ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В таком случае, вали тем ходом, быстро!

— Вы… вы меня отпускаете? — удивленно выговорил тот, но вдруг снова испугался. — Или в спину мне хотите стрельнуть? Не надо. А? — он даже всхлипнул. — Клянусь, я никому.

Он оборвал сам себя на полуслова снаружи прогремела автоматная очередь, и по железным воротам загромыхали пули.

— Теперь все понял? — зло бросил Савелий, — Быстро!

— Понял! — испуганно вскрикнул тот, отбрасывая резиновый шланг, и бросился бежать в сторону коридора. А бензин продолжал уже течь не в ведро, а на бетонный пол.

Савелий закрыл за ним дверь на ключ, потом подхватил ведро с бензином и подвесил его на крюк электротали. Быстро подкатил синий баллон к лежавшему на полу мотору и открыл вентиль, направив струю кислорода на маслянистый картер, который сразу заискрился.

Он хитро улыбнулся, подхватил свисающий сверху кабель с пультом управления электротали и быстро взобрался по водопроводной трубе, проходящей в полуметре от окна на высоте в три метра.

Икс-три понял, что автоматные очереди не возьмут железные ворота, и повернулся к своим боевикам:

— Окружить гараж! — приказал он и вытащил из кармана рацию. — Внимание, Четвертый! Здесь Иксдва!

— Говорите, Икс-два! Четвертый на связи!

— Тридцатый в гараже железобетонною завода! Он у нас в мышеловке! Приступаем к ликвидации! — хвастливо добавил он.

— Что ж, желаю удачи! — на этот раз не очень уверенно отозвался Четвертый.

Икс-два сунул рацию в карман и быстро подбежал к стоящей машине, самосвалу, выкинул из кабины водителя, сел за руль и резко сорвал машину с места, направив на ворота. Выбив их, он сдал ее назад и выхватил из-за пояса пистолет:

— Пятеро — за мной! Оружие наготове! — скомандовал он.

— Какое оружие? — крикнул один из боевиков. — Чувствуешь, какой запах? Взлетим же на воздух!

— В упор не промахнешься! — ухмыльнулся он и махнул уже рукой, чтобы приказать им идти внутрь, как рядом взвизгнули тормоза.

Около них остановился «ниссан-патрол», за рулем которого сидел Восьмой:

— Я — Восьмой Где Тридцатый? — крикнул он.

— Долго же ты добирался до нас, — брезгливо хмыкнул Икс-два.

— А вы что, его уже взяли? — парировал тот.

— Нет но сейчас возьмем! — Икс-два кивнул в пролом ворот. — Он внутри!

— Ну-ну… — загадочно покачал головой Восьмой. — Посмотрим на работу хваленых Иксов… издалека, — насмешливо добавил он и направился за угол.

Третий

За окном кабинета как на ладони был виден Кремль. В лучах заходящего солнца золотом горели его купола.

Виктор Николаевич Севастьянов не зря столько лет составлял «черные списка», которыми он так дорожил и гордился, оберегая их как зеницу ока.

Когда его вызвал к себе ближайший помощник Президента, он уже знал, что нужно сделать, чтобы и «волки были сыты, и овцы целы».

Первым делом он решил выведать, чем сейчас занят их бывший сослуживец и коллега — генерал Рассказов? Он не видел его уже несколько лет и ничего не знал о нем. Стоило ли на него делать ставку?

Это был самый трудный период его жизни, даже небольшая ошибка могла стоить ему головы. Он прекрасно понимал это и решил до самого конца занимать выжидательную позицию.

Как ни удивительно, ему удалось вычислить довольно точно: несколько нужных встреч дали ему возможность составить полное и достоверное мнение о том, что именно Рассказов и является той «темной лошадкой», поставив на которую можно сорвать самый большой выигрыш в жизни.

Оставалось только одно — суметь представить себя перед Рассказовым в таком свете, чтобы у того самого появилось желание встретиться с ним лично, а не через посредников.

Прошло совсем немного времени, и Виктору Николаевичу удалось воплотить в жизнь и эту часть плана. После личного контакта, когда Рассказов принял бывшего соратника на своей шикарной вилле, он понял, что не ошибся.

