ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставшиеся люди Калигулы поодиночке поднялись на борт российского теплохода. Киллер, ни на секунду не позволяя себе расслабиться в этой атмосфере праздника, обычно сопутствующего прибытию в порт крупного теплохода, стоял у трапа и провожал взглядом своих людей.

Каждый из них проносил на корабль часть из необходимого им снаряжения, и главарь следил, чтобы все прошло гладко. Когда последний из них оказался на борту, он сам легкой спортивной походкой поднялся наверх.

Потеряв два часа, Калигула старался наверстать упущенное время, потраченное на выяснение личности настоящей президентской дочки.

Переговорив с Велиховым, киллер решил надавить на русских: он знал, что нельзя было выпускать инициативу из своих рук. Пусть противоположная сторона все время находится в страхе и в ожидании новых неожиданных шагов. Киллер набрал номер Богомолова.

— Говорите, — произнес генерал в трубку.

— Вы обещали, что узнаете, как идут дела с поиском денег, — сказал Калигула. — Я жду отчета.

— К сожалению, пока ничего нового сообщить вам не могу, — признался Богомолов. — Вам, наверное, должно быть известно, что в Москве сейчас ночь и все банки закрыты. Мы связались с нашими зарубежными партнерами, и они обещали выделить нам срочный кредит в размере требуемой вами суммы, но для подготовки необходимой документации нужно, чтобы заработал компьютерный центр нашего Центрального банка, а в данный момент это никак невозможно осуществить. Поверьте, мы предпринимаем все, чтобы…

— Я не верю вам, — перебил его Калигула. — Достаточно всего несколько человек, чтобы задействовать ваш компьютерный центр. Если вы не в силах вытащить из койки этих людей, то о чем тогда речь? Я даю вам час! — Голос Калигулы был бескомпромиссным. — Если за это время я не получу подтверждение из вашего банка, считайте, что на вашей совести будет смерть еще десяти человек. Клянусь вам, что одним из этой десятки будет внук президента.

— Хорошо, я постараюсь ускорить процесс. Только обещайте не трогать заложников, — попросил Богомолов.

— Это зависит от вас. Итак, у вас есть целый час, чтобы выправить ситуацию.

Калигула положил трубку на рычаг.

«Ну, теперь они точно зашевелятся. Я заставлю их делать то, что мне нужно!» — подумал он.

Тем временем в зале ресторана возникла некоторая активность. Туристы, пообедав и вволю напившись минеральной воды (а в душной атмосфере зала всем постоянно хотелось пить), в массовом порядке запросились в туалет. Особенно настаивали на этом пожилые люди, старческие желудки и почки вынуждали их посещать подобные заведения часто.

У выхода из ресторана выстроилась гигантская очередь, в которой оказалась чуть ли не половина заложников. Видя это, террористы посовещались между собой и решили, что детей и стариков можно выводить и по двое. Но все равно очередь двигалась крайне медленно. Некоторые начали вслух роптать на установленные бандитами порядки. Еще чуть-чуть, и толпа стала бы неуправляемой. Один из террористов вызвал вниз Калигулу.

— Командир, они сейчас полезут на нас, — сказал боевик, когда Калигула очутился у входа в ресторан, — эти старики совсем обезумели. Давай разрешим им воспользоваться служебными туалетами ресторана? Оттуда все равно нет выхода на палубы, никуда они не денутся.

— Хорошо. Поставь там одного человека и объяви, что дети и старики могут идти в служебные туалеты без сопровождения. Остальные — в обычном порядке.

Калигула ушел. Боевик объявил его распоряжение. Часть очереди тут же рассосалась. По залу началось беспорядочное хождение. Кто-то входил в ресторанную подсобку, кто-то выходил из нее. Уставшие от неподвижности дети стали бегать между столиками и шалить.

Боевики с трудом следили за обстановкой. Здесь их было всего четверо. Один отправился в подсобные помещения ресторана. Еще один стоял у входа и наблюдал за тем, что творится в зале. Двое боевиков по-прежнему выводили туристов в туалеты, которые были расположены за поворотом коридора метрах в двадцати от дверей ресторана.

— Федор, как ты думаешь, куда они могли увести Наташку? — спросил Алексей.

