ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Сказок. Авторская одиссея
Воображаемые девушки
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Письма к утраченной
Укрощение строптивой
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Шестая жена
Без компромиссов

Местный аэропорт имени Бен-Гуриона встретил его, несмотря на декабрь, теплым, почти жарким, настоянным на запахах близкого моря воздухом. Савелия и еще нескольких туристов, прибывших этим рейсом, встретила миловидная кареглазая девушка с копной иссиня-черных волос и провела к небольшому автобусу. Вскоре они по отличному шоссе быстро покатили на юг страны к Красному морю.

Автобус приехал в Эйлат уже к вечеру. Быстро, по-южному, стемнело. Савелий зашел в свой одноместный номер гостиницы, бросил вещи и вышел на балкон. Всего метрах в пятидесяти шумело Красное море.

Савелий в последний раз глянул на яркие звезды, рассыпанные по черному небу, и вернулся в номер: он решил для начала отоспаться — как знать, какими будут ближайшие дни…

Весь следующий день Бешеный провел в Эйлате. Он объяснил девушке, курирующей их группу, что желает хорошо отдохнуть от московских хлопот и поэтому не хочет, чтобы его беспокоили и отвлекали от столь нужного ему сейчас одиночества. К его пожеланиям отнеслись с сочувствием; тем более что все экскурсии Савелий оплатил сполна — и теперь это было его личным делом, участвовать в них или нет.

Днем он искупался, полежал часок на солнце, а затем, узнав адрес фирмы по прокату автомобилей, наведался туда. Он выбрал себе новенькую полуспортивную модель «Мазды», оплатил страховой взнос и для проверки машины с полчасика покатался по окрестностям. Машина полностью удовлетворила его любовь к скорости и удобству. Все было готово к следующему шагу: Савелий решил, что завтра же отправится в Иерусалим.

Он проснулся в пять утра, сбегал на море, наскоро искупался, принял душ и легко позавтракал приготовленными с вечера бутербродами и фруктами. Затем, прихватив с собой небольшую цифровую видеокамеру, спустился к ожидающей его на стоянке гостиницы арендованной «Мазде» и через пять минут уже мчался по пустынному шоссе, ведущему на север Израиля.

В Иерусалим он приехал, потратив на дорогу всего полтора часа. В Эйлат в ближайшее время он возвращаться не собирался, поэтому ему необходимо было где-то остановиться. Он выбрал гостиницу «Царь Давид» — одну из самых знаменитых и удобных в Иерусалиме. Отель был расположен в центре города, в нем селились наиболее состоятельные туристы со всех концов света — и в этой пестрой людской толчее Савелий чувствовал себя как рыба в воде.

Он купил в туристическом киоске подробную карту Израиля и поднялся к себе в номер. Там он разложил карту на столе и, найдя город Маале-Адумим, где, как он знал по сводке Интерпола, жил ныне Велихов, некоторое время провел за изучением путей подъезда к нему. К городку, где жило примерно сорок тысяч человек, вели две дороги — старая и новая. Старая проходила через восточную, арабскую часть Иерусалима и была короче. Новая дорога — из соображений безопасности — шла только по территории, полностью контролируемой израильтянами. Она петляла вокруг Иерусалима и была длиннее километров на десять-пятнадцать.

Во всяком случае, как выяснил Савелий, до Маале-Адумима было рукой подать

— больше получаса путь туда не занял бы. Он поехал по короткому пути, решив, что вернется в Иерусалим по объездной дороге.

Перед въездом в городок Савелий увидел армейский блокпост: со всех сторон город окружали неприступные скалы, и попасть в него можно было только по этой дороге, которая хорошо охранялась, ведь нередко страна содрогалась от очередного террористического акта палестинцев, а состоятельные жители Маале-Адумима не хотели взрывов на улицах своего города…

Бешеный без проблем проехал через блокпост: у него была дорогая машина и номера с голубыми цифрами, которые выдаются только евреям; да и сам он был совсем не похож на араба со своей светлой шевелюрой. Он проехал по окружающей город дороге, рассматривая дома, встречающиеся на пути. Савелий был убежден, что такой богатый человек, как Велихов, не станет селиться в многоквартирном доме, пусть даже в самом современном и удобном.

