таких передряг находил выход, время еще терпит.

Инспекторская поездка

В просторном салоне правительственного самолета находилось несколько человека среди них — генерал госбезопасности, Александр Борисович Галин. Он уже давно был пенсионного возраста, но его почему-то продолжали держать в органах, да еще и использовать на оперативной работе.

Рядом спим сидел моложавый полковник с чуть седоватыми висками, Константин Иванович Богомолов.

Чуть поодаль, заметно нервничая, расположился майор Нигматулин, который не совсем комфортно чувствовал себя в столь солидной компании.

Все они внимательно слушали сидящего за столом, уставленным различными средствами связи, сухощавого мужчину средних лет. Он был одет в строгий серый костюм-тройку и модный галстук. Аркадий Михайлович Денисов был первым заместителем начальника отдела ЦК КПСС по работе с органами государственной безопасности. Говорил он тихо, но отчетливо:

— Обстановка в этом регионе очень сложная, и потому, Александр Борисович, особое внимание — границе. — Он сделал паузу и нахмурился.

— Таких инцидентов, как в гарнизоне Соловьева, быть не должно!

— Аркадий Михайлович, нет там его вины, он… — начал было говорить генерал Галин, но Денисов тут же прервал его на полуслове:

— Я не ищу виновных. — И тут же, взяв себя в руки, мягко добавил.

— Вечно вы защищаете своих любимчиков. — После чего повернулся к полковнику Богомолову: — Ну, что ж, докладывайте о вашем инциденте. И подробнее, пожалуйста!

— Слушаю, Аркадий Михайлович? Два дня назад преступная группа напала на военный склад. — Он вытащил из папки листок. — Разрешите зачитать?

— Читайте! — со злостью бросил Денисов. — Совсем обнаглели, уже на военные склады нападают. Это же не первый случай?

— Так точно!

— Ладно, читайте.

— Убиты двое часовых. По полным данным, похищено: автоматов АКМС — тысяча двести штук, пистолетов Макарова — тысяча восемьсот штук, ручных гранатометов — сто семьдесят штук, гранат Ф-1 — две тысячи, около сорока тысяч патронов. — Он замолчал.

— Опять упустили? — спросил Денисов, взглянув на генерала.

— Опоздали. Грузовиков на платформе уже на было — сконфуженно ответил тот.

— А может там их и не было?

— Разрешите!? — снова спросил полковник.

— Слушаю вас.

— Мне кажется, что их там не было, — осторожно подтвердил полковник. — Мы провели экспертизу: следы у складов и следы на платформе идентичны. Думаю, что оружие увезено в контейнерах. Следы его теряются в Казахстане.

— Так. Что еще?

— На месте происшествия удалось выяснить, что один из часовых успел дать автоматную очередь и по всей вероятности кого-то ранил: обнаруженная на земле кровь не принадлежит ни одному из убитых постовых. Оповещены все медицинские учреждения.

— Не густо. — Он вдруг взглянул на молчаливо сидящего майора. — Товарищ майор, пожалуйста, поговорите с пилотами о чае.

Полковник выразительно махнул ему головой, и тот быстро вскочила

— Слушаюсь! — И зашел в кабину пилотов.

— Судя по всему, действует одна и та же группам — задумчиво проговорил Денисов.

— И очень серьезная! — подхватил генерал.

— Очень ценное замечание, — с иронией бросил Денисов. — Константин Иванович, что можете доложить о подвижках по первым случаям?

— Пока ничего конкретного. Аркадий Михаилайлович. Работаем.

— Медленно! Медленно работаете! — сердито заметил тот и повернулся к генералу: — Есть сведения по другим каналам, что ряд политических организаций в стране организуют террористические группы с целью захвата власти.

— Ишь, губы-то раскатали, — перебил его генерал.

Тот, пиках не среагировав на генерала, продолжал:

— Не исключено, что существует прямая связь между захватом оружия и деятельностью этих террористических групп. Мы пытаемся внедрить своего сотрудника в одну из таких организаций, но пока безрезультатно. Хотя… — Он странно посмотрел на генерала, который, казалось, несколько насторожился, потом продолжал: — По другим каналам сообщили, что по не очень проверенным сведениям, эта организация обладает значительными валютными вкладами в ряде зарубежных банков. Источники поступления валюты не известны. И потому, Константин Иванович, основная задача — нейтрализовать группу непосредственных исполнителей по захвату оружия.

13
{"b":"7249","o":1}