В силу своего жизненного правила — никогда до конца не раскрывать своих козырей — он предложил Рассказову только часть своих списков и был несказанно удивлен, когда тот, нисколько не задумываясь, предложил ему работать «вместе». А сумма месячной оплаты была такой огромной, какая не снилась Виктору Николаевичу даже в самых розовых мечтах. Так и стал Виктор Николаевич Севостьянов агентом Рассказова, получив псевдоним-кличку Третий.

Благодаря занимаемому им положению он часто бывал за границей, имел свою явочную квартиру, которую ему оплачивали, и знал только двух людей: самого Рассказова, с которым имел один личный контакт, и Четвертого, с которым никогда не виделся и вел только телефонные разговоры, причем звонил ему лишь сам — тот не знал его номера телефона и никогда не догадывался, где и кем он работает.

Вот и сейчас Виктор Николаевич сам набрал номер кабинета Четвертого и сказал условную фразу:

— Когда восходит закат?

— Когда приходит восход? — проговорил в ответ Четвертый, потом добавил. — Слушаю вас, Третий! На связи Четвертый!

— Это я вас слушаю, дорогой! — вкрадчиво проговорил Виктор Николаевич. — Помнится, вы упоминали о ваших проблемах. Они как, исчерпаны? Кстати, не расскажете, в чем они?

— С базы двадцать два — сорок пять бежали.

— Когда? — спокойно спросил Севастьянов.

— Ночью.

— Браво! И до сих пор их не обезвредили, — то ли спрашивая, то ли утверждая, сказал он.

— Тридцатый окружен спецгруппой, Одиннадцатый под наркозом в госпитале.

— А американец утонул в арыке — оборвал его Виктор Николаевич. — Короче! Поднимайте все резервы региона и… к Москве! По схеме «ноль один-ноль»! Базу срочно эвакуировать по схеме, заложенной в вашей программе, у вас будет…

— Дайте мне четыре часа! — подхватил Четвертый.

— А вы можете мне гарантировать, что она уже не раскрыта?

— Нет, но…

— В таком случае — час! После чего она должна быть ликвидирована! И запомните оружие! Ор-ужи-е! Вот что нужно будет в Москве в самое ближайшее время! Вам ясно?

— Ясно, Третий!

— Тогда все! — Виктор Николаевич положил трубку и задумчиво покачал головой. «Неужели не сможет добраться?» — подумал он.

Как ни странно, его мысли были заняты тоже Савелием Говорковым он, именно он, являлся главным винтиком, без которого может не заработать механизм, сконструированный старым генералом Рассказовым.

Икс-два

Некоторое время Четвертый смотрел на трубку телефона, словно хотел что-то понять в коротких ее гудках, потом тяжело вздохнул и положил трубку на аппарат.

— Черт побори! Этот Психолог обо всем стучит ему! Даже об американце уже известно! — он был уверен, что именно Психолог сообщает о происходящем на базе. Ему и в голову не могло прийти, что все четко запланировано одной головой, о которой ни он, ни Психолог даже и не подозревали.

Четвертый сейчас очень сильно рисковал: каждая секунда промедления, если кому-то из бежавших удалось сообщить об этой базе, могла стоить жизни работникам базы, в то числе и его собственной.

Должен, черт возьми, должен быть какой-то выход! В этот момент вошел Психолог, который, а Четвертый был уверен в этом, наверняка знал о звонке Третьего.

— Вы как нельзя кстати, — заметил Четвертый. — Только что, как вам вероятно, известно, звонил Третий! — Четвертый вдруг понял, как он может выиграть еще один час, который ему сейчас был, очень необходим.

— Третий дал нам час, чтобы ликвидировать бежавших.

— Вам, Четвертый, вам! — возразил тот.

— Нет, дорогой, НАМ! — ехидно усмехнулся Четвертый. — Или вы, любезный, не сообщили мне о своих догадках по поводу странных числовых совпадений только после их побега!

— И вы, конечно же, можете подтвердить свои слова доказательствами, что об этом мною сказано не до, а после побега?! — спокойно сказал Психолог.

— Разумеется, дорогой — улыбнулся тот. — Все разговоры, которые я веду с кем бы то ни было, записываются на видеокассету и там отмечается год, час и даже минуты, когда ведется разговор, — он проговорил это таким назидательным тоном, словно разговаривал с нерадивым, но самым любимым учеником.

79
{"b":"7249","o":1}