ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако этот объект оказался прекрасно оснащенной базой мафии. Там Савелий неожиданно встретился с Андреем Вороновым, которого считал погибшим. Прихватив дискету со сведениями, разоблачающими мафию, они вдвоем бежали с базы. Однако им было невдомек, что все сведения на дискете являлись дезинформацией, с помощью которой высшие эшелоны власти готовили государственный переворот.

Когда Савелию стало известно об этом, он предпринял все, чтобы спутать планы путчистов. Путч провалился, но Савелий был снова ранен – его снова предает любимый человек: Лапа стреляла в него, спасая своего покровителя Григория Марковича. Вдвоем они сбежали за границу.

Вот такая судьба у нашего героя. Тяжелая, опасная, все время расставляющая смертельные ловушки на его жизненном пути, подвергающая постоянным испытаниям. Простому человеку не под силу все это вынести, но Савелию помогли его твердый характер, воля и непримиримость к насилию. Он всегда вставал на защиту слабых, своих близких и друзей. Очень важным было и то, что он встретил в жизни хороших и преданных людей, пройдя такие испытания, он сумел сохранить в своем сердце чистоту и доброту, не озлобился ни на людей, ни на окружающий его мир.

Итак, надеюсь, вам, уважаемый читатель, было интересно узнать биографию нашего героя, а те, кто ее уже знал, с интересом обновили свои воспоминания. Но вернемся к Савелию Говоркову.

Что с ним происходит?

– Вы удивительно танцуете – прошептал Савелий на ухо Наташе. -

– У вас тоже прекрасное чувство ритма… – тоже шепотом ответила девушка, и ее губы нежно прикоснулись к его щеке.

Савелий захотел повторить этот жест, но Наташа неожиданно подставила губы, и они слились в глубоком поцелуе.

– Боже, как кружится голова… – томно прошептала она.

– И у меня, – шептал Савелий, – тебе так же хорошо, как мне?

– Да, да! – нетерпеливо воскликнула девушка и потянула его к дивану, развязывая по пути пояс на его халате.

– Ты уверена, что хочешь этого? – неожиданно проговорил Савелий.

– А ты? – с некоторым удивлением спросила она. – Я? Не знаю… – откровенно ответил он. – Просто чувствую, что мне хорошо.

– И это самое главное, – нежно сказала Наташа к прикоснулась губами к его наколке.

Савелий чувствовал себя очень странно: ему действительно было хорошо с этой удивительной девушкой, в этом он не лукавил, но что-то удерживало его от близости с ней. У него было ощущение, что он поступает неправильно, что не заслужил такого к себе отношения и похож на вора. Может быть, Наташа ведет себя так потому, что слишком много выпила и у нее притуплено чувство ответственности? А может быть, причина заключена и в нем самом? И в том, и-в другом случае он не должен терять сейчас головы и обязан держать себя в руках, не доводить до крайности.

Наташа, не понимая, что с ним происходит, но ощущая к нему огромную нежность и доверие, стала сама снимать с себя одежду. Она делала это настолько изящно и грациозно, что Савелий поневоле засмотрелся на нее… Опомнился он только тогда, когда она, совершенно не смущаясь своей прекрасной наготы, медленно, словно давая получше рассмотреть еебя, направилась к нему.

– Что же ты, Рэксик? – чуть укоризненно спросила Наташа, опускаясь перед ним на колени.

Потом она распахнула на нем халат и губами прикоснулась к его животу. Савелий вздрогнул, потом прижал к себе ее голову, и девушка, словно пойманная рыбка, затрепетала в его сильных руках. Он подхватил ее, положил на диван и стал ласкать ее тело. Его движения были нежными, плавными и напоминали приемы опытного массажиста. От его ласк она извивалась всем телом и тихо постанывала от охватившего ее желания. Ее взбунтовавшаяся плоть желала его всего, без остатка. Наташа взяла руку Савелия и опустила между своих ног. Пальцы его притронулись к влажной нежности, и томный вскрик радости огласил комнату. Ее волнение и страсть передались и ему: он стал возбуждаться и, казалось, вот-вот потеряет голову, но разум взял верх – не останавливая своих ласк, Савелий заставил свою плоть успокоиться. И, чтобы не обидеть Наташу и доставить ей максимум удовольствия, он ускорил свои ласки, доведя их до завершения.

