ЛитМир - Электронная Библиотека

А давайте продолжим украдкой,

Посидим на малиновой крыше.

Обещаю, что буду потише,

даже если звезда упадёт,

или дождик внезапно пойдёт,

или кошка залезет на крышу,

обещаю, я буду потише…

Мы сидели тихонечко рядом!

Эхо пахло цветами и садом,

чистой улицей, летом и даже,

тем, что и себе не расскажешь.

И с тех пор мы гуляем по крышам.

Эхо всё потрясающе слышит.

Целый город, внимая ушами,

Повторяет биенье – сердцами!

Тебе…

За мыслями…

Туманный шлейф из звёзд.

Ты улыбнулся и не надо слов.

Я знаю всё,

что можешь ты сказать.

Одно лишь не могу:

тебя себе забрать.

Дыханье в такт…

Подвешена на гвоздь,

Такая странная и вечная любовь.

Лишь одного я не могу понять,

Кто научил любовь —

на привязи летать?

Потухнут свечи,

Согревая лёд.

Холодным пальцам —

сердце жизнь даёт.

Но снова не понять душе

прохлады дня,

Ведь эта боль горит

на острие меча.

Уходят сны,

цепляясь за балкон…

Им жалко уходить,

но сны не снятся днём.

Но видно я глупа,

что не могу понять,

Кто научил людей

любовь как сны терять…

Но я не отпущу…

Сбегу в осенний сад…

Там, на ветвях малиновых,

как в зеркалах – закат.

И где-то там, в ковровой бирюзе,

мою любовь

я всю отдам – тебе…

Черничный остров

Утро. Туман над озером,

тянется к кромке леса.

Заспанный и нехоженый

лес,

провожает лето.

Там, в глубине, где омуты,

но не воды, а сосен,

Головы вверх задёрнуты,

к солнцу,

замёрзли очень.

В этом краю нехоженом,

есть тёмно синий остров.

Черничное – чёрное озеро.

Найти его было не просто.

Я буду варить варенье,

на звёздную ночь похожее.

Сотку кружева наслажденья,

чтоб вновь насладиться прожитым.

Черничный, затерянный остров,

И губы твои с черникою.

Всё в юности было проще.

Всё в юности было с улыбкою.

И это черничное небо,

И этот черничный остров,

и глаз – чернота бездонная,

как бесконечный космос.

Женщина по имени – Мечта

Ты читаешь стихи,

обернув себя в тёплую шаль.

Опустив на колени

белоснежные руки.

Ты читаешь стихи,

словно мысли без слов и без звуков.

Ты внимаешь душою

чужую тоску и печаль.

Еле слышно, и ветру созвучно,

ты шепчешь…

Твоя память хранит

очень много хороших стихов.

И надеясь,

что ночь,

эта ночь до утра – бесконечна,

Звёзды тихо горят,

изучая чужую любовь.

Ветер ласков с тобой,

теребя твои волосы… нежно…

И на улице – штиль, в эти ночи,

когда ты читаешь стихи.

Имя женщины той

знает каждый, кто любит и верит.

Для других же она —

лишь забытые в детстве мечты.

Сладкие дали…

А у неба такие дали,

Мне бы прыгнуть и утонуть.

Но воскреснуть…

Чтоб не узнали…

Эту бездну крылом зачерпнуть.

И остаться в этой свободе,

На крыле облетая мир.

И на радуге, до икоты,

Есть руками цветной зефир.

Облака – это просто вата,

Жжёный сахар и карамель.

Ах, простите, я виновата,

Ведь весной это лишь капель.

А под утро, малина с вишней,

И огромный румяный блин.

Я себя без него не мыслю,

Он вкуснее, чем тот пломбир.

А пломбир – это просто небо,

Стая пористых облаков.

И не тает…

А в небе – лето!

Как спасти тот пломбир от слёз?

Я ведь знаю, никто не поверит,

Когда тают дождём облака,

Что слезинки на самом деле —

Газированная вода.

И оранжевая дремота,

Когда цвет облетает с лип,

Мне заснуть бы…

Да, неохота…

Так боюсь чудеса пропустить!

А у неба такие дали,

И так кружится голова…

Мои крылья, увы, устали…

Просыпаюсь… Вставать пора!

Чужая мечта

Я закрываю глаза…

Падает, падает снег…

Это чужая мечта,

Но я её знаю секрет…

Снег не остудит следы…

Мягкой периной своей.

Это чужая тропа…

Но нет тех следов – родней.

Дверь заскрипит…

И уйдёт…

В зиму испуганный зверь.

Эта дверь не моя…

В доме, где нет гостей…

И чайник на кухне свистит,

В надежде…

Испить до дна!

И вкус его мне не знаком…

А впрочем, ведь это – вода!

Он смотрит, как падает снег,

Присев за столом у окна.

В моём же окне – капель…

А это значит – Весна!

Варенье из вишен и чай…

И мысли в чужой голове.

И пусть мечта не моя,

Зато она обо мне…

Весенняя акварель

На твоём полотне акварель как весна…

Как воздушен мазок и прозрачна вода…

Как на небе высоком летят журавли,

Возвращаясь с зимовья, до нашей земли…

У тебя в рукаве сто волшебных проказ…

И рисуешь ты их детворе на показ…

У твоей акварели есть воздух и звук,

Только нашу любовь – нарисуй, не забудь…

Яблоки

Дождями омытые яблоки

И светом прогреты насквозь.

Падают, падают яблоки,

Теряя соки как кровь.

Чернеют бока румяные,

И раны что не заживут.

Ранние яблоки, поздние…

К осени нас приведут.

Осенний лист…

Сквозь лист посмотрю на солнышко,

Прожилки как паутина.

Потоки жизни – изношены,

Окрасив в цвета иные…

Сменив изумруда палитру

На яркость иных цветов,

А позже… увы, так надо,

На грязь раскисших дорог.

Как краток век, но ярок…

Меняя свои цвета,

Осенние листопады

Уносятся в никуда…

А я припрячу за пазухой

Березовый тоненький лист,

В коричневую крапинку,

Солнца осеннего миг.

Надежды мягкие шаги

Надежды мягкие шаги,

Нигде следов не оставляют.

И проникая в наши сны,

С рассветом тихо исчезают.

И проживая этот день,

Без грёз, летающих впустую.

Ты понимаешь, что любовь,

Нужна нам каждую минуту.

Мне бы домик…

Мне бы домик на горе,

А под горкой – реченьку,

Да по быстрой по воде

Ноженьками беленькими…

И по полю босиком

В васильках с ромашками,

Да сплести тугой венок

Голове с кудряшками.

Раскраснеться… руки ввысь,

Да взлететь над полюшком,

И промчаться над рекой,

Наслаждаясь волюшкой.

2
{"b":"724910","o":1}