ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Интерес американца к фотографии

Воронов уверенно управлял мощной машиной, ведя ее по накатанной грунтовой дороге. Свет фар высвечивал мелькающие кустики верблюжьей колючки, а в тусклом свете луны, насколько хватало зрения, раскинулись песчаные барханы. Ночь была тихой, безветренной, а безоблачное небо усеяно звездами до самого горизонта.

— Теперь можно подбить бабки! — весело проговорил капитан. — На транспорт и часовых — три минуты, камера была перекрыта пять минут пятнадцать секунд — норма! На грязь — минута! Отлично! Час пятьдесят три до смены постов, — он посмотрел на часы, — семь минут на анализ ситуации! Минута на принятие решения! Итого: у нас с тобой два часа чистого времени до организации погони. А до трассы — восемь часов беспрерывной езды.

Савелий слушал его, проверяя готовность автоматов, заполненность автоматических рожков.

— Слушай, Савка, ты почему задержался? — неожиданно спросил капитан.

— Ну наконец-то! Узнаю манеру капитана Воронова: не упустит, чтобы не сделать выволочку, — он перехватил недовольный взгляд и тут же добавил: — Заслуженную, заслуженную! — Савелий заразительно засмеялся, и его смех подхватил и капитан.

— Ну-ну…

Савелий вытащил из кармана пакетик с наркотиком.

— Вот, во втором блоке слямзил. Надо же — улика!

— А дискета? — нахмурился тот.

— Обижаешь, капитан! — он вытащил из кармана и дискету. — Я всегда говорил, что у капитана Воронова башка варит что надо! — Савелий отдал ему дискету. — Но и это еще не все.

— Вот как, может, ты и ключ к шифру разыскал? — усмехнулся Воронов.

— Нет, тут другое, — серьезно проговорил Савелий и вытащил из нагрудного кармана фотографию. — Там же никто не снимал!

Воронов взял фотографию: на ней стоял перебинтованный, исхудавший Савелий в окружении афганских офицеров и одного офицера в форме вооруженных сил Соединенных Штатов Америки.

В это время за их спиной раздался приглушенный стон, и Воронов чертыхнулся с досады:

— Тьфу, черт! Про него-то мы забыли! Сними со рта пластырь, еще задохнется!

Савелий повернулся к американцу и резким движением сорвал с лица пластырь:

— Кто это, капитан?

— Судя по форме, американец. Савелий хмыкнул, но ничего не сказал.

— Они его на наркотиках держали. Мне кажется, что именно он осуществлял связь мафии с заграницей.

— Нет, он заложник! — уверенно сказал Савелий.

— Откуда тебе это известно?

— Из документов сейфа, которые успел пробежать. Посчитал их несущественными и не захватил. А зря, как вижу. Но нам-то он зачем? Его же могли убрать в любую минуту,

Капитан и взглянул Савелию в глаза. Савелий вздохнул и согласно кивнул.

А американец начал что быстро лопотать поанглийски, тыча рукой в фотографию.

— Чего он? — удивился капитан.

— Подожди, сейчас все выясню!

— Я узнал его! Узнал! Это — Уоркер! Уоркер! Такая скотина! Он еще в Африке инструктором был и во Вьетконге! Наемник и двойной агент! — американец задыхался то ли от злости, то ли оттого, что кончилось действие наркотика. Савелий нахмурился и начал расспрашивать его:

— Вы уверены, что точно узнали этого человека, которого называете Уоркером?

— Да, я узнал его! Узнал эту свинью! Это он! Точно он! — американец был настолько взволнован, что даже заикался.

— А как вы попали на эту базу?

— Какую базу? — искренне удивился тот. — Меня взяли в Сингапуре! Они меня вычислили, хотели, используя меня, шантажировать. А где я нахожусь?

— В Казахстане.

— В Казахстане? — Было такое ощущение, что его неожиданно стукнули по голове. — Ничего не помню, — растерянно добавил он. — А кто вы?

— О нас — позднее! — отрезал сухо Савелий, потом неожиданно схватил его за грудки. — Вы из ЦРУ?

— Нет нет, — замахал тот руками. — Вы ошибаетесь!

— Нет, вы из ЦРУ! Признайся, черт тебя побори! — добавил он по-русски.

— Я вам честно говорю — не из ЦРУ! — обречено выдохнул тот.

— Тогда из ФБР! Только не ври!

