ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Загадочный металлический ящик

Они вылетели на военном вертолете МИ-24 и пробыли в воздухе чуть более часа, летели молча, каждый думал о своем. Наконец дверь кабины пилотов распахнулась, и штурман, стараясь перекричать шум винтов, доложил:

— Подлетаем, Четвертый!

Тот кивнул головой и выглянул в иллюминатор. Далеко внизу ему удалось рассмотреть грузовой Ил76, который выглядел нереальным среди бескрайних песков Казахстана. Только сейчас, когда самолет приземлился, можно было различить ровную, чуть припорошенную песком асфальтовую полосу.

Вертолет стал опускаться в нескольких десятках метров от самолета, подняв вверх тучи песка и пыли. Лопасти еще продолжали вращаться, а из самолета выехал огромный «линкольн» серебристого цвета и подъехал к вертолету.

Штурман открыл дверь вертолета, укрепил металлическую лестницу и первым спрыгнул на песок. За ним вышли Четвертый и Психолог.

Навстречу им поспешили двое упитанных мужчин, которые остановились в метре от Четвертого, и один из них произнес пароль:

— Забвение.

— Неполный контакт! — отозвался Четвертый.

— Прошу, — парень стал сразу добродушным и предложил подойти к машине.

Тот, что был рядом с ним и держал руку в кармане, наверняка сжимая там оружие, быстро подошел и услужливо открыл заднюю дверцу. Затем подтащил к ней какой-то длинный серебристый ящик.

— Он там не задохнулся? — нахмурился Четвертый, осмотрев со всех сторон ящик.

— Все предусмотрено: жизнеобеспечения хватит на шесть часов, прошло только три, — заверил его встречающий.

— Хорошо, грузите в вертолет! — приказал он и тоже пошел к вертолету.

Двое встречавших их мужчин быстро и ловко подхватили ящик и перенесли его в вертолет.

После этого сели в «линкольн» и вернулись в самолет через грузовой отсек. Взревели турбины, и вскоре самолет начал разбегаться и наконец, взлетев в воздух, взял курс на восток.

Странный американец

В Компьютерном центре базы находился дежурный оператор. Перед ним лежал оперативный журнал, в котором он изредка делал какие-то пометки, внимательно наблюдая за экранами мониторов.

Мониторов было шесть, но только три из них работали постоянно: вход на территорию базы и два коридора, — другие мониторы либо не использовались для постоянной работы, либо включались оператором для проверки других помещений.

Проверив все спальные комнаты, он внимательно просмотрел коридоры: все было в порядке, и он переключил монитор на какую-то странную комнату, где, кроме кровати, на которой кто-то лежал, ничего больше не было.

Оператор укрупнил изображение. Лежащий был мужчиной лет тридцати-тридцати пяти. Более точно определить возраст было невозможно потому, что он был небрит, сильно изможден. Вызывало удивление и то, что он лежал на кровати одетым. Одет он был в военную форму майора вооруженных сил США. Но более всего удивляло то, что он был привязан к кровати специальными ремнями — грудь, пояс, ноги — несмотря наго что крепко спал.

В этот момент зашел мужчина в белом халате, судя по всему, врач. В руках он держал блестящий металлический медицинский бюкс, в котором обычно кипятят шприцы с иглами. Положив бюкс на грудь лежащего, он засучил ему рукав на правой рук перетянул резиной предплечье и сделал внутривенный укол. После этого повернулся к камере, рукой показал, что все в порядке, и быстро вышел, тщательно прикрыв за собой металлическую дверь.

Оператор взглянул на настенные часы и что пометил в журнале.

«Дорожка смеха»

На тренинг-полигоне боевики занимались обычной утренней пробежкой. Замыкающим, как и раньше, бежал Савелий.

На скамейке сидел Пятый с секундомером и блокнотом в руках, поодаль от него — Психолог с теми же атрибутами.

— Стой, база! — скомандовал Шестой, и бегущие перешли на ходьбу на месте. — Налево! Раз, два! — Он осмотрел строй и остановил взгляд на Савелии. — Тридцатый!

— Слушаю, Шестой! — сказал Савелий, сделав шаг вперед.

— Вчера ты наблюдал за дорожкой препятствий. Мы называем ее «дорожкой смеха»! Пройти ее необходимо за две минуты сорок секунд! Должен тебя предупредить: для новичков на ней запланированы сюрпризы. Вопросы?

