ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слушаю! Богомолов. — Генерал еще не ложился.

— Константин Иванович, Васильев беспокоит…

— Что случилось? — Генерал Богомолов отлично знал, что всесильный начальник президентской охраны по пустякам звонить не станет.

— ЧП. Наташу взяли в заложники, выкуп требуют какой-то неимоверный. Твоя помощь требуется.

— Понимаю. Как думаешь действовать?

— Я сейчас президента разбужу, и мы с ним в информационный центр поедем,

— встревоженным тоном говорил генерал. — Давай и ты туда подъезжай. На месте будем решать.

— Давно это случилось? — спросил Богомолов.

— Боюсь, что давно. Мой дежурный ушами прохлопал, время упустил. Боюсь я, Константин Иванович, как бы нехорошее что не произошло: ребята там лихие попались, уже больше десяти заложников расстреляли.

— Ладно, я скоро буду! — пообещал Богомолов и положил трубку.

Васильев открыл небольшую дверцу, ведущую в соседнюю комнату — там располагалась спальня президента, — и с тяжелым сердцем пошел будить своего шефа…

Богомолов начал переодеваться, одновременно набирая цифры на телефонном диске. Он звонил Андрею Воронову.

— Майор? Это Богомолов. Времени нет объяснять. Живо собирайся и дуй в ФАПСИ. Если тебя не станут пускать, скажи, что я разрешил по указанию генерала Васильева. Ты понял?

— Так точно, Константин Иванович.

— Все остальное узнаешь на месте. Ну, до встречи!

Богомолов уже скинул домашнюю одежду и теперь надевал свой обычный рабочий костюм. Вышла жена, молча помогла ему надеть пальто: за долгую жизнь с ним она уже привыкла к неожиданным ночным уходам мужа по вызову с работы…

Богомолов оказался в здании ФАПСИ раньше всех. За ним следом примчался капитан Никитин, присланный на замену майору Скворцову. Богомолов присутствовал при сдаче дел и смог получить предварительную информацию. Через несколько минут прибыли офицеры спецслужбы, специализирующейся по террористам, сразу за ними — представители МВД и МИД.

Вскоре в центре появился и Андрей Воронов, которого, как доверенное лицо генерала Богомолова, пустили беспрепятственно.

Еще через десять минут подкатил президентский кортеж. Когда весь штаб по чрезвычайному происшествию собрался в полном составе и офицеры были представлены президенту, все перешли в специальную, изолированную от любых видов прослушивания (здесь даже радио не могло работать) комнату для совещаний.

Вел ночное совещание генерал Васильев.

— Послушаем сначала Пивоварова Сергея Станиславовича. Кто не знает, это наш специалист. — Генерал не стал более подробно раскрывать его должность, звание и специализацию.

— Итак, что мы имеем? — начал тот; судя по спокойному голосу, можно было предположить, что этот специалист обладал большим авторитетом, по крайней мере в президентском окружении. — Два почти идентичных требования террористов. Одно напечатано на машинке, другое написано от руки. С припиской Натальи…

— А почерк? — спросил Богомолов.

— Почерк ее. Есть несколько полароидных фотографий невысокого качества. Но, судя по всему, они не поддельные. Есть информация о том, что Наталья с мужем и сыновьями действительно сейчас отдыхает на Багамах. Мы получили подтверждение из Балтийского пароходства, что теплоход «Александр Пушкин», на котором находится Наталья, действительно должен ходить где-то в тех водах. Точнее они нам сказать не могли, так как теплоход вот уже третий год зафрахтован американской туристической фирмой «Мега-тур» и практически не заходит в российские воды. Что еще? — Докладчик сделал небольшую паузу. — Судя по всему, террористы пользовались космической связью. Зарегистрировано также в прямом радиоэфире сообщение преступников о захвате корабля. Но в нем о выкупе ничего не говорится.

— Так, спасибо, Сергей Станиславович! — поблагодарил Васильев. — Капитан Никитин, прошу!

Капитан вкратце пересказал историю с ошибкой майора Скворцова и высказал мнение, что надо потребовать от террористов более надежных, чем полароидные фотографии, подтверждений того, что Наталья находится в их руках.