Девушка громко вскрикнула, словно взлетая от охватившего ее блаженства, ее тело на какой-то миг одеревенело. Но вот она конвульсивно дернулась, высвобождаясь от внутреннего напряжения, и выпустила из себя горячую влагу. В этот момент Наташа не ощущала своего тела, не чувствовала ничего, кроме охватившего ее блаженства и счастья.

Наташа постепенно пришла в себя, удивленно взглянула в голубые глаза Савелия, затем опустила руку вниз и с еще большим удивлением обнаружила его успокоившуюся плоть.

– Я что-то сделала не так? – с искренним огорчением спросила Наташа.

– Ну что ты! – тут же протестующе воскликнул он. – Ты все делаешь правильно. И ты просто прекрасна.

– Но… – Нахмурилась девушка, затем добавила за него: – Ты меня не любишь. Точнее, не хочешь!

– Господи! – воскликнул Савелий и, мягко отстранив ее, сел. – Ты ошибаешься! Я очень хочу тебя, и ты мне нравишься, но… – Он не знал, как ей объяснить то, что происходит с ним.

– Ничего не понимаю! – тихо проговорила Наташа. – И хочешь, и нравлюсь… тогда почему – нет?

– Именно поэтому… Я к тебе очень серьезно отношусь, но мы очень мало знаем друг друга. – Савелий встал с дивана, взял со столика бутылку и молча плеснул себе водки в стаканчик.

Наташа с интересом наблюдала за ним. Странный он какой-то… До сих пор все, кого она знала, проявляли к ней интерес, и она была уверена, что никто из них так себя не повел бы, оставшись с ней наедине. И уж во всяком случае, никто бы не отказался от близости, когда она сама предлагает ее. Что-то в этом парне было непонятным и странным, но это еще больше возбуждало в ней интерес. А какие у него прекрасные и нежные руки! И как он удивительно тонко чувствует ее тело! У нее было такое впечатление, что она впервые ощутила себя женщиной. Словно до этого были как бы репетиции, а сейчас премьера… Она улыбнулась: странная аналогия пришла ей в голову.

– А мне ты не собираешься налить водочки? – игриво проговорила Наташа, решив, что самое лучшее в данной ситуации – перевести разговор на другую тему.

– С огромным удовольствием! – с облегчением вздохнув, улыбнулся Савелий, наполнил стаканчик и протянул ей.

– Ну, за что будем пить? – Наташа хитро прищурила глаза.

– За тебя! – выпалил он, чокнулся и тут же опрокинул водку в рот.

Наташа тоже залпом выпила, затем, не давая ему опомниться, крепко поцеловала в губы. Она сделала это так стремительно, что он потерял равновесие, и они снова повалились на диван…

Учитель

В огромной темной пещере было так темно, что Хранитель Древнего Знака с большим трудом нашел путь к Учителю. Несколько недель назад Учитель уединился в этой пещере, попросив его не беспокоить, пока он сам не выйдет к ним. Он ничего не объяснил даже ему – Хранителю Древнего Знака, с которым всегда делился самым сокровенным. Уединение, уход в себя было обычным делом для Учителя, и сначала никто не проявлял беспокойства, кроме Хранителя Древнего Знака. Он и сам не смог бы объяснить даже себе, почему именно этот уход в себя Учителя так его беспокоил. Однако ему было ясно, что это как-то связано с его любимым учеником, которого он отпустил в мир несколько лет назад.

Хранитель Древнего Знака, огромный лысый верзила, был всего на шесть лет моложе Учителя, но этого никто не знал, да и не поверил бы: Учитель был совершенно седым стариком с лицом, напоминавшим моченое яблоко, и вполне выглядел на свои восемьдесят лет в отличие от Хранителя Древнего Знака, которому с большой натяжкой можно было дать пятьдесят. У него был мощный торс, сильные руки, быстрые ноги и гладкая кожа, и только усталые мудрые глаза и огромная внутренняя энергия, исходящая от него, приоткрывали занавес над его годами. Незадолго до ухода в пещеру Учитель рассказал Хранителю Древнего Знака о своих переживаниях. Его сильно мучило то, что он потерял контакт со своим любимым учеником. Это его так сильно волновало, что почти на глазах он состарился еще больше.

17
{"b":"7251","o":1}