ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Меня Майклом зовут! — несколько обидчиво сказал тот, потом осмотрел свою ногу. — Кость, кажется, цела, — он вдруг усмехнулся, показывая Савелию перестреленные подтяжки. — По крайней мере, не нужно развязывать их!..

— А что, неплохая рогатка получилась! — подмята пул Савелий и добавил:

— Майкл значит Миша! А меня Савелий, его — Андрей или просто — капитан.

Подошел Воронов с двумя автоматами и двумя рожками:

— Вот все, что сумел собрать, — он протянул один рожок Савелию, другой вставил в один из автоматов и надел его себе на плечо. — Ну, как твой приятель? — спросил он Савелия.

— Поживет еще. Его Мишей зовут.

— Мишей?

— Ну, Майклом, а по-нашему — Миша. Нести его придется. Командуй, капитан!

— До трассы километров восемьдесят, — задумчиво проговорил капитан, глядя на американца. — А марш-бросок с мешком на плечах… — он вздохнул. — Да-а-а, — он бросил второй автомат в песок.

— Нет мешок! — воскликнул по-русски американец. — Я смог идтить! — он подхватил автомат и поднялся на ноги очень шустро, но тут же вскрикнул и снова сел на песок.

Савелий укоризненно покачал головой, спокойно заменил опустевший рожок на принесенный капитаном, после чего закинул за спину автомат и взглянул на яркое солнцем

— Ничего, Миша, зато не замерзнем.

— Э-т-то точно! — с усмешкой подхватил капитан и тоже закинул автомат за спину.

— Не понял? — нахмурился Майкл.

— Зато не замерзнем, говорю! — повторил Савелий по-английски.

— Думаю, да, — понял Майкл и улыбнулся, потом так же, как и они, закинул автомат за спину.

— Может, оставишь? — предложил Савелий.

— Пригодится, — буркнул тот и подал руку.

— Ну-ну, — вздохнул Савелий и помог ему подняться.

— Работаем, ребята!.. — весело крикнул капитан, и они устремились вперед.

Ас-водитель добрался наконец до базы, выскочил из джипа и быстро добежал до кабинета Четвертого. Кроме него застал там и Психолога.

— Та-а-ак… — сквозь зубы процедил Четвертый, оглядывая пришедшего с головы до ног.

Водитель был ранен в левое плечо, и кровью пропитало всю куртку, он придерживал левую руку и виновато смотрел в глаза Четвертому.

— Говори! — бросил наконец Четвертый.

— Мы ничего не смогли. Это роботы, а не люди! Шестой сгорел от взрыва в сбитом вертолете, другие убиты в перестрелке. Мне удалось вырваться и на прощанье зацепить одного.

— Кого? — быстро спросил Психолог.

— Если откровенно, то не успел заметить, кого именно, — он смотрел то на Четвертого, то на Психолога. — Но то, что одного из трех, так это точно как в аптеке!

— Из трех? Ты сказал, из трех? — нахмурившись, переспросил Четвертый.

— Из трех, — растерянно подтвердил он, — В ногу.

— Американец! — догадливо бросил Психолог и довольно потер ладонь

— Значит, в ногу зацепил? Так. Отлично! — Его пальцы забегали по клавишам компьютера. — На трассу они выйдут в третьем или в четвертом квадрате. Часа через три-четыре.

— Как? Восемьдесят километров а три часа?! — воскликнул Четвертый.

— По песку? По жаре? С раненным в ногу?

— В этом месте трасса делает большой изгиб и сокращает их путь до двадцати километров. Могут и раньше выйти, — спокойно пояснил Психолог и многозначительно взглянул на Четвертого.

— Что ж, все понятно: подхвачу их на подходе.

— Только повнимательнее, пожалуйста, — попросил Психолог.

— На этот раз будьте уверены: поработаю как надо! — Четвертый рубанул рукой воздух. — Теперь я сам займусь ими.

Ас-водитель, услыхав эти слова, чуть заметно покачал головой — в его глазах не было такой уверенности, как у Четвертого.

Среди пустынных барханов фигуры наших героев выглядели нереальными. Скуластое лицо Савелия, обожженное ярким солнцем, было украшено шрамами, и выглядел он не менее уставшим, чем капитан Воронов.

Капитан действительно тяжело дышал, но мощные бугры его мышц, перекатывающиеся под майкой, заставляли поверить в то, что он вряд ли уступит Савелию.

