ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Савелий протестующе поднял руку, пытаясь чтото сказать, но она перебила:

— Брось, Савушка, свою щепетильность! Разбогатеешь, отдашь! — Лапа разорвала банковскую упаковку двадцатипятирублевок и не считая, около полпачки, отдала Савелию. — И поторопись, пожалуйста: Наташа только до семи работает. Потом за мной, и поедем обмывать покупку! — Она стала шутливо подталкивать его к двери.

До центра Савелий доехал очень быстро, но та улица, которая вела к ГУМу, была перегорожена: велись строительные работы, и ему пришлось делать небольшой крюк.

Пытаясь сосредоточиться на новом маршруте, он не обратил внимания, что за ним неотступно следует ярко-желтая машина «Москвич». Когда он выехал на небольшую улочку с односторонним движением и остановился у светофора, «Москвич» неожиданно поехал вперед. Пересекая улицу перед самым носом «Вольво», «Москвич», за рулем которого Савелий успел рассмотреть миловидную молодую женщину с ярко накрашенными губами, неожиданно вильнул и сильно стукнул «Вольво».

Савелий выскочил из машины, чтобы остановить «Москвич», но тот резко рванулся вперед и скрылся в ближайшем переулке. Он подошел к «Вольво» и осмотрел машину: было сильно повреждено левое крыло, разбиты фара и сигнальные огни, искривлена крышка капота.

Оглядываясь по сторонам, Савелий не заметил особого внимания к своей аварии, видно шум от столкновения был незначительным и все произошло очень быстро, поэтому никто и не обратил внимания.

Савелий был рад хотя бы тому, что рядом не оказалось милиции. Он сел за руль, вытащил из кармана бумажник и пересчитал наличность: даже если отказаться от покупки костюма, денег для восстановления товарного вида машины было недостаточно. Вдруг он наткнулся на визитку Григория Марковича; немного подумав, тронул машину с места и у первого же телефона-автомата остановился:

— Григорий Маркович? — спросил он, когда на другом конце подняли трубку.

— Да, слушаю вас.

— Здравствуйте, это Савелий, которому вы…

— Наконец-то объявился! — тут же прервал его Григорий Маркович. — Как дела? Где живешь? Работаешь ли? — Он был явно рад звонку Савелия.

— Извините, что беспокою вас, но вы говорили, что могу обратиться к вам за помощью, если что. — Савелию было очень неудобно вновь беспокоить этого доброго человека, но другого выхода он не видел.

— Естественно! И очень рад, что ты не забыл про меня! Чем могу быть полезен?

— Машину чужую стукнул.

— Ну, это не проблема! Какая машина?

— «Вольво». Габариты, крыло, крышка радиатора.

— «Вольво»? Это сложнее, тут без валюты не обойдешься.

— Где ж я ее найду? — грустно выдавил Савелий.

— Ладно, не суетись. Есть у меня ребята в одной фирме, думаю, что мне не откажут. Что с работой?

— Заколебали бюрократы проклятые! — вспылил Савелий. — Без прописки не дают работы, без работы — не прописывают. Восстановить мою тоже волынят. Эх!

— Что ж сразу не обратился? Ладно, записывай адрес. Скажешь, что пришел по рекомендации Григория Марковича.

Минут через пятнадцать он уже был в автосервисе, где ремонтировали иностранные машины. Директор автосервиса, очень толстый мужчина лет сорока, выслушав, от кого пришел Савелий, тут же вызвал к себе мастера и приказал ему заняться машиной, дав на исправление всех повреждений час.

После этого он набрал номер телефона и произнес странную фразу:

— Что нужно «племяшу»? — Потом, немного послушав, сказал: — Все будет в лучшем виде. — Положив трубку, посмотрел на Савелия. — Значит, без работы сидишь? — Он вдруг протянул руку: — Валентин Серафимович!

— Савелий! Замучили крючкотворы! — выпалил он. — Ни как прописку не восстановят, а без нее не берут на работу!

— А что вы умеете делать, Савелий? — он перешел вдруг на «вы». — Есть ли у вас профессия? — И неожиданно добавил: — В армии чем занимался?

— В армии была только одна профессия: профессионального убийцы! — он горько улыбнулся.

— Афганец?! — полуутвердительно спросил он. — Спецназ?

