ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако Савелий заметил и то, что среди песков были проложены замысловатые кольца автодороги, по периметру тренинг-полигона были разбросаны вышки с телекамерами.

Повсюду виднелись воронки от взрывов, вдали была навалена куча искореженной выстрелами машины, мотоциклы и даже один бронетранспортер. Видно было, что средств здесь не жалели.

Савелий бежал легко и уверенно, замыкающим в цепочке. Было заметно, что он привычен к бегу по песку: ногу ставил всей ступней, и потому ноги меньше в нем утопали.

— Тридцатый! — неожиданно услышал он голос Пятого. — Ко мне! Савелий выбежал из цепочки и подбежал к нему,

— Слушаю вас, Пятый!

— До обеда у тебя отдых, приглядывайся, Знакомься с территорией, с обстановкой, пригодится! После обеда — бассейн и спортзал! Завтра — полная нагрузка! Свободен, Тридцатый! — проговорил Пятый привычным приказным тоном. Отметил Савелий и обращение на «ты».

— Слушаюсь, Пятый! — он четко повернулся и направился к скамейке, где они разделись.

Психолог посмотрел на него и что отметил в своем блокноте.

Савелий взял свою футболку, но надевать на потное тело не стал, а просто закинул на плечо, Он решил понаблюдать за тренировкой. Присев метрах в десяти от Пятого, он увидел, что все были разделены на группы и каждая группа занималась отличным от остальных делом.

Одна группа остановилась у препятствия под названием «окно». В двухметровой стенке, вкопанной в песок, в метре от земли было окно, через которое каждый в полном обмундировании и с автоматом на груди должен был совершить кувырок и в падении поразить мишень автоматной очередью. За ним следующий, следующий.

Другая группа училась преодолевать препятствия на специальной стометровой дорожке, нашпигованной различными сюрпризами: то ров с водой откроется перед бегущим, то несколько рядов торчащих из доски шипов выскочат.

Первым начал бег по этой дорожке Седьмой. Он бежал ровно и уверенно, преодолевая одно препятствие за другим. Но когда решил перепрыгнуть ров длиной метра три, наполненный грязью, поперек рва внезапно вырос невысокий деревянный барьер. Скорее от неожиданности, нежели от трудности препятствиям Седьмой прыгнул с задержкой и зацепил ногой барьер. Его развернуло, и он упал прямо лицом в грязь.

Все вокруг громко рассмеялись, и Седьмой, вскочив на ноги, стал поливать всех матом, выплевывая изо рта грязь.

С трудом сдерживая смех, Савелий заметил, что Психолог что-то пометил у себя в блокноте.

— Седьмой, кончайте базар и отправляйтесь переодеваться, у вас — четыре минуты! — крикнул ему Пятый, и тот мгновенно бросился выполнять приказание.

А по той дорожке отправился уже другой боевик. Он удачно прошел то, на чем споткнулся Седьмой (на этот раз барьер не выскочил перед бегущим, программа на дорожке была разнообразной), но перед ним возникло какое-то корыто метра в два длиной, и наполненное чем-то черным. Когда он, изо всех сил ускоряя бег, приблизился к корыту, черная жидкость неожиданно вспыхнула, и это заставило бегущего на какие-то доли секунды приостановиться, поскольку от сильного ветра огонь полыхнул в его сторону. Задержка привела к тому, что боевик не сумел преодолеть препятствие и приземлился задом прямо в огонь.

Савелий хмыкнул и посмотрел в сторону Пятого, тот был явно недоволен и с раздражением смотрел на Психолога, который невозмутимо что писал.

Савелий встал и направился в сторону входа на базу. Вдруг мимо него пронесся парень, угодивший задом в огонь, и бросился в небольшой водоемчик, где его встретил другой, вступивший с ним в бой. Савелий остановился, чтобы посмотреть на занятия еще одной группы, использующей на тренировке транспорт.

Один боевик оседлал мотоцикл, развил бешеную скорость и за несколько метров до мишени, встав с седла на ноги, выхватил из-за спины два ножа, бросил их и точно попал в центр мишени. После этого профессионально завалил мотоцикл на бок и проскользил до самой мишени.