— Да, я из ФБР, из международного отдела по борьбе с наркобизнесом.

— Чуть лучше, но все равно, — Савелий брезгливо махнул рукой.

Капитан нет-нет да и бросал насмешливые взгляды в их сторону, вовсю газуя и внимательно следя за дорогой. Наконец не выдержал и спросил;

— Интересно беседуете, подружились, что ли?

— Ага, подружились, — процедил сквозь зубы Савелий. — Из ФБР он. Я имел «счастье» сталкиваться с этим заведением всю душу повытрясли! Правда, этот говорит, из международного отдела по борьбе с наркобизнесом.

— Надо же, на ловца и зверь бежит! — усмехнулся капитан. — А что это он так разволновался?

— Да вот, увидел на фотографии своего приятеля из ЦРУ, — Савелий со злостью сплюнул.

— Ноу, нет, он не мой приятел… — неожиданно заговорил на ломаном русском языке американец. — Он… Так ест… ЦРУ. ЦРУ и мафиози тоже. Бизнес. Наркотик, оружие. Раз встречу — убиваю. Сразу убиваю.

— Смотри, как его прорвало! — усмехнулся капитан. — Да он, оказывается, Шепе.

— Нет-нет! — испуганно воскликнул американец. — Я не Шепе, я не шпай, хочу сказат, не шпион!

Неожиданно Савелий взглянул на него и громко хмыкнул, а капитан начал хохотать во весь голос.

— Шепе — не шпион! Ха-ха-ха! — пытался объяснить сквозь смех Савелий. — Шепе означает «Швой парень»!

— Вы говорит Шепе — швеи парень? — американец наморщил лоб, пытаясь понять, и вдруг тоже захохотал, да так заразительно, что это вызвало новый взрыв смеха и у друзей.

Сигнал получен!

Аркадий Сергеевич Рассказов развалился на кушетке перед бассейном, и над его загорелым телом усердно работали две молодые симпатичные длинноногие девушки.

Они были одеты только в узенькие плавочки, и их пышные, красивой формы груди раскачивались в такт движениям. Длинные наманикюренные пальчики нежно и быстро бегали по его телу, вызывая приятную истому: он нежился и постанывал от удовольствия.

Так называемых «массажисток» Рассказов выбирал как на конкурс красоты. Сначала претендентки проходили отбор, проводимый специальной группой помощников по эстетике. Этот отбор был строг и целомудрен. После одного случаям когда помощник решил «побаловаться» с приглянувшейся ему девушкой, затащив ее в постель. Рассказов не только выгнал его, но еще и наложил на него штраф, и довольно крупный.

Главным условием «первого тура» являлась внешняя красота, хорошая фигура и обязательное знание английского или русского языка, то есть одного из тех, что знал сам хозяин…

«Второй тур» проводил Рассказов и с каждой претенденткой встречался наедине. Если его не устраивала внешность или еще что-нибудь, встреча была короткой, в ином случае девушка должна была предстать перед ним в обнаженном виде. Этот момент тоже проходил деловито и целомудренно: Аркадий Сергеевич должен был удостовериться в том, что девушка имеет хорошую фигуру и не закомплексована. После этого девушку подвергали полному медицинскому освидетельствованию.

Прошедшие все это получали приличное содержание и комнату в особняке для проживания. Около месяца отобранные девушки обучались искусству массажа, этикету, стенографии, работе на компьютере и другим специальным навыкам.

Рассказов никогда не торопил события, даже если ему очень сильно кто-либо приглянулся. Более того, чем сильнее он хотел девушку, тем дольше оттягивал момент близости, лишь даря постоянно внимание и богатые подарки.

За это время девушка должна была понята многое: и то, что ее выделили среди других, и то, что она не должна совать нос не в свои дела, и что должна всегда быть милой, обаятельной и нетребовательной, и уж никогда не проявлять в отношении Хозяина признаки ревности. В то же время она не должна даже помышлять о том, чтобы испытать удовольствие на стороне.

Самые проверенные использовались им и для пикантных поручений, как, например, Гюли в деле с Савелием.

Как ни странно, все его девушки, а их число было постоянным — двенадцать, очень трогательно к нему относились и отлично уживались друг с другом. Их вполне устраивала такая жизнь. Они ни в чем не нуждались и заботились в основном о своем теле, раз-два в неделю посвящая себя Хозяину.

49
{"b":"7249","o":1}