ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот и отлично, ему теперь все карты в руки, — обрадовался Савелий. — Как у тебя-то все прошло?

— Нормально, чего там. Завели меня в какой-то подъезд; там я таблетки стал считать, а они деньги. Ну, пересчитали, убедились, что все нормально, — и я в метро пошел.

— Я видел, как ты из двора выходил. Эта парочка, кстати, тебя до самого метро вела…

— Это я с ходу усек, но напрягаться не стал. А вот тебя не видел, — значит, хорошо, работаешь!

— Стараюсь… — кивнул Савелий.

Тут зазвенел входной звонок, и Костя побежал открывать. Это прибыл Шипилов.

— Ну, как? — с порога спросил у Савелия подполковник.

— Все путем — довел до хаты, — успокоил его Савелий. — Она, между прочим, неподалеку от клуба находится, всего через три дома. Ты можешь ребят своих поднять и шмон там устроить? Надо быстрее пошевеливаться, пока они тепленькие. Да и деньги не наши же с Константином, казенные, их тоже вернуть не мешает.

— Сделаем! — Подполковника не пришлось торопить; он уже взялся за телефон и деловито давал указания дежурному по своему отделу: — Валентин, готовь группу и отправляй к клубу «Порт». Да, и эксперта предупреди: будем делать обыск в квартире, где предполагается лаборатория по кустарному производству наркосодержащих препаратов. Через десять минут у клуба встречаемся, понял?

— Костя, займись ужином, а я — с подполковником, — сказал Савелий.

Он накинул куртку и, заметив, что молодой человек не в восторге от его распоряжения, объяснил:

— Кто ему ту хату покажет? Я сам туда соваться не стану, тебе же ясно. Пока все окончательно не встало на свои места, работаем по нашим легендам. Не нам с тобой Михаила учить, он и без нас прекрасно справится.

— А с этим что делать? — спросил Константин, указывая на стол, где лежал пакет с таблетками.

— Михаил, это тебе от нас подарок, — сказал Савелий и протянул пакет милиционеру, — за перехват крупной партии наркотиков премию получишь.

На площади недалеко от клуба их уже ждали две легковушки с сотрудниками ОБНОНа..

— Давайте за нами! — махнул рукой подполковник своим людям, и легковушки тронулись за «жигулем», который вел Савелий.

— Здесь, — сказал он, притормаживая у подъезда, где совсем недавно выслеживал наркоторговцев, — последний этаж, квартира пятьдесят четыре. Там железная дверь, она одна такая, не ошибетесь.

— Посмотрим… — Шипилов был уже на взводе в предвкушении предстоящей операции. — Попробую на понт взять. Они же не дураки: поймут, что их берлогу обложили. Зачем им еще сопротивление милиции на себя брать? Поверь, откроют как миленькие!

— Тебе виднее, Миша. Ладно, я поехал к Косте, а ты, как у вас все закончится, позвони мне, идет?

— Обязательно! Я что, не понимаю, вы же там как на иголках сидеть будете.

Шипилов перезвонил где-то в третьем часу ночи.

— Жаль тебя разочаровывать, но… — начал он усталым голосом.

— Неужто совсем пусто? — враз помрачнел Савелий.

— Нет, конечно. Деньги твои нашли в целости, в тайнике лежали. К сожалению, хозяина мы уже не застали — смылся. Там один Макс пребывал, он умницей оказался, сам нам открыл, без всякого шума. А телефон на этой квартире, между прочим, тот самый — контактный, который Ник Косте давал. Так что я ее все равно рано или поздно пощупал бы. В ней был, так сказать, склад готовой продукции. Еще восемь пакетов с «глазом», ну точно как у Костика, изъяли; ребята мои продолжают работать — полы вскрывают, может, еще что интересного найдется. Но эксперт мой определенно сказал: в квартире той эту гадость не делали никогда.

— Ладно, спасибо и на этом, — поблагодарил Савелий.

— Что дальше делать собираешься? — поинтересовался Шипилов.

— Что-что, лабораторию искать надо!

— А как? Через кого? Ник наверняка уже ноги сделал; Макса я по этому поводу потряс, но он клянется, что только покупателей искал. Дескать, один Ник с производителями был завязан.

— Ты ему веришь?

