ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Где вы находитесь, Шестой?

— Мы — в тридцать втором квадрате.

— Через несколько километров встретитесь: Одиннадцатого — убрать. Тридцатого — живым! Поняли — живым!

— Вас понял, Четвертый! Одиннадцатого — убрать! Тридцатого — живым!

— Минуту! — неожиданно раздался голос за спиной Четвертого: в кабинет вошел Психолог и протянул руку к рации. — Разрешите, Четвертый?! — Тот пожал плечами, но отдал ему рацию.

— Шестой, здесь Психолог!

— Слушаю вас, господин Психолог! — не без иронии отозвался Шестой.

— Они от вертолета не уйдут! Будьте осторожны, ждите сюрпризов, Шестой!

— Разумеется, господин Психолог! — усмехнулся Шестой и отключил рацию. Психолог уже не услышал того, что Шестой бросил вдогонку: — Грамотные все больно, некуда плюнуть, чтобы не попасть в грамотея, — он не заметил, как виртуоз-водитель быстро поглядел на него и со вздохом покачал головой.

Четвертый смотрел недоверчиво на Психолога, решая, спрашивать или нет, потом все-таки решил спросить:

— Откуда такая уверенность, что они будут ждать у вертолета?

— Во-первых, им необходимо пополнить боеприпасы, во-вторых, во-вторых… просто я размышляю, исходя из общих наблюдений за ними.

— Может, вы и правы, — задумчиво проговорил Четвертый.

Выводы, сделанные Психологом, полностью совпадали с предчувствиями боевика-водителя, сидящего за рулем джипа. Когда Шестой бросил уничижительную фразу в адрес Психолога, он усмехнулся и про себя решил, что кто-кто, а сам он не станет распускать слюни.

Четвертый снова взглянул на Психолога, словно ожидая от него подсказки, и тот, довольно улыбаясь, снизошел до того, чтобы дать свой совет:

— Мне кажется, что нужно позаботиться о том, что делать дальше, если Шестой не сможет их остановить.

Четвертый поморщился, покачал головой и вновь взял рацию:

— Внимание, группа четыре! Внимание, группа четыре! Вас вызывает Четвертый?

— Десятый на связи, Четвертый!

— Ваш квадрат — семнадцать!.. Действуйте, Десятый!

— Слушаю, Четвертый. Квадрат — семнадцать.

— Внимание, группа три! Внимание, группа три! Вас вызывает Четвертый!

— Группа три слушает! На связи — Двенадцатый!

— Ваш квадрат — двадцать второй. Действуйте Двенадцатый!

— Вас понял, Четвертый! Квадрат двадцать второй.

— Группа пять! Внимание, группа пять! Вас вызывает Четвертый!

— Группа пять на связи!.. Тринадцатый слушает, Четвертый!..

— Ваш квадрат — двадцать седьмой! Дейст… — но в этот момент Психолог тихонько похлопал его по руке. — Минуту, Тринадцатый.

Психолог что написал на листочке бумаги и придвинул его к Четвертому.

— Тринадцатый! Здесь Четвертый! Двадцать седьмой квадрат — отставить! Слушайте новую вводную: во что бы то ни стало вашей группе поручается отыскать американца! Действуйте!

— Разрешите вопрос, Четвертый?

— Слушаю вас, Тринадцатый!

— Как мы его узнаем?

— Во-первых, он будет в американской форме майора, во-вторых, он внешне очень напоминает собой Тридцатого. Он должен быть живым!

Джип, управляемый виртуозом-водителем, был уже в сотне метров от сбитого вертолета.

Сидящий рядом с водителем Шестой обернулся к своей группе боевиков:

— Из машины — на ходу! — скомандовал он и первым выпрыгнул на песок.

Один за другим за ним последовали и остальные пять боевиков, кувыркнувшись на песке, они тут же вскакивали на ноги, ожидая дальнейших приказов.

Шестой дождался, когда спрыгнет последний, затем поднял руку, что означало: «Внимание!»

Все замерли, прислушиваясь к любым звукам, но вокруг стояла тишина.

— Вперед! — крикнул Шестой, и все устремились к подбитому вертолету, огибая его со стороны хвоста. — Стоять! Всем! — негромко выкрикнул Шестой, схватив одного, самого ретивого, за плечо.

Он с опаской подошел к дверям вертолета, оглянулся назад, словно ища поддержки, потом резко дернул дверь, а сам пулей отскочил в сторону.

Автоматная очередь показалась оглушительной в абсолютной тишине. Когда кончились патроны в рожке и автомат захлебнулся, Шестой осторожно заглянул внутрь, держа наготове пистолет. Он увидел закрепленный автомат и ехидно рассмеялся:

— Изобретатели! — он повернулся к сопровождающим его боевикам, покровительственно бросив:

— Здесь подождите я уж сам. Он вскочил в салон вертолета, осмотрелся, заглянул в пилотскую кабину: везде было пусто, и Шестой облегченно сунул пистолет в кобуру. Неожиданно он увидел Двадцать второго и не столько его, сколько его руку. Интересно, когда он успел выманить «Ролекс» у Одиннадцатого? Шестой вздохнул и покачал головой: мертвому уже ничего не нужно. Он наклонился и потянул руку Двадцать второго к себе, чтобы снять часы, не заметив тонкого проводка, соединенного с кольцом гранаты.

Раздавшийся взрыв повредил запасной бак с авиационным керосином, и страшная жидкость, вырвавшись наружу, вспыхнула и охватила огнем всего Шестого. Он дико, по-звериному заревел, вывалился из дверей салонам и в шоке этот горящий факел сделал несколько шагов вперед:

— Ой, мама, горю? Горю! Горю-ю-ю! Упав на песок, он дернулся несколько раз и замер. Не понимая, что произошло с Шестым, ошеломленные боевики с ужасом смотрели на догорающий факел и некоторое время не могли прийти в себя. Затем открыли ожесточенный огонь из пяти стволов по пустому вертолету.

Водитель джипа задумчиво покачал головой и осторожно завел машину, приготовившись в любой момент дать деру.

Неожиданно один из боевиков ткнулся головой вперед и замер в неестественной позе на песке.

— Что с тобой? — настороженно спросил один из них, склонившись над телом. — Вставай, хватит дурака валять! — и вдруг он вскочил, испуганно оглядываясь по сторонам на затылке лежащего он увидел кровь.

Виртуоз-водитель тихонько сполз по сидению вниз и стал наблюдать в верхнее зеркало, специально укрепленное так, чтобы можно было видеть все, что делается сзади машины.

В этот момент из песка в полный рост поднялись Савелий с капитаном и открыли яростный огонь по боевикам.

Трое боевиков, сраженные очередями, упали замертво, но четвертый успел сигануть за вертолет и открыть оттуда огонь из автомата.

Им пришлось упасть в песок и прижаться к нему. Огонь был плотным и метким — вокруг них взлетали фонтанчики песка, которые все приближались и приближались к ним.

Американец поступил дальновидно, зарывшись в песок сбоку от них. Первым же «выстрелом» ему удалось бесшумно отправить на тот свет первого боевика. Для этого он использовал свои подтяжки привязав их концы к ногам, он превратился в огромную рогатку. Для зарядов он нашел кусочки рваного металла.

Сейчас, услыхав автоматный огонь, он осторожно приподнял голову и увидел боевика, который стрелял по его вынужденным спасителям.

Он лежал на спине и, стараясь не делать резких движений, вставил в подтяжки второй «снаряд», оттянул их и тщательно прицелился. Кусочек металла, выпущенный тугой тетивой, попал боевику в щеку, и он машинально схватился за голову:

— Ой, бля! — вскрикнул он, на миг показавшись из-за своего укрытия. Этого мгновения было достаточно — пуля Савелия размозжила его голову, и он вывалился уже мертвый.

Савелий приподнялся и посмотрел в сторону американца.

— Твой пуля бьютифул! — крикнул тот с улыбкой и поднял кверху большой палец. Он поднялся на ноги и стал стряхивать с себя песок.

— Твой «выстрел» тоже не плох! — подмигнул Савелий и тоже хотел подняться на ноги, но в этот момент раздалась длинная очередь, которая прижала их снова к земле. Американец вскрикнул.

Савелий осторожно приподнял голову и увидел джип, на большой скорости уходящий в пески. Они с капитаном вскочили и открыли по нему огонь. За рулем никого не было видно.

— Уходит! — крикнул Савелий продолжая стрелять, но вскоре их автоматы захлебнулись: кончились патроны.

— Ушел-таки, сволочь! — в сердцах бросил Салелий и сплюнул песок, набившийся в рот. — Я думаю, что это был тот самый виртуоз-водитель, которого я видел на полигоне. — Он вспомнил об американце и подбежал к нему. — Что, майор, задело?

57
{"b":"7249","o":1}