Американец снова потерял сознание, и его пришлось тащить волоком по песку.

Перемешиваясь с песком и пылью, пот обильно выступал на их спинах, стекая вниз и вызывал страшный зуд.

— Так можем не донести приятеля, — проговорил Савелий, глубоко вздыхая раскрытым ртом. — Под крышу бы его, да и рану продезинфицировать было бы совсем не лишним.

Не останавливаясь, капитан внимательно осмотрелся вокруг:

— Если мне не изменяет память, где-то здесь я видел однажды кошару. Это когда на задание ехали.

— Ты не спятил? — воскликнул Савелий. — На нем же форма!

— Ты за кого меня держишь? — усмехнулся капитан, останавливаясь и опуская американца на песок, — Раздевайся, Рэкс! — улыбнулся он.

— Понял, — подмигнул в ответ Савелий и принялся за свою одежду.

А капитан начал раздевать американца. Тот вдруг пришел в себя и удивленно спросил:

— Зачем? Что вы делаете? Я же еще живой! Капитан непонимающе уставился на Савелия:

— Чего он так взволновался?

— А-а… — махнул рукой Савелий. — Думает, что мы его хоронить собираемся. — Он повернулся к Майклу. — Жить, Миша, хочешь?

— Да, конечно, — воскликнул тот.

— В таком случае делай, как я! — улыбнулся Савелий и продолжил свой «стриптиз».

— О'кей Все понял! Москва — Калифорния — братья!

— Ага, что-то вроде этого, — усмехнулся Савелий.

Сидя в салоне вертолета, Четвертый внимательно вглядывался в бескрайние пески, пытаясь разглядеть там беглецов.

Неожиданно раскрылась дверь пилотской кабины и оттуда выглянул штурман:

— Я засек их! — перекрикивая шум, бросил он.

— Отлично, — обрадовался Четвертый. — Погладьте их по головке…

— Понял, Четвертый! — хмыкнул штурман и вернулся в кабину. Он надел шлемофон и передал приказ Четвертого пилоту. — Зайди на них и попугай как следует.

Грозная машина рванулась вниз и с ревом пронеслась над головами беглецов. Они упали на землю, но капитан успел дать вдогонку очередь из своего автомата.

Переодетый в форму американца Савелий вскочил и отбежал от своих приятелей на несколько десятков метров.

Вновь и вновь заходила на них стальная птица, заставляя падать плашмя, а их выстрелы не приносили вертолету никакого вреда.

— Ничего не выйдет: этими пулями их не возьмешь — крикнул Савелий капитану. — Это не МИ-8.

— Автомат не возьмет: это же МИ-24, бронированный — крикнул Майкл.

— Догадливый! — бросил Савелий.

— Я не понял, что вы сказали! — крикнул тот.

— Хорошо, говорю, нашу технику знаешь! — ответил Савелий.

— А как же, я же профессионал! — гордо заявил он.

Потом он сел на песок, снял с автомата рожок и пересчитал в нем патроны: их оказалось только три штуки. Сам себе кивнув головой, Майкл поставил рожок назад, перевел автомат на одиночную стрельбу, ремень укрепил в локте для упора и стал внимательно следить за вертолетом, чего-то ожидая.

Четвертому надоели эти игры, и он, заглянув в пилотскую кабину, наклонился к уху пилота:

— Прикончи американца! — крикнул он.

— Нет проблем! — отозвался тот, приоткрыл окно и выбросил сигарету, после чего стал гоняться за Савелием, переодетым в форму Майкла.

Он стрелял по нему длинными очередями, не жалея патронов, но Савелий делал такие непредсказуемые зигзаги, что пули вгрызались в песок вокруг него и не причиняли никакого вреда.

В это время Майкл, оставленный в покое, приподнял автомат и стал сопровождать вертолет стволом. Вот! Это то, что он ожидал! Окно! Оно было чуть приоткрыто со стороны пилота и Майкл тщательно прицелился: выстрел! Пуля попала между рамой и створом вертолета.

Испугавшийся пилот попытался закрыть окно, но его небрежность привела к тому, что второй пулей американец попал точно в раму окна и совсем открыл его.

Третья пуля попала в висок пилоту, пробила насквозь его голову и, чуть пригасив скорость, впилась в лицо второму пилоту-штурману, забрызгав все вокруг кровью и залив его глаза.

58
{"b":"7249","o":1}