— Можно, Виталий Андреевич? — спросил Богомолов у Васильева, желая высказать свое мнение.

— Да, конечно, Константин Иванович, говорите.

— Сейчас, по-моему, самое главное — это успокоить террористов. Связаться с ними, установить прочный контакт. Выяснить, как они себе представляют передачу такой крупной денежной суммы… ну и тому подобное. Надо постараться во что бы то ни стало избежать возможных жертв среди заложников. Судя по всему, террористы настроены действовать очень решительно и предельно жестко.

— Что вы конкретно предлагаете? — спросил президент, посмотрев на Богомолова красными от недосыпания глазами.

— Предлагаю немедленно связаться с ними и предложить держать связь по телефону. Наверняка у них есть такая возможность, раз они к Интернету с корабля подключиться сумели.

— А куда они будут звонить? На чей номер? — спросил Васильев.

— Да хоть на ваш. Кстати, мы сможем окончательно удостовериться в том, захвачена ли Наташа террористами. Пусть ее позовут к телефону.

— А кто сможет установить, ее ли голос? — спросил Никитин.

— Я! — сказал президент и добавил тоном, не терпящим возражений: — Я узнаю мою Наташку…

После того как предложение Богомолова было принято и разговор президента с дочкой и главарем террористов состоялся, генерал Васильев уговорил президента хоть немного поспать: на наступающий день у него было назначено несколько важных встреч, которые нельзя было отменить. Президент нехотя согласился, с условием, что генерал Богомолов возьмет переговоры с террористами на себя. Константин Иванович пообещал президенту сделать все, что в его силах, и тот без особой охоты уступил просьбам своего начальника охраны.

Богомолов приступил к руководству операцией по освобождению заложников. Конечно, в первую очередь речь шла о дочери президента и ее семье, но не следовало забывать и об остальных.

Переговоры о выкупе, как он и обещал президенту, генерал Богомолов взял на себя. Подготовку операции по освобождению заложников Константин Иванович поручил курировать Андрею Воронову.

Когда список туристов поступил по факсу к Воронову, у него уже лежал на столе полный список команды, полученный им из пароходства, и целая кипа планов внутренних помещений корабля. Воронов обнаружил, что среди туристов, кроме семьи дочери президента, есть еще одна русская семья. Очень быстро выяснилось, кто они. Удалось установить, что за женщина была на первом присланном в Москву снимке.

Всей полученной информацией Андрей делился с американцами, высылая ее по каналам быстро налаженной спецсвязи. Воронов и конечно же Богомолов понимали, что операцию по освобождению корабля лучше проводить американцам. Во-первых, их граждан на теплоходе было подавляющее большинство.

Во-вторых, что немаловажно, сейчас на восточном побережье США в самом разгаре был день, и это помогало местным службам действовать более эффективно. И последнее: Багамские острова были совсем недалеко от южной оконечности Флориды — до теплохода в случае необходимости можно было запросто долететь на легком вертолете.

Воронов отправился с кипой только что полученной информации к Богомолову. Генерал был один и по-прежнему сидел в компьютерном зале. Перед ним на столе лежала трубка сотового телефона, оставленная ему генералом Васильевым. Богомолов в любую минуту был готов ответить на звонок террористов.

Воронов доложил генералу о предпринимаемых американцами действиях.

Богомолов молча слушал доклад, кивая головой. Он также пролистал планы внутренних помещений корабля и задумчиво сказал:

— Боюсь, американцы ничего в этих планах не разберут… Тут такие лабиринты, сам черт голову сломит! — Генерал задумался. — Положат людей, а дело не сделают. Все-таки надо им на подмогу кого-то из наших посылать. Теплоход русский, команда на нем тоже наша, и мы в стороне остаться не имеем никакого права. — Он взглянул на Воронова. — Придется тебе лететь, майор. Ты в курсе всего, тебе и карты в руки. Думаю, ты успеешь до места добраться до того, как они начнут операцию по освобождению заложников: раньше следующей ночи они вряд ли успеют подготовиться…

46
{"b":"7250","o":1}