ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как хочешь! — хмыкнул Федоров и кивнул телохранителю. Тот вытащил из кармана веревку и ловко привязал старика к стулу, затем чиркнул зажигалкой и поднес пламя к его подбородку. Запахло паленой кожей, раздался истошный крик:

— Да не знаю я никакого счета! И вновь яркий огонек облизал его подбородок, вызвав очередной крик, а Федоров спокойно спросил:

— Я бы на твоем месте поберег свою шкуру, дорогой ты мой товарищ Волошин!

В этот момент телохранитель нанес старику удар в солнечное сплетение. Тот охнул и, согнувшись, ткнулся глазом в огонек зажигалки.

Он снова истошно закричал и вдруг выдавил, не в силах терпеть адскую боль:

— Господи, да не Волошин я! Не Волошин!

— Кончай дурочку валять! — бросил Федоров. — Я ж тебя допрашивал пять лет назад!

— За что мне такие муки? Я не Волошин! — Он всхлипнул.

— А кто? — недоумевая, спросил Григорий Маркович. Ему вдруг пришло в голову, что бедняга и в самом деле говорит правду.

— Я… я… его двойник! — с отчаянием выдохнул старик и горько разрыдался.

— Двойник? — воскликнул Федоров и подал знак Григорию Марковичу, отзывая его в сторону. — Черт его знает, может, правду говорит?

— А как проверить?

— А он сейчас сам подскажет! — Федоров подскочил к несчастному: — Чем докажешь, что ты не Волошин? Документы-то наверняка на его имя? — Он кивнул амбалу, и тот поднес огонь к лицу старика.

— Если вы его допрашивали, то должны помнить, что у Волошина не было мизинца на левой руке! — закричал старик.

— Ну вот, видишь, так бы сразу и сказал и не пришлось бы мучиться!

— улыбнулся довольный Федоров, затем повернулся и кивнул Григорию Марковичу. — Да, действительно, у Волошина не было мизинца. И как это я забыл?

— Что же делать? — поморщился Григорий Маркович.

— Тебя как зовут-то, приятель? — спросил Федоров двойника Волошина.

— Гриша! — всхлипнул тот.

— Вот что, Гриша, ответишь на один вопрос, и все твои мучения кончатся. Ты понял, что с тобой не шутят? — Тот молча кивнул, и Федоров продолжил: — Ты знаешь, где сейчас находится Волошин? Только не говори, что тебе это неизвестно!

— Я знаю только то, что он десять дней назад лег в клинику пластической хирургии, потому-то меня и отпустили домой: он сменит лицо, и мое уже не понадобится. — Бедолага все еще постанывал.

— Похоже на правду, — вздохнул Федоров. — Где эта клиника? Адрес?

— Где-то на Арбате! Верьте, я вам правду сказал! Вы больше не будете меня мучить?

— Я всегда держу слово! — с гордостью произнес Федоров и кивнул телохранителю. Тот вытащил стилет и чиркнул бедняге по горлу. Старик хрипло дернулся, захрипел, и голова его откинулась назад, открывая страшную зияющую рану на горле. Потоком хлынула кровь, заливая рубашку.

Григорий Маркович брезгливо поморщился. — Пора линять отсюда!

— Все нормально! Придется наведаться в клинику. Пошли!

Они сели в машину, и Федоров, взяв трубку радиотелефона, быстро набрал номер:

— Сань? Это Федоров! Проверь-ка клинику пластической хирургии на предмет поступления за последние две недели пожилого мужчины.

Савелий срывает план Георгия

Георгий вошел в самолет и занял свое место. К нему тут же подсел внушительного вида красавец лет тридцати с огромными карими глазами. «По таким девки с ума сходят», — промелькнуло в голове у Георгия. Обворожительно улыбнувшись, красавец тихо произнес:

— Меня зовут Александр. Я старший группы. Прямо за вами и спереди мои люди. Какие будут распоряжения?

— В Шереметьево нас будут встречать две машины, ты поедешь со мной. Связь есть?

— Конечно! — Александр дотронулся до уха, на мочке которого чуть заметно выступала пуговичка принимающего устройства. — А это — вам! — Он приколол к пиджаку Георгия булавку с красной головкой и протянул приемное устройство. — Эти приборы настроены только на мою волну, — пояснил он. — Они очень чувствительны: сейчас я пойду в туалет, и вы сможете убедиться.

Александр встал и направился в конец салона, а Георгий вставил миниатюрный приборчик в ухо и сразу же услышал женский голос:

— Прошу прощения, гражданин, но вам следует вернуться на место. По салону можно передвигаться только после того, как погаснут предупреждающие надписи на табло.

— Красавица, я буквально на минуточку! — В голосе Александра слышалось столько нежности и мольбы, что официальный тон стюардессы, словно по мановению волшебной палочки, тут же сменился.

— Ну, хорошо, молодой человек, что ж поделаешь, проходите! — Казалось, еще слово, и девушка разденется, если Александр попросит.

Когда он вернулся, Георгий с усмешкой спросил:

— Что ж ты девушку-то обидел?

— Чем это? — не понял тот.

— Не взял ее с собой.

— А я взял! — спокойно возразил Александр, усаживаясь рядом. — Классно минет делает, кстати. Хотите походатайствую?

Георгий с удивлением уставился на него и никак не мог понять: шутит он или правду говорит. — Ты серьезно?

— Конечно! — Он невозмутимо пожал плечами.

— Но почему же не было слышно?

— Да ведь можно слететь с катушек, если никогда не отключаться от партнера! Они работают только в паре. Вот, смотрите! — Он ткнул пальцем в булавку-передатчик на лацкане пиджака Георгия. — Если захотите отключиться, просто поверните головку красным вниз, синим вверх. А если потребуется вызвать меня, когда я отключился, — достаточно прикоснуться пальцем к красному. Вот так!

— Отличная вещь! — похвалил Георгий.

— Да, японцы умеют не только блоху подковать!

Когда самолет пошел на снижение, Георгий бросил:

— Вот и прилетели! — потом спросил: — Вы с багажом?

— Багаж уже в Москве. Отправили машиной заранее.

— Оружие? — догадался Георгий, и Александр согласно кивнул.

Георгий ему слегка позавидовал, имея в виду свой черный дипломат с полумиллионом долларов. Конечно же, все обговорено, и его должны подстраховать на таможне, но всякое может случиться: к примеру, человек этот вдруг возьмет да заболеет. Но он напрасно беспокоился: в «красном коридоре» он увидел знакомое лицо.

Их уже ждали два черных «мерседеