ЛитМир - Электронная Библиотека

— Алло, братишка, с приездом! — раздался в трубке голос Андрея Воронова.

— Здравствуй, Андрюша! — Савелий искренне обрадовался звонку еще одного названого брата.

С тех пор как его Лана родила, братьям редко удавалось видеться наедине: все свободное время Андрей проводил дома, рядом со своим наследником.

— Слушай, Савелий, появились интересные сведения о нашем общем старом знакомом… — Андрей сделал театральную паузу, желая заинтриговать Савелия.

— Что, снова Велихов всплыл? — безошибочно угадал тот.

— Ну, с тобой неинтересно даже, — разочарованно протянул Воронов, — ты на лету мысли ловишь. Да, братишка, ты прав, банкир наш объявился. По Интерполу прошло сообщение о нем. Генерал чует, что скоро мы с ним снова нос к носу столкнемся. Хочет нас с тобой к этому привлечь. Ты как?

— Ты что же, сомневаешься? Конечно, я — за, обеими руками за то, чтобы прижать наконец эту гниду!

— Тогда давай дуй ко мне. Посмотришь на моего парнишку, увидишь, как вырос твой племянник! С ума сойти! Руки отсыхают, когда его носишь! Лана нас покормит, небось не забыл еще, как она умеет готовить?

— Такое разве забудешь, Андрюша? Класс!

— Поедим от пуза, вмажем по «рюмке чая»! Я тебя в курс дела введу. Нам же завтра к генералу вместе идти.

— Вот мудрец наш Богомолов! — поразился Савелий. — Еще толком не знает, что я в Москве, а уже аудиенцию назначает!

— Ну, на то он и генерал, чтобы все предвидеть, — засмеялся Андрей, — ну, ты как, едешь?

— Ты думал, я откажусь? Счас! — Он усмехнулся. — И не мечтай! Конечно, ждите, скоро буду!

Вскоре он уже входил с огромным букетом роз в их квартиру. Увидев Савелия, Лана удивленно всплеснула руками:

— Откуда ты, Савушка?

— Та-а-ак… — протянул Савелий и укоризненно взглянул на Андрея: — Не сказал, что я еду…

— Ах ты, поросенок! — в шутку замахнулась на Андрея Лана. — Представляешь, говорит мне: приготовь все повкуснее, гость к нам придет. Спрашиваю: кто? Говорит: коллега по работе! И не стыдно?

— Стыдно… — Андрей церемонно преклонил колено, опустил голову. — Прости, больше не буду! — совсем по-детски проговорил он.

— Повинную голову и меч не сечет! — включился в их игру Савелий.

Ему всегда было тепло и уютно в их доме: они так любили друг друга, что казалось, флюиды их любви просто насыщают воздух и одаривают окружающих…

Утром следующего дня братья сидели в кабинете у Богомолова. Савелий вкратце доложил генералу историю с «Голубым глазом».

— Ну, ладно, допустим, всякие там подонки наркотой промышляют, но этот-то… — Воронов, молча слушавший Савелия, не мог удержаться, чтобы не высказать свое мнение. — Ведь такие писаки хуже любого наркоторговца! Он же не просто деньги на дури делает, а еще и свою философию гнилую под это подводит, мозги молодым гадит. Я бы таких сразу к стенке ставил, и рука не дрогнула бы!

— Но-но, майор, — осадил его Богомолов, — никто нам таких прав не давал. Поверин свое получит, не беспокойся. А в зоне ему мозги вправят. Давайте лучше вернемся к Велихову. Этот банкир покруче любого наркоторговца будет. Майор, расскажи-ка нам, чего ты там на него накопал?

Воронов раскрыл папку, достал подготовленные бумаги и начал подробно рассказывать обо всем, что было замечено за банкиром. Иногда в его доклад встревал Говорков и поправлял Андрея своими замечаниями. Но в целом картина вырисовывалась достаточно четкая: Аркадий Романович Велихов был человеком без совести и чести, ради денег и власти он был готов на все. Даже мать заложить.

— Так, понятно… — Богомолов, казалось, уже что-то для себя решил и теперь только хотел, чтобы и остальные пришли к его выводам. — Какие есть мнения?

— Мне, товарищ генерал, все ясно как божий день, — сказал Воронов, — Велихов на Россию нацеливается.

— Почему ты так решил? — спросил Богомолов.

