ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все, партнер, все: не хочет старик — значит, не хочет. Мы ж старались как лучше! Так что прошу извинить.

— Ладно! — усмехнулся Савелий. — Когда ваш приятель придет в себя, извинитесь перед ним за меня: я больше не буду! — Савелий тоже позволил себе поиздеваться.

— Обязательно! — отозвался старший и при этом так сверкнул глазами, словно готов был разорвать Савелия на части. Подхватив стонущего напарника, он ногой открыл дверь и поспешил прочь.

В палату тут же вбежала Лидочка. — Все в порядке? — Она испуганно смотрела широко раскрытыми глазами.

— Конечно, Лидочка, чего это ты так перепугалась? — Савелий лукаво усмехнулся.

— Как только они вошли, я побежала в кабинет главврача… — Казалось, она вот-вот расплачется.

— И что увидела? — поторопил ее с ответом Савелий.

— Главврач связан, телефон обрезан…

— Надеюсь, ты действовала, как я сказал? — встревожился Савелий. Не дай Бог, она обратилась к охране, тогда уж точно без жертв не обойдется.

— Конечно! — обиженно воскликнула девушка. — А кто это? Мафия? И что им здесь нужно?

— Ну уж сразу и мафия! — добродушно улыбнулся Савелий. — Просто перепутали дядю Гришу с кем-то, вот и все. А когда разобрались, извинились и сразу ушли.

— А у одного от извинения даже живот прихватило, так, что ли?

— Бывает! — Савелий пожал плечами.

— Ну и пожалуйста! Ну и не говори! Подумаешь! — Она, надув губки, повернулась и направилась к дверям.

Савелий бросил ей вдогонку: — Лидочка, рассказывать об этом вовсе не обязательно!

Девушка остановилась в дверях и гордо ответила:

— Может, конечно, я и дурочка, но не настолько! — Она высокомерно вздернула курносый носик и вышла из палаты.

— Ну и девчонка! — усмехнулся Савелий.

— Спасибо, Сережа! — тихо проговорил Григорий. — Вы, видимо, чем-то занимались? Я даже не заметил, что вы с ним сделали.

— Да так, в армии баловался немного. — Савелий хитро подмигнул.

— Теперь я ваш должник на всю жизнь? — с пафосом воскликнул старик.

— Господи, какие пустяки! Надеюсь, они больше не сунутся, — махнул рукой Савелий.

— А вот я не уверен, — задумчиво проговорил тот.

— Ладно, пойду: вам наверняка хочется отдохнуть после таких волнений! — Савелий поднялся со стула.

— Еще раз спасибо! — Иванов крепко пожал ему руку. — Пусть у вас все будет хорошо! — с какой-то грустью добавил он.

Савелию вдруг показалось, что старик навсегда прощается с ним. — Да не будьте вы таким пессимистом: никто вас здесь не тронет, обещаю!

— твердо заверил он.

— Да-да, — рассеянно кивнул Григорий. Видимо, его мысли были уже где-то далеко.

Савелий вышел из палаты и осторожно прикрыл за собой дверь. Вернувшись к себе, он прилег на кровать. Интересно, что старик скрывает? До прихода «мальчиков» Савелий не верил в какую-то мифическую опасность, считая это просто старческими бреднями. Но сейчас… Ребятки-то — профессионалы! Откуда они? Из епархии Богомолова? Вряд ли. Не мог генерал так рисковать Савелием… Наемники? Мафия, как сказала Лидочка? Тоже не слишком похоже на правду: те наверняка попытались бы довести дело до конца. Впрочем, не совсем ясно, до какого — убить или выкрасть? Скорее всего второе: убивать удобнее ночью, да и не стали бы они светиться ни у главврача, ни среди пациентов. Что-то здесь не так. Никак не складывается, хоть тресни!

Хорошо бы связаться с генералом Говоровым, Богомоловым или хотя бы с Андрюшей, посоветоваться! Савелий сжал кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев. Собственно говоря, чего это он так разволновался? Кто ему этот старик — сват, брат? И вообще, почему он вдруг решил, что старику угрожает смертельная опасность? Речь вполне может идти о наследстве или…

Вот-вот, успокаивай себя, оправдывай свое бездействие! Лучше подумай, чем ты сейчас можешь помочь человеку? Ведь потом ты себе никогда не простишь, если со стариком что случится! Может, рискнуть и позвонить Богомолову? А если дело выеденного яйца не стоит? Нет, единственное, что сейчас нужно, это быть начеку: не ровен час «добры молодцы» опять нагрянут.

