ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кроме артистов балета в вашей семье живет, оказывается, еще и чемпион? – Живет… – Она опустила глаза. – Вы? – неожиданно догадался Савелий. – Я, – просто ответила девушка. – Чудеса… Не зря я не решался вас на «ты» называть! – Он покачал головой.

– И напрасно. Мне бы это больше понравилось. – Она улыбнулась. – Да перестаньте смотреть на меня, как на идола!

– И каким же спортом вы занимаетесь? – Карате. – Что? Карате? – Его изумлению не было предела. – Так что же вы позволили этому хаму так вести себя с вами?

– А что, мне нужно было устроить ему взбучку, помахать перед ним ногами? – серьезно спросила она.

– Да-а-а… – протянул Савелий и вдруг рассмеялся, представив на миг эту сцену. – Действительно, вы правы!

– Как ни странно… – хитро проговорила Наташа. – Скажите, а вы так ничего и не вспомнили о себе?

– Откровенно говоря… – Он вздохнул с сожалением. – Ничего!

И неожиданно для себя Савелий захотел рассказать Наташе обо всех своих переживаниях и волнениях: чемто эта девушка располагала к таким откровениям. Скорее всего тем, что умела слушать…

– Все мои мысли заняты попытками вспомнить хоть что-нибудь! Какую-нибудь зацепочку, деталь, которая, вполне возможно, потянет за собой цепочку воспоминаний. – Бусинка за бусинкой… – подхватила девушка. – В каком смысле? – Представь себе нитку с бусинками… – Ну?

– И вдруг эта нитка порвалась, и они раскатились по всей комнате…

Савелий никак не мог понять, куда она клонит. – И для того, чтобы создать те же бусы, необходимо вновь по одной набирать их, на нитку, следить за цветовой гаммой, чтобы создать нужный узор…

– Да, очень образно! – серьезно кивнул Савелий. – Порой мне кажется, что-то мелькает в моей голове, и я пытаюсь поймать это что-то, ухватиться, но… Это, словно вспышка молнии – длится какие-то мгновения, и остаются только ощущения и ничего конкретного! – Он тяжело вздохнул.

– Но кое-чего вы уже сумели доиться! – успокаивающе сказала Наташа, притрагиваясь к его руке. – Чего именно?

– Многого, если подходить серьезно: вы обнаружили знание английского языка, профессиональное владение техникой восточных единоборств… Правда, я так и не сумела определить стиль: то ли тэаквондо, то ли кунг-фу. Вы достаточно образованы: знаете слова на латыни…

И все это обнаружилось в первый же день, когда вы сумели заговорить!

– Думаю, что это вы на меня так воздействовали. После нашего расставания ничего нового о себе я не узнал… – Савелий с грустью вздохнул и опустил голову.

– Вот и сделайте вывод: сами виноваты, что так долго не искали встречи со мной! – игриво воскликнула Наташа, потом смущенно взглянула на него. – Вы что-то хотите сказать? – нахмурился он. – Не обижайтесь, Рэксик, но… не могли бы вы принять душ?

– Вот спасибо! – радостно воскликнул Савелий. – Сижу и думаю: как бы напроситься на водные процедуры! Чего тут обижаться, дней десять не мылся! Видно, запах от меня… – Он не нашел достойного определения и добавил: – Сам-то к себе принюхался, а вы… Так что принимаю предложение с огромной благодарностью! Руководите! – Он легко вскочил на ноги и пошел за Наташей.

Ванная комната так же сияла чистотой, как и вся квартира. Ее стены были выложены красивым старинным кафелем, на удобных полочках стояли шеренги разнообразных шампуней, каких-то коробочек. Пока Савелий все это рассматривал и изучал, Наташа принесла ему огромное махровое полотенце и халат.

– Вот, наденете, когда помоетесь… Это папин халат! – добавила девушка, отвечая на его немой вопрос. – Всю свою одежду сложите в этот бак! И никаких возражений! – строго заявила она, заметив, что Савелий хотел что-то сказать. – Выполняйте!

– Есть выполнять! – в тон ей четко сказал он, вытянувшись по стойке «смирно».

– То-то же! – Наташа игриво погрозила пальчиком. – Помощь понадобится – зовите. – Это если тонуть буду? – усмехнулся он. – И тонуть, и спину потереть: в нашей семье так заведено! – Девушка пожала плечами и скрылась за дверь.