— Вы не сказали об оружии, Шестой!

— Автомат, пистолет, ножи! Нужно поразить все мишени, которые возникнут на твоем пути! Будьте внимательны и осторожны, — он вдруг снова обратился к нему на «вы». — Патроны боевые, а взрыв-пакеты с достаточно мощным зарядом. Кстати, во время работы и на тренировках мы друг к другу обращаемся только на «ты»! Ясно?

— Так точно, Шестой! Больше вопросов нет!

— В таком случаев на исходную! — скомандовал Шестой и оглянулся в сторону Пятого. Тот махнул рукой, разрешая давать старт.

Савелий занял место у стартовой линии, а остальные боевики рассредоточились на бугре, с интересом наблюдая за строптивым новеньким. Они знали о предполагаемых «сюрпризах» и заранее предвкушали интересное зрелище.

Когда Воронов проходил мимо Савелия, он чуть слышно шепнул:

— Стенка.

Савелий сразу понял, что капитан решился на такой шаг неспроста: он предупреждал его о таящейся опасности на «дорожке смеха». Значит, что-то его ожидает у проходного этапа под названием «гонка». Что ж, братишка, он благодарит тебя за предупреждение!

— Готов, Шестой! — крикнул Савелий. Шестой поднял пистолет вверх и выстрелил:

— Вперед! — тут же крикнул он, нажимая на кнопку секундомера.

Включили свои секундомеры и Пятый с Психологом. Все боевики азартно начали подбадривать Савелия, а Седьмой зло сплюнул сквозь зубы и ехидно усмехнулся:

— Беги-беги, щенок.

Савелий пробежал несколько метров по песку, вбежал на небольшую насыпь и устремился по узенькой пятиметровой доске, перекинутой над ямой, глубиной метров восемь, заваленной камнями и обломками металла. У Савелия промелькнуло, что если кто-то решит с кем-нибудь расправиться, то это самое подходящее место: стоит чуть подпилить доску, и бегущий навсегда останется калекой.

В самом конце доски, слева от нее, метрах в десяти выскочила мишень, и Савелий дал по ней очередь из автомата. Мишень исчезла: значит, поразил.

— Отлично, сержант! — прошептал Воронов и посмотрел в сторону Психолога, который что-то пометил в блокноте.

Савелий на ходу закинул автомат за спину и покошачьи взобрался по лестнице на трехметровый щит. Сверху от него был натянут канат, который соединялся с другим щитом, отстоящим от него метров на десять.

Савелий ухватился за канат и перебирая руками и ногами, стал быстро продвигаться по нему.

В этот момент под ним вспыхнул противень с мазутом, и языки пламени едва не лизали его спину, но он успел добраться до другого щита, до того как огонь разгорелся. Он взобрался на щит, с которого свисал другой канат, и быстро соскользнул с него вниз.

Перед ним оказалась двадцатиметровая песчаная площадка, которая наверняка была напичкана взрывпакетами. Главное — скорость! Савелий бросился вперед, делая замысловатые зигзаги: вслед за ним рванули только два пакета, но и они не причинили ему никакого вреда и не задержали его.

Воронов перевел дыхание и тут же закусил губу: Савелий подбегал к забору.

Он взмыл над забором-стенкой и с трудом удержался от прыжка: прямо за стенкой лежал двухметровый щит, ощетинившийся длинными гвоздями.

Савелий был одет в мягкие кроссовки и моментально пропорол бы ноги. Он встал на край забора и резко оттолкнулся от него, перепрыгивая зловещий щит. Затем сделал кувырок, встал и устремился дальше. Легко перемахнул грязевую яму, поразил на ходу мишень.

Впереди — стенка с окнами, и Воронов сжал в волнении кулаки.

Савелий запрыгнул на окно и заметил промелькнувшую тень: вот о чем предупреждал капитан. Он прыгнул, и в этот же момент на него навалилась туша Восьмого:

— Ну, птенчик, держись! — со злостью выдохнул он.

Но Савелий вдруг вырвался, выпрыгнул вверх из очень неудобного положения и нанес ему сильный удар пяткой в затылок. Восьмой завалился с воем на землю. Пятый восхищенно причмокнул языком

42
{"b":"7249","o":1}