ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, можете идти. Воронов! Подбери своему дружку кое-какие документы из нашего архива, думаю, они ему пригодятся.

— Сделаем, товарищ генерал! — Воронов встал и махнул рукой Савелию: — Пошли, братишка, ко мне. Я тебе кое-что на Велихова покажу…

Они просидели в кабинете Андрея до самого вечера. Теперь Савелий знал о прошлом Велихова столько, сколько банкир, пожалуй, и сам о себе не знал.

После совещания у Богомолова Савелий решил для начала сосредоточить все внимание на одном из мест, куда Велихов наведывался регулярно. Это была роскошная дача в поселке Николина Гора. Она принадлежала влиятельному члену Совета Федерации и губернатору одной из дальневосточных областей Сергею Владимировичу Кузнецову. Он приобрел здесь участок с год назад и за это время сумел отгрохать настоящую загородную резиденцию.

Трехэтажный особняк имел полную автономию: вода, отопление, собственная электростанция, космическая связь, система охранной сигнализации — все это позволяло людям, находящимся в доме, чувствовать себя в полной безопасности и комфорте.

Савелий договорился с Андреем Вороновым, что наблюдение за Велиховым будет выглядеть как неофициальное: пока на банкира не было никакого компромата, слежка за ним под эгидой ФСБ в случае прокола могла получить нежелательный резонанс. Поэтому он вспомнил о своем старом знакомце Косте Рокотове. Савелий приехал к нему в «Герат» и, не вдаваясь особо в детали, попросил помочь.

— Нужно узнать об одном человеке все: с кем и о чем говорит, его планы, что за люди помогают ему эти планы осуществлять… Если согласен, подбери ребят понадежнее — нам вдвоем с этим делом никак не справиться.

— Конечно, согласен с тобой поработать. У меня никаких интересных дел пока нет. — Было заметно, что Константин рад тому, что Савелий о нем помнит.

— Есть предложение: давай подключим к операции Сашку Беланова, он нам может здорово пригодиться.

— Расскажи о нем, — попросил Савелий.

— Расскажу то, что знаю точно. Прежде всего, Беланов закончил с красным дипломом военное училище связи; на распределении, когда благодаря красным корочкам он мог получить любое назначение, сам попросился в Афган. Попал в разведроту, воевал, участвовал в рейдах и захватах караванов с оружием. Был тяжело ранен, награжден орденом Красной Звезды и медалями. Короче, Саня — настоящий боевой офицер. После Афганистана из-за ранения пришлось уволиться в запас. Он связист от Бога: в «Герате» лучше его специалиста не найти, а мы плохих вообще не держим. Тебе же нужен будет человек по прослушке, по всяким техническим штучкам. Так вот, я голову даю на отсечение, Беланов подойдет нам на все сто.

— Ты прав, такой человек нам нужен позарез. Познакомь меня с ним. — Савелий всегда следовал старинному принципу — привлекать к операции только тех людей, которых лично знал и которым мог полностью доверять.

Константин вышел из комнаты, где они беседовали, и через несколько минут вернулся с Белановым. Внешне Александр напоминал неприметного сельского дьячка: худой и жилистый, с жиденькой бороденкой и большими, узловатыми руками, Беланов не был похож на крепких, плотно сбитых парней из десанта или спецназа, прошедших Афган.

Поговорив с ним, Бешеный понял, что этот на первый взгляд невзрачный, скромно одетый парень подходит ему; он знал этот тип людей — их внешняя физическая тщедушность компенсировалась острым умом, стальной волей и отличным владением своим делом, которому они были фанатично преданы.

Объяснив Беланову, что от него потребуется, и получив согласие на сотрудничество, Савелий перешел к технической стороне:

— Саша, если у тебя есть какие-то пожелания насчет оборудования или спецсредств, дай мне список. Думаю, никаких проблем с тем, чтобы быстро их достать, не будет.

— Да у меня все есть, я сам потихоньку всякие штучки мастерю, — заверил Александр, — вот разве что приборчик один хитрый понадобится…

— Напиши какой. — Савелий протянул ему листок.

Беланов нацарапал на нем маркировку какого-то хитрого микрофона.