Савелий тут же успокоился и, наскоро покончив с обедом, решил соснуть пару часиков. Ровно через два часа он проснулся и сразу же решил навестить своего нового знакомого. Он негромко постучал в дверь палаты.

— Да, войдите! — раздался знакомый женский голос.

Лидочка меняла постельное белье в палате, наводила порядок. Григория не было!

— Что-то случилось, Лидочка? — ровным голосом спросил Савелий, пытаясь скрыть тревогу.

— Нет-нет, все в порядке: старик куда-то позвонил, за ним тут же приехали и забрали.

— Надо же, даже не попрощался! — Савелий, похоже, огорчился.

— Он хотел попрощаться, даже заглянул к тебе, но ты спал, и он, не желая тебя будить, просил передать еще раз спасибо за все и пожелал удачи. — Спасибо и тебе!

— А мне-то за что? — удивилась девушка.

— А за все и за курносый носик, — Савелий хитро подмигнул.

— Господи, и чего все цепляются к носу! — Она так смешно скосила на него глаза, что Савелий едва не прыснул. — И ничего он не курносый. Ну, может, чуть-чуть.

— Так в том-то вся и прелесть, что чутьчуть! — Савелий шутливо подхватил ее на руки.

Девушка прижалась к нему и прошептала: — Как же мне хорошо с тобой, милый!

Савелий смутился, опустил ее на пол и осторожно отстранился: — Пойду лучше, не буду тебе мешать. Лидочка ничего не сказала, только с улыбкой кивнула, но в глазах ее блеснули слезы.

Савелий почувствовал облегчение, узнав, что старика по его собственной просьбе забрали из клиники. Остается только надеяться, что он знал, что делал. Но Говорков почему-то никак не мог избавиться от мыслей о старике, словно какая-то сверхъестественная сила давала ему понять, что встреча их отнюдь не случайна и они еще встретятся. Поэтому, как только его навестил Воронов, Савелий сразу же заговорил о Григории.

Визит Воронова было тщательно подготовлен и обставлен. Старшая сестра в дневном журнале отметила, что в палате номер восемь, где лежал Савелий, протекает батарея. Воронов в спецовке сантехника появился в одиннадцать вечера, извиняясь за столь поздний визит: «Столько было работы!» Охрана проверила запись, вызвала сестру: дежурила Марина Михайловна, человек Богомолова. Она спустилась к проходной, проверила документы Воронова, повела наверх, впустила в палату Савелия, а сама стала у двери.

— Ну, здравствуй, братишка! — обрадованно воскликнул Савелий, крепко обнимая Воронова. — Как я рад тебя видеть!

— Здравствуй, Савка, здравствуй! — Воронов похлопал Говоркова по спине. — Видел хоть себя-то? — Он чувствовал некоторое смущение, видя перед собой забинтованное лицо Савелия.

— Всего один раз. Если честно, то впечатление еще то! — грустно усмехнулся Савелий. — Вначале здорово расстроился, но потом понаблюдал за выздоравливающими, за теми, кого оперировали раньше, и успокоился. Медсестра сказала, что вообще красавчиком буду! Ну, рассказывай!

— Собственно говоря, рассказывать особо не о чем… Работаем, чистим город, в общем, делаем все, что в наших силах. Рутина! Лучше о себе поведай: дошли слухи, что даже здесь ты умудрился с кем-то поцапаться. — Воронов хитро прищурился.

— Пусть не лезут! — хмыкнул Савелий. — Но ты прав, об этом стоит поговорить.

И Савелий подробно, не забыв ни одной детали, изложил ему свои догадки о старике, о приходе незваных гостей, о его внезапном исчезновении.

— А ты не пытался что-либо разузнать у Марины Михайловны?

— Не тот случай, чтобы лишний раз светиться, — нахмурился Савелий.

— Я и о нашей-то встрече долго думал, прежде чем попросил ее связаться с тобой.

— Может, так оно и лучше, — задумчиво проговорил Воронов. — Но что это тебя разбирает? Подумаешь, старик сделал пластическую операцию! Может, влюбился на старости лет? Или помолодеть захотел? А может, просто старческий маразм, бзик?

— Нет, Андрюша, нутром чую, что-то здесь не то. Приходили настоящие профессионалы. Нет, пахнет чем-то посерьезней!

11
{"b":"7252","o":1}