— И спецназ в том числе! Знаю любую технику и могу водить все, что движется с помощью мотора. Матросом на рыболовном траулере пахал.

— Да, — Валентин Серафимович внимательно взглянул на него. — А если работа с выездом из Москвы, согласишься?

— Смотря какие условия и где, а также кем работать, Можно и с выездом, если возвращаться можно будет.

— Шесть месяцев вдали от цивилизации, а четыре месяца — в Москве, отпуск. Оплата как у генерального конструктора самолетов — он подмигнул. — А работа, — снова посмотрел ему в глаза, словно проверяя, не ошибся ли он в сидящем перед ним парне, — инструктором по подготовке молодых солдат.

— Спецназ?

— Что-то вроде того. Правда, стопроцентную гарантию пока дать не могу. — Он выжидающе посмотрел на Савелия и, не услышав ничего, усмехнулся. — Ну, как?

— Что как? — не понял Савелий.

— Как со временем отсутствия в Москве? Любовьто — штука тонкая, — неожиданно добавил он.

— Откуда… — удивленно начал Савелий, но сразу замолчал и в свою очередь спросил: — Так вы, значит, коллеги с Григорием Марковичем?

— В каком-то смысле вы угадали, молодой человек. Так что вы решили? — Он вытащил из стола какую-то анкету из трех листков.

— Конечно да!

— Вот, — он протянул ему анкету. — Дома заполнишь и завтра принесешь. Ответ — дня через тричетыре.

— Спасибо вам!

— Спасибо скажешь, когда билет будешь получать и класть его в карман, — он снова перешел на ты.

— А с «Вольво» как? У меня нет валюты.

— Об этом я уже догадался! — усмехнулся Валентин Серафимович. — Отдашь, когда разбогатеешь! — Он подмигнул.

— У меня просто слов нет! Такое впечатление, что последнее время я живу в долг.

— Вот именно, — многозначительно сказал он. — Ладно, до завтра. — Он пожал Савелию руку и ушел.

До ГУМа было совсем рядом; он успел побывать у Наташи и взять свой костюм, который был ему очень к лицу. Когда Савелий вернулся в автосервис, то машина была уже готова, и его изумило качество работы: если бы он не видел сам повреждений, то подумал, что ему все приснилось, все было как новенькое. Когда он вернулся. Лана недовольно спросила:

— Что так долго? Заждалась совсем: нафуфырилась, оделась, а тебя нет и нет.

— Если я тебе расскажу, что произошло со мной, то ты не поверишь!

— А ты попробуй!

— Я в аварию попал!

— Что с машиной? — тут же воскликнула Лана.

— Ага, тебя машина интересует больше, чем человек! — вздохнул Савелий.

— Он что, погиб? — встревожено спросила она.

— Кто? — не понял Савелий.

— Ты же сказал — «человек»!

— Я себя имел в виду.

— Ну, напугал, — Лана облегченно вздохнула. — Совсем запутал! Кого ты сбил?

— Да никого я не сбивал, с чего ты взяла?

— Сам же сказал — попал в аварию! Если никого не сбивал, а сам великолепно себя чувствуешь, значит, с машиной что-то?

— И с машиной все в порядке, — Савелий рассмеялся.

— Ничего не понимаю. Чего ж ты мне голову морочишь?

— Ты же сама не даешь мне и слова сказать.

— Я не даю? — искренне удивилась девушка.

— Даешь, даешь! Успокойся, пожалуйста, и послушай! — рассмеялся Савелий. — У светофора меня подрезал «Москвич» и сразу же смотался. У машины — вмятина в крыле, разбиты габариты, фара, погнут капот.

— Господи! — всплеснула руками Лана. — Что я папе скажу?

— Да успокойся ты, пожалуйста! Ничего твой папа не заметит!

— Как это не заметит? Хватит голову мне морочить! — она вскочила и бросилась к выходу.

— Лана! Подожди! — крикнул Савелий, но она не захотела его слушать и устремилась к гаражу.

Ее не было минут пятнадцать, а когда вернулась, напустилась на Савелия.

— Что, разыграть меня решил? Мою реакцию решил проверить? А я уже и уши развесила: авария, человек, машина.

— Я же говорил, не поверишь! — Он пожал плечами. — Может все-таки дашь договорить?

— Хорошо, говори! — она успокоилась и с интересом уставилась на него.

28
{"b":"7249","o":1}