ЛитМир - Электронная Библиотека

Его посланец, вернувшись после месячной поездки по трем континентам, положил шефу на стол аналитическую записку, где говорилось, что наиболее надежным и выгодным партнером для Велихова может стать американский бизнесмен Гэбриэл Джуиссон. Банкир и сам склонялся к этому мнению, поэтому легко согласился со своим помощником и взвалил на него работу по поддержанию прочной связи с нью-йоркским бизнесменом.

Кирницкий, будучи руководителем «Коралла», вынужден был передать эти полномочия своему заму и целиком переключился на связи с Америкой.

Находящийся в постоянном контакте с Велиховым Джуиссон познакомил банкира с эмигрантом из России Михаилом Розенфельдом.

Кирницкий и Розенфельд, каждый в своей стране, стали развивать кипучую деятельность. Из России потекли реки неучтенной нигде нефти, которую Розенфельд продавал по бросовой цене, и вырученные деньги переводил на счета Велихова в швейцарских банках.

Затем Кирницкий при помощи пресловутого «Коралла» умудрился провернуть масштабную операцию по контрабанде антиквариата и драгоценностей на Запад. Он так все обставил, что ни одна из спецслужб не смогла заметить этого перемещения ценностей. Дальше — больше. Собранный людьми «Коралла» по всей России «черный нал» по тому же каналу потек на Запад. Розенфельд при помощи хитроумных комбинаций превращал «черные» деньги в «отмытые».

Потом были операции с красноярским алюминием, башкирским газом, переоценкой пушнины, игрой на спекулятивных биржевых курсах. Короче, буквально за пару месяцев команда «Мистер Джуиссон, Велихов и Ко» сделала деньги, необходимые для пополнения предвыборного фонда. Всего было собрано больше трехсот пятидесяти миллионов долларов. Все они были обналичены Розенфельдом и лежали в бронированном контейнере одного из нью-йоркских банков.

Теперь оставалось переправить эти деньги в Россию. Для чего была разработана хитроумная операция, в которой должны были участвовать как русские, так и американцы.

Американцы должны были обеспечить безопасное перемещение контейнера с деньгами в один из небольших портов западного побережья Аляски. В назначенный день туда заходил российский рыболовный сейнер, команда которого была целиком укомплектована людьми из «Коралла». Капитаном сейнера, естественно, назначался Александр Кирницкий. Перегрузив контейнер на борт, россияне должны были некоторое время находиться в море, чтобы действительно наловить немного рыбы — по плану ею на всякий непредвиденный случай замаскировывали контейнер, спрятанный в рыбном трюме.

Затем сейнер направлялся во Владивосток, где все портовые и таможенные службы предварительно должны были быть «подмазаны». Здесь Велихов вынужден был ради гарантий безопасности договариваться со своим партнером по «Совету пятерых» губернатором Кузнецовым. Что конкретно представляет собой груз, Велихов не уточнил; он только настаивал, чтобы у его людей была возможность беспрепятственной разгрузки сейнера.

Кузнецов охотно пообещал содействие. Правда, в душе у него зрели сомнения.

«Неплохо бы узнать, что за груз придет к Велихову… — размышлял он. — Как знать, может, там целый контейнер героина или еще что-нибудь в этом роде? Узнают, что я способствовал Велихову, тогда не сносить мне головы. Лучше предварительно все разузнать и подстраховаться, чем потом на нарах сожалеть о том, что не добдел».

Операцию по перевозке денег предвыборного фонда назначили на конец марта.

Ранним мартовским утром в небольшой городок на Аляске Джуно прибыла необычная для этих тихих мест процессия, состоявшая из большегрузного трейлера и двух машин сопровождения, набитых здоровенными громилами, не выпускавшими автоматических винтовок из рук. Кавалькада въехала в город с севера, со стороны столицы штата, Анкориджа, промчалась по безлюдным в это время улицам и прямиком направилась в местный порт.

Трейлер тяжело остановился перед самым пирсом. Сзади и сбоку него тормознули джипы сопровождения. Из джипов высыпали вооруженные люди и окружили трейлер.

Прошло с полчаса. Наконец Розенфельд, пристально рассматривавший покатые серые бугры океанских волн в большой морской бинокль, увидел в окулярах небольшую черную точку. С каждой минутой она вырастала в размерах, пока не обрела наконец очертания рыболовного сейнера. Когда Михаил смог разглядеть на флагштоке сейнера выгоревший российский триколор, он облегченно вздохнул.