Они договорились встретиться на следующий день, ближе к вечеру. Савелий к тому времени пообещал доставить Беланову микрофон, а ребята должны были освободиться за день от всех текущих дел. Бешеный хотел, чтобы слежка за Велиховым была как можно более плотной, и поэтому ничем иным заниматься в ближайшее время ни Рокотов, ни Беланов просто и не смогли.

Они начали слежку за Велиховым с того, что элементарно сели ему на хвост двумя машинами. Чтобы не вызывать подозрения, взяли обычные «шестерки» синего и бежевого цвета. В одном из автомобилей сидел Рокотов, в другом — Савелий. Беланов тем временем отправился на Николину Гору, чтобы подготовить все необходимое оборудование для наблюдения за дачей Кузнецова. В его задачу кроме полного «просвечивания» всего происходящего внутри дачи входило и внешнее наблюдение.

В «Мерседес» Велихова Саня умудрился, выгадав минуту, когда авто банкира осталось без шофера и охраны, установить миниатюрный датчик, который позволял «вести» машину, даже находясь вне пределов визуального наблюдения, что сильно облегчало преследование на трассе и особенно в городе. Еще «народный умелец», как окрестил его Бешеный, установил в обе «шестерки» пеленгаторы, настроенные на волну радиотелефона Велихова: они позволяли засекать и прослушивать все телефонные переговоры, ведущиеся из машины банкира.

Аркадий Романович не менял свой обычный образ жизни: мотался по городу, встречался с людьми, много разговаривал по телефону — и каждый его шаг Савелий скрупулезно фиксировал в блокноте.

На четвертый день тотальной слежки Савелий узнал через перехваченный им телефонный разговор, что Велихов собирается этим вечером в гости к Кузнецову на Николину Гору.

— Обещаю вам, Аркадий Романович, что смогу вас порадовать не только вашим любимым коньячком! — Голос у Кузнецова был бархатный, с хрипотцой, как у дикторов «Радио ностальжи», и, если бы не властные нотки, проскальзывающие в его интонации, можно было бы подумать, что Сергей Владимирович Кузнецов — добрый русский барин, любящий праздность и комфорт. — Приедут люди, с которыми я давно обещал вас познакомить. Думаю, вам это будет интересно…

Савелий, услышав эти слова, насторожился: что за люди, которых обещал представить Велихову Кузнецов? Но, несмотря на все его старания — он даже Воронова подключил к этому, — о предполагаемых гостях Кузнецова ничего выяснить не удалось. Савелий приказал прекратить слежку за Велиховым: ему показалось, что гораздо важнее подготовиться к вечернему наблюдению за домом на Николиной Горе.

Они втроем засели в снегу на пригорке, заросшем невысокими сосенками. Отсюда дом Кузнецова был как на ладони. Перед Белановым на расстеленном на снегу полотне лежало несколько приборов непонятного Савелию назначения. Один из них, он догадался, был нужен для прослушивания космической связи. Саня с Костиком ловко раскинули на соседнем дереве проволочную сеть, заменявшую «тарелку», — и теперь Беланов настраивал приемник на нужную частоту. Покончив с этим, он взял какую-то трубку с метр длиной и, установив ее на треноге, направил в сторону дома Кузнецова.

— Это для чего? — поинтересовался Бешеный.

— С ее помощью мы узнаем, о чем будут говорить внутри здания, — пояснил Беланов. — Кстати, вот в этой конструкции, — он показал на трубу с треногой,

— и установлен тот самый улавливатель вибрации, который ты мне привез… — Видя, что Савелию интересно знать поподробнее, что еще за штучки у него приготовлены, Беланов продолжил объяснения: — Вот эта коробочка нейтрализует все помехи, которые могут генерироваться в доме. Не исключено, что в доме установлена и система против внешней прослушки и жучков.

— А что, если они нас здесь засекут — ведь они же могут засечь твои штучки?

— Не исключено. — Умелец пожал плечами. — При желании и умении.

— В таком случае нам придется менять место. Кто знает, сможем ли мы найти еще одну такую же удобную точку, как эта? Не получится, что вся наша слежка пойдет коту под хвост?

29
{"b":"7250","o":1}