Другой боевик уверенно вел открытый «Уазик», рядом с ним сидел его партнер. Из догнавшего их «ниссан-патрала» прямо на ходу в него перелез боевик, ногой выбил за борт сидящего рядом с водителем, то же самое хотел повторить и с тем, но водитель, управляя рулем ногами, неожиданно захватил его руками и, применив удушающий прием, выбил за борт, успел дать очередь по мишени, точно поразив ее, и только после этого перехватил руль руками.

Савелий восхищенно покачал головой: виртуоз! В этот момент он услышал команду:

— Огонь, Одиннадцатый! — эту команду выкрикнул Шестой.

Воронов стоял перед десятью мишенями на расстоянии метров двадцати. В каждой его руке было по пистолету-пулемету. Он одновременно вскинул обе руки и начал стрелять.

Сначала упала первая мишень, потом пятая, потом седьмая и только потом стали падать остальные.

Савелий чуть заметно усмехнулся: все нечетные, значит, готовность «один»! На этот раз он пошел не останавливаясь и не оглядываясь.

В комнате наблюдения — «КН» — находился только дежурный оператор. Перед ним светились экраны мониторов: три давали информацию с тренинг-полигона, на других были видны ворота базы, забор, коридоры базы. Неожиданно на одном из мониторов возникло лицо Савелия: он ткнулся лицом в самую камеру и во весь экран показал оператору язык.

— Придурок какой-то! — ругнулся тот и отключил камеру.

Савелий на это и рассчитывал увидев, что огонек погас, он довольно усмехнулся и быстро прошмыгнул в дверь с «ОО». Осмотрелся внимательно по сторонам телекамер не было видно. После этого он стал просматривать чуть ни каждую щель в туалете. Заглянул даже в сливной бачок, под рулон туалетной бумаги и только за бачком, у самой стены, обнаружил тщательно замаскированный микрофон.

В этот момент он услышал шум открываемой двери и еле успел снять брюки и сесть на унитаз. В дверную щель кабинки ему было видно, как в туалет вошли двое парней в белых халатах и встали у писсуаров.

— Что за чертовщина! — сказал один из них. — Сунул каргу во «второй», а открыть не смог. Еле успел вытащить без тревоги.

— Ты что, забыл? Сегодня же среда, каждую неделю плюс-минус семь,

— дальнейшие слова Савелий не расслышал из-за шума смывающей воды. А двое парней павши к выходу.

Не слишком ли много совпадений с числительным «два»? Схема номер «два», блок номер «два», и сейчас эти двое говорили о том же. Интересно, «каждую не делю плюс-минус семь». Что бы это значило? Стоп! «Сунул карту во „второй“. Кажется, так он сказал?! Это значит? Карта! Карта — это ключ. „Плюс-минус семь“ — скорее всего шифр, который меняется в электронном замке каждую неделю! Это уже кое-что.

С первых же минут своего появления на этой странной базе Савелий был многим удивлен, и многое его насторожило. Получив предупреждение Воронова об опасности, он стал еще более осторожным и старался запомнить любую деталь, любое слово, любую мелочь, которые казались ему либо странными, либо непонятными.

Помимо недоумения от увиденного, Савелий испытывал непонятное беспокойство, охватившее его еще при встрече с Четвертым.

Тогда, стоя веред ним, Савелий неожиданно для себя начал думать о своем Учителе, пытаясь вызвать его образ, словно желая ощутить его Поддержку, его помощь. Он взывал к нему! Он хотел хотя бы мысленно представить его глаза, руки, но…

Обычно при одной только мысли об Учителе он слышал его голос, видел его глаза, а в тот момент ему что-то мешало. Словно на голову ему накинули какой-то невидимый колпак, нарушивший связь с Учителем. Колпак не пропускал его мысли, и они беспомощно метались вокруг Савелия. Правда, был момент, когда он сумел на мгновение прорваться сквозь это препятствие, увидеть лицо Учителя, губы которого что-то шептали, а глаза смотрели с тревогой, но потом все исчезло.

Это произошло в то время, когда Четвертый снова повернулся к нему, оставив в покое свой сейф. Странное совпадение!

После довольно сытного обеда, состоящего из первого четырех видов, из второго — трех видов, различных салатов и десертов, был объявлен часовой отдых, во время которого каждый из обитателей базы был предоставлен самому себе.

38
{"b":"7249","o":1}