— Наконец-то! — громко сказал он. — Фил! Корабль на подходе. Готовьтесь к погрузке!

Шофер трейлера полез в грузовик, развернул его задом к океану и осторожно подогнал к самой кромке пирса. Вскоре дверцы трейлера были распахнуты и в его нутро залезли двое охранников. По полозьям в полу они выкатили из глубины трейлера небольшой, чуть меньше человеческого роста, тяжелый бронированный контейнер с цифровым замком, подкатили его к самому краю и остановились.

Сейнер причалил к пирсу ровно через час. Его поджидали на берегу уже знакомый Розенфельду чиновник из таможенной службы. Он быстро провел все таможенные формальности, получил причитающийся таможенный сбор и уехал. К Розенфельду с борта корабля спустился Кирницкий. Они, как старые друзья, обменялись рукопожатием.

— Начинайте! — махнул рукой Кирницкий своим людям на сейнере.

С корабля к трейлеру спустился крюк подъемного крана, громилы, сделав из троса петлю, перехватили ею контейнер, и тот, раскачиваясь в воздухе из стороны в сторону, плавно перекочевал на сейнер, в рыбный трюм.

Вся операция заняла не больше десяти минут.

— Ну, ни пуха тебе, Саша! — пожелал партнеру Розенфельд.

— Иди ты, сам знаешь куда! — улыбаясь, откликнулся Кирницкий и тут же протянул ему руку. — Давай пять! Даст Бог, свидимся еще. Пока!

Кирницкий полез по шаткому трапу на борт. Американцы стояли у машин и смотрели, как сейнер удаляется в серую бесконечность океана. Когда уже невозможно стало различить фигурки людей на палубе корабля, Розенфельд отдал команду возвращаться в Анкоридж, где они арендовали транспорт.

Вечером того же дня они вернулись в Нью-Йорк.

Затратив пару дней на рыбную ловлю (непривычные к этому занятию люди Кирницкого все делали гораздо медленнее, чем профессионалы, и, если бы не руководящий ловлей специально нанятый для этого человек, они бы так ничего и не поймали), сейнер наконец-то зашел в акваторию владивостокского порта.

Штурман, как обычно, запросил у берега швартовку, ему указали место, и посудина причалила к пирсу. На берегу уже стоял обычный наряд: пара погранцов, два чиновника из таможни и еще двое каких-то людей в штатском.

«Эти, наверное, от Кузнецова. Для прикрытия», — подумал Кирницкий, рассматривая из капитанской рубки поднимающихся на борт вместе с таможенниками штатских.

Кирницкий был прав: люди в штатском действительно работали на губернатора. Александр вышел из рубки на палубу и пошел к ним. Он поздоровался и из предосторожности поинтересовался документами прибывших. Те показали Кирницкому корочки сотрудников ФСБ. Александр не удивился: кто же, как не спецслужбы, должны обеспечивать безопасную доставку груза по назначению? Но скоро ситуация стала выходить из-под его контроля.

Сначала таможенники поднялись из трюма на палубу и доложили фээсбэшникам о странном контейнере в рыбном трюме.

— Мы должны осмотреть контейнер, — заявил один из чекистов.

— Это невозможно! — запротестовал Кирницкий. — Там кодовый замок. Я не знаю его шифра. В чем дело? У меня все необходимые бумаги и разрешения! Обратитесь к губернатору, этот груз предназначен для его администрации.

— Мы в курсе. Но мы получили приказ осмотреть груз еще на борту корабля. Если вы не скажете код замка, нам придется взламывать контейнер.

— Я могу позвонить на берег? — спросил Кирницкий.

— Вы прекрасно знаете, что не имеете права это делать, пока не пройдете всех обязательных процедур оформления документов. Слушайте, давайте код по-хорошему, иначе…

Фээсбэшник угрожающе замолк. Кирницкий пребывал в полной растерянности. Перед отплытием за контейнером на Аляску он лично рассовал взятки всем, кому надо было их дать, и получил абсолютные гарантии в том, что без проблем сможет выгрузить контейнер с судна и отправить его в местный аэропорт. Там его уже ждал специально зафрахтованный под это дело самолет. И вот теперь…

39
{"b":"7250","o":1}