«Наверняка у него тут вилла, — думал он, — не самая, может быть, большая, но самая безопасная по своему местоположению. Надо искать это укромное место».

Савелий оказался на утопающей в зелени улице; это была северная сторона города: левая часть улицы уходила в центральную часть Маале-Адумима, а правая целиком состояла из обширных индивидуальных участков, каждый из которых лужайками выходил на улицу, а домами, стоящими в глубине, смотрел с обрыва скалы в открывающуюся впереди абсолютно безжизненную каменистую пустыню.

Дома, а точнее виллы, были большими, по два-три этажа, рядом с некоторыми сквозь густые заросли зелени, заменявшие заборы, были видны бассейны и даже фонтаны. Чутье подсказало Бешеному, что именно на этой улице, в одном из соседних красивых домов Велихов и устроил свое новое логово.

Бешеный припарковал машину в самом начале улицы и отправился вдоль нее пешком. Савелий спокойно прогуливался по выложенной плитками дорожке и, изображая любопытного, случайно забредшего сюда туриста, подолгу рассматривал каждую виллу. Пройдя один раз вдоль всей улицы, он развернулся и снова пошел по той же стороне. Вдруг он услышал, как кто-то его окликнул. Говорили на иврите, но, поскольку никого больше вокруг не было, он понял, что обращаются именно к нему. Савелий обернулся. Калитка одной из вилл была открыта, и в ее створе стояла средних лет женщина в пестром шелковом платье и накинутой на открытые плечи большой кружевной шали.

— Извините, я вас не понимаю, — сказал ей Савелий по-английски.

— А, вы не израильтянин! — воскликнула женщина тоже по-английски. — Тогда простите меня за беспокойство.

Она вошла в калитку и собралась было уйти в глубь участка, но Савелий приблизился к ней и поинтересовался:

— Подождите! Вы ведь что-то хотели спросить у меня?

— В общем-то да… — Женщина повернула обратно и подошла к калитке. — Но мне не очень удобно просить заезжего человека. Быть может, у вас нет времени…

— Что вы, наоборот, я просто ехал мимо на машине, здесь так красиво, что я решил остановиться и пройтись.

— Да, у нас и впрямь красиво, — согласилась женщина, — давайте познакомимся. Меня зовут Стелла, а вас?

— Джон, — соврал Бешеный, — я американец.

— Да, я поняла по акценту.

— Вы прекрасно говорите по-английски, — похвалил ее Савелий. Она действительно говорила довольно свободно. — Так что же вы хотели?

— Я собралась съездить в Иерусалим за покупками — у моей дочери скоро день рождения, а машина не заводится. Муж на работе, садовник в машинах ничего не понимает; пока механик из обслуживающего нас гаража приедет, пока все осмотрит, пройдет столько времени, что мне уже надо будет возвращаться. А тут я вас увидела и решила попросить помощи.

— Нет проблем! Вы слышали, наверное, мы, американцы, с детских лет дружим с автомобилями. Вам повезло, что вы меня увидели. — Савелий добродушно улыбнулся. — Разрешите?

— Да, конечно, пожалуйста. — Стелла сделала приглашающий жест в сторону навеса, под которым стоял аккуратный «Фиат».

Бешеный открыл капот, осмотрел мотор и понял, что просто пригорел контакт прерывателя. Прочистить его с помощью монетки оказалось минутным делом.

— Попробуйте теперь завести машину, — предложил Савелий.

Женщина села за руль и повернула ключ зажигания. Двигатель завелся с полуоборота.

— О, я вам так благодарна! — расцвела Стелла. — Может быть, вы не откажетесь выпить со мной чашечку кофе или предпочитаете что-нибудь прохладительное?

— С удовольствием выпью стакан холодного сока, — признался Савелий, — лучше яблочного. Мы, американцы, любим яблочный сок.

Они прошли на просторную светлую кухню, где Стелла угостила Бешеного моментально запотевшим бокалом холодного сока, а себе быстро приготовила маленькую чашечку черного кофе. Они сели за большой, светлого дерева стол. Вид за окном был изумительный: фиолетовые нагромождения гор на горизонте, а между ними и домом — гладкое, ярко освещенное солнцем, желтое пространство пустыни.

— Завидую вам, — сказал Савелий, — жить с таким пейзажем за окнами!

23
{"b":"7250","o":1}