– Классная у вас семья… – тихо проговорил Савелий и быстро скинул себя одежду. Среди прекрасного запаха дорогой парфюмерии он вдруг почувствовал, как от него пахнет. Он даже покраснел, подумав о

Наташе: нечего сказать, пришел на свидание с девушкой. И как это он не подумал об этом. Срам-то какой! Ладно, после драки кулаками не машут! Он полез в ванну, в которой набралось уже с четверть воды. Боже, какая благодать! Савелий с удовольствием растянулся во весь рост в этой огромной старинной ванне и стал отмокать. Увидев бадузан, плеснул немного, и вода мгновенно окрасилась зеленым цветом, послышался пьянящий запах хвойного дерева.

Неожиданно ему на ум пришло огромное дерево, которое уже готово было исчезнуть, но Савелий успел «остановить кадр». Он закрыл глаза и стал «смотреть» на это дерево. Молнией промелькнули руки, прикасавшиеся к оголенному стволу. Чьи это руки? Почему ствол дерева был оголен? Почему вдруг показалось, что он увидел седые волосы? Длинные седые волосы… Он пару раз стукнул себя по лбу: черт тебя подери! Вспомни хоть что-нибудь! Однако больше ему ничего не «виделось».

Савелий взял мочалку и остервенело стал сдирать с себя грязь. После первого раза вода была буквально черной, и он поменял ее, еще раз «поиздевался» над своей кожей и снова сменил. Потом выбрал шампунь, пахнущий розовым маслом, и трижды промыл волосы. Он не знал, сколько прошло времени, когда послышался негромкий стук в дверь.

– Вы еще живы? – поинтересовалась Наташа. – Еще как жив! – воскликнул Савелий. – Помощь не нужна? – Но мне как-то…

– Вы как ребенок! Не нужно стесняться матушкиприроды! Вхожу! – предупредила девушка и решительно открыла дверь.

Это было настолько неожиданно, что он не успел ничего предпринять и порадовался, что обильная пена укрывала почти все его тело.

– Да прекратите вы смущаться! – нарочито сердито бросила она, затем взяла мочалку и обильно намылила се. – Давайте спину!

Савелию ничего не оставалось, как подчиниться. У Наташи были сильные руки, это он ощутил сразу. Вскоре вся спина стала красной и «поскрипывала» от чистоты.

– Вы сейчас на молодого поросенка похожи! – девушка говорила, а сама думала совсем о другом. Она обнаружила на теле Савелия шрамы, которые удивили ее: это были следы огнестрельных ранений. Рассматривая Савелия более внимательно, она заметила и шрам на лице, на который, как ни странно, не обратила внимания при первом знакомстве. Сейчас, когда он принял ванну, шрам четко проявился. Конечно, ее познаний в медицине было недостаточно, чтобы точно определить происхождение этих шрамов: увлекшись однажды врачеванием, Наташа устроилась по знакомству в институт Склифософского нянечкой и там много чего насмотрелась.

Заметила она и наколку на его левом предплечье. Сначала она подумала, что это как-то связано с местами лишения свободы – очень уж наколка напоминала череп с костями. Но, присмотревшись повнимательнее, поняла, что это не череп с костями, а парашют и самолет. Вместо носа у «черепа» стояла цифра семь, а вместо рта – надпись «РЭКС». Это и придавало татуировке сходство с черепом. Поразмыслив, Наташа решила не задавать лишних вопросов, прежде чем не посмотрит кое-какую литературу: ей показалось, что она где-то видела нечто похожее, кажется, в какой-то книге или журнале об оружии. Может быть, увлечение отца, к которому она относилась скептически, принесет пользу.

– Ну что же, сейчас вы действительно как новенький, я хотела сказать, как новорожденный! Накидывайте халат и вон из ванной, через несколько минут я к вам присоединюсь! – Она предупредительно отвернулась, а Савелий быстро встал, вытерся, накинул халат и выскользнул из ванной комнаты.

Девушка вытащила из бачка его одежду, поморщилась от запаха и внимательно просмотрела все карманы: бумажник, сильно отощавший с момента их первой встречи, «командирские» часы, судя по многочисленным царапинам, побывавшие в переделках, и изящный нож с выкидным лезвием. Увидев его, девушка нахмурилась, затем насыпала в бачок побольше стирального порошка и замочила в нем одежду Савелия. Вода мгновенно стала черной от грязи. Она вздохнула, тщательно прополоскала, сменила воду и еще раз замочила. После чего взяла все, что вынула из карманов, и пошла к Савелию.

13
{"b":"7251","o":1}