— Похоже на правду. Зачем Нику перед обычным торгашом лабораторию засвечивать, лишнего конкурента себе плодить? У Ника все четко продумано: некто, скорее всего один человек, «Голубой глаз» изготавливает, а Ник полностью берет на себя его распространение — на сторону сдает только крупным оптом, чтобы не возиться, по мелочам не размениваться, но, как мы на твоем опыте знаем, людям хорошо проверенным.

— Теперь, когда Ник исчез, нам придется искать самого химика, — предположил Бешеный. — А если он никак не объявится и заляжет на дно, нам практически ничего не светит.

— Не боись, объявится! Мы же всю заготовленную впрок продукцию изъяли. Ему сейчас нужно будет новую партию таблеток делать и в одиночку пытаться ее сбыть. А поскольку он скорее всего человек в этом деле неопытный, то обязательно себя обнаружит. — Подполковник говорил спокойно и очень уверенно. — Надо только выждать недельку-другую.

— Думаю, ты дальше один справишься, — буркнул Савелий. — Что я мог — сделал, и мы с Константином завтра домой возвращаемся.

Несмотря на то что Бешеный чувствовал неудовлетворенность от нынешней командировки, он все-таки считал, что не зря сюда смотался: в конце концов, хотя бы то, что они с Шипиловым вычислили предателя, было уже большим делом. Возможно, теперь у ОБНОНа развяжутся руки и они наконец-то найдут, где затаилась эта пресловутая лаборатория. Да и восемь тысяч таблеток со страшным ядом — тоже не хухры-мухры: это ж сколько человек останутся чистыми и не исковеркают свои молодые жизни!

Днем Савелий позвонил Алене, предупредив о своем отъезде.

— Ну вот, я все дела закончил, квартиру освобождаю, — сказал он, — большое спасибо тебе за все!

— Жаль, что не могла уделить тебе больше внимания, Сергей, сам понимаешь, дела… — грустно сказала Алена. — Слушай, у тебя поезд, наверное, ночью отправляется? Значит, вечер еще в Питере проведешь? Может, заглянешь лично попрощаться? Наша фирма сегодня одному издательству презентацию устраивает, приезжай!

— Ага, ты будешь дела свои делать, а я стены подпирай или шатайся как неприкаянный? — с грустью подколол Савелий.

— Господи! О чем ты говоришь, милый? Для тебя у меня всегда время найдется! — протестующе воскликнула Алена.

Савелию и самому хотелось напоследок повидаться со своей гостеприимной хозяйкой, он только терпеть не мог навязываться. Однако, когда девушка первая предложила прощальную встречу, он понял с радостью, что их желания полностью совпадают.

— Говори, куда и во сколько: я не заставлю вас ждать! — пообещал он, пропев последнюю фразу.

Константину надоело болтаться в Питере без дела, и он, узнав, что Савелий собирается ехать в Москву ночным поездом, заявил, что не хочет тратить полдня и ночь неизвестно на что и лучше улетит самолетом. Савелий не возражал и даже отвез напарника в Пулково на своем арендованном «жигуленке». В аэропорту мужчины тепло попрощались и договорились как-нибудь пересечься в Москве.

В восемь вечера он был у Дома кино, где фирма Алены «Лик» проводила презентацию новой книжной серии модного издательства. Администратор на входе вручил Савелию VIP-приглашение вкупе с роскошно изданным красочным буклетом издательства и указал, где Савелий может увидеть хозяйку фирмы. Савелий разделся и, рассеянно проглядывая буклет, направился по широкой лестнице на второй этаж, где уже начиналась официальная часть программы.

«Любовь — это кайф. Кайф — это любовь!» — прочел Савелий на одной из страниц буклета заголовок, набранный большими жирными алыми буквами.

Его заинтересовало содержание этой странички. Это была реклама книги Тимоти Лири — известного американского ученого-химика, который несколько десятков лет своей жизни посвятил исследованиям галлюциногенных препаратов. Именно он в начале шестидесятых годов начал использовать в целях «психоделической революции» страшный наркотик ЛСД. В книге Лири описывал свои эксперименты и ощущения, которые он испытывал, принимая наркотики.

Савелий поразился, как откровенно и привлекательно рекламируются наркотики: на страничке после краткого анонса книги следовал текст какого-то Виктора Поверина, в котором он прославлял галлюциногены и все наркотики в целом, считая, что в недалеком будущем именно они выведут мировую цивилизацию на более высокий сакральный уровень.

18
{"b":"7250","o":1}