— Кто его знает? — ответил Федор. Он уже оправился от удара; кровь удалось остановить, правда, его перебитый нос распух и занимал чуть не половину лица. — Я по кораблю специально не ходил, где что находится, не знаю.

— Это очень плохо…

— А почему ты спрашиваешь?

— Знаешь, мне теперь кажется, что всю эту катавасию с заложниками затеяли из-за Наташки. Она — главный приз. Если этот приз у террористов отобрать, вся их затея сразу потеряет смысл, и они немедленно свалят отсюда.

— Отобрать! Эк куда тебя занесло! Ты же не супермен, чтобы такое сделать. Тут минимум рота головорезов нужна. И вооруженных, а не с голыми руками, как мы.

— Послушай, сейчас и мы кое-что можем сделать. — Было заметно, что Алексею до чертиков надоело бездействие. — Ситуация очень благоприятная. Видишь, на входе всего один человек стоит. С ним-то мы справимся. Отберем у него автомат, положим тех, кто в туалет выводит, разыщем Наташку и…

— Что «и»? — перебил его Федор. — Куда ты потом с корабля денешься?

— Ну, мало ли куда? Спрятаться можно… и потом, можно же команду освободить. А там где-нибудь забаррикадироваться и дождаться подкрепления. Я уверен, что операция по освобождению будет. Как бы президент Наталью ни любил, он на выкуп не пойдет: уж больно он гордый.

— Ладно, уговорил, — наконец согласился Федор. — И как ты надеешься обезвредить того парня на входе?

— Я встаю в очередь в туалет. Когда моя очередь подойдет, появишься ты, подойдешь к охраннику и скажешь, что ты не можешь больше терпеть. Я откажусь тебя пропустить. Ты будешь спорить, отвлечешь охранника, а я тем временем двину его вот этим. — Алексей показал Федору ножку от стула, которую он как-то незаметно ухитрился отломать.

— Ого, ты и впрямь подготовился! — уважительно произнес Федор. — Ладно, иди в очередь. Я подойду, когда надо будет. Только прошу тебя: будь, пожалуйста, осторожнее…

— Договорились.

Алексей, спрятав ножку стула в рукав своей шелковой рубахи (ему повезло, что он уже успел обгореть и сидел на палубе в одежде — теперь это обстоятельство сыграло ему на руку), пошел становиться в очередь. Она постепенно уменьшалась, теперь в ней стояло всего человек пятнадцать.

Через полчаса охранники увели двух стоящих впереди Алексея туристов, и он оказался во главе очереди. Увидев это, Федор поплелся к нему.

— Извините, — промямлил по-английски Федор, подойдя к охраннику, — мне очень нужно. Разрешите, я пойду без очереди?

— Куда? Моя очередь! — воскликнул Алексей, разыгрывая возмущение. — Я полчаса здесь стою! Мне тоже очень нужно! Не пускайте этого человека!

Федор, нарочно не обращая внимания на Алексея, делал все более жалостливый вид и продолжал настаивать. Он понимал, что у них с Алексеем есть всего одна минута на осуществление задуманного: те, кто ушли в туалет, скоро уже должны были возвратиться, что крайне осложнило бы осуществление их плана.

Охранник, вначале не обращавший на Федора никакого внимания, наконец повернул к нему голову и заорал по-английски:

— Стоять!

В это мгновение Алексей выудил из рукава свою дубинку и, неловко размахнувшись, опустил ее на коротко стриженную голову охранника. Раздался глухой звук, и бандит медленно осел на пол. Федор уже вырывал из его рук автомат.

Он схватил оглушенного охранника за ноги и потащил его в сторону, чтобы его нельзя было заметить из коридора.

— Как думаешь, он в порядке? — спросил Федор, показывая автомат Алексею. Они стояли за углом у входа и ждали появления охранников.

— Черт его разберет, — ответил Алексей. — Наверное… Они же постоянно под прицелом должны нас держать. Если он не выстрелит, дерни за эту штуку. — Он показал на торчащий с правого бока автомата рычаг. — Наши «калашниковы» так работают.

Они услышали шаги в коридоре. Алексей на всякий случай приготовился, поднял над головой свою дубинку. Федор часто задышал: ему никогда еще не приходилось стрелять по людям.

48
{"b":"7250","o":1}