— А на международный уровень он не тянет. У него там нет ни людей, ни серьезного бизнеса. Все в России осталось. А то, что он с этими мафиози встречался, говорит только о том, что у него самого силенок не хватает, вот он и пошел к ним с протянутой рукой подмоги просить. Ну, конечно, в ответ пообещал отстегнуть от России лакомый кусочек каждому в случае удачного расклада.

— Он все равно сможет из Израиля российскими делами крутить. И сюда, как мы видим, он явно не горит желанием приезжать, — заметил Савелий.

— Да, ты прав, — задумчиво проговорил Богомолов. — В Израиле Велихов прочно осел. Нащупать бы его связи с нашими авторитетами. Мы же знаем, что они точно есть. Но с кем? Отсюда до него мы не сможем дотянуться, пока руки у нас не так длинны, как нам хотелось бы…

— Константин Иванович! Пошлите меня в Израиль!

Савелий не умел просить, это ему совсем не шло. Но, как видно, ему позарез нужно было добраться до банкира, и поэтому он вынужден был снизойти до прямой просьбы.

Богомолов удивленно взглянул на него:

— Есть план, что ли?

— Вы же сами понимаете, что только в Израиле мы за концы сможем ухватиться. А я всем нутром чувствую, что у меня получится.

— Верю, что у тебя получится, Савелий, верю, — улыбнулся генерал. — Только вот как бы ты не напорол там с Велиховым. Я же в курсе, что ты к нему, мягко говоря, не совсем равнодушен.

— Не волнуйтесь, Константин Иванович, — пообещал Говорков, — он даже и не догадается, что я рядом с ним буду.

— А ты как думаешь, майор? — спросил генерал.

— В Израиль кому-то из наших обязательно надо ехать, — рассудительно поддержал Андрей. — Мы просто обязаны обладать всей информацией по Велихову. Иначе можем опоздать. Сейчас нам нужно хотя бы на полшага впереди него идти. А Савелий — самая лучшая кандидатура для наблюдения за банкиром. Он в курсе всего, не засвечен опять же… Пошлите его, Константин Иванович. Я за него отвечаю, если что.

— Если что, и я за Савелия отвечу, майор. — Богомолов устало откинулся на спинку кресла: было видно, что он уже принял решение. — Ладно, Говорков, поезжай. Обещай мне только, что ты и пальцем до Велихова не дотронешься, что бы ни случилось. Что скажешь?

— Обещаю, товарищ генерал! — отозвался Савелий.

— Ну, тогда решено. Связь будешь поддерживать с Вороновым. Если что-то срочное, не стесняйся, звони прямо ко мне.

— Сделаем! — Андрей встал из-за стола, видя, что совещание закончилось.

— Ну, Савелий, будем ждать новостей! — Генерал протянул руку Бешеному. — Чуть не забыл… — Он достал из стола кредитную карточку и пробормотал ворчливо: — Не очень-то транжирь…

— Да когда я… — начал возмущаться Савелий, но генерал с улыбкой перебил:

— Это я так, для порядка… Ни пуха ни пера!

— К черту! — Савелий пожал руку Богомолову и вслед за Вороновым вышел из генеральского кабинета.

Днем Савелий побывал в туристическом агентстве и купил двухнедельный тур в Израиль, воспользовавшись кредитной картой, врученной Богомоловым. Он был уверен, что этого времени ему вполне хватит, чтобы провести необходимую разведку и проследить связи, ведущие от Велихова в Россию. По туристической путевке Савелию предлагалось провести четырнадцать дней в Эйлате — курортном местечке на берегу Красного моря, которое в стоящем у нас на дворе декабре привлекало туристов со всего мира своим жарким солнцем и теплым морем. Кроме того, предполагалось, что четыре дня уйдут на ознакомительные поездки по историческим местам этой небольшой, но богатой прошлым стране.

Конечно, Савелий не собирался отлеживаться на пляжном солнышке или кататься в автобусе по экскурсиям — он специально выбрал Эйлат из-за того, что там легче было затеряться в толпе туристов, взять напрокат машину и отправиться туда, куда ему было необходимо.

Бешеный еще ни разу не был в Израиле, все случая не подворачивалось, хотя ему и было любопытно побывать там.

Спустя неделю, ушедшую на оформление необходимых документов, Бешеный летел на самолете «Трансаэро», направлявшемся в Тель-Авив. Три с половиной часа комфортабельного полета на «Боинге-737» прошли незаметно.

22
{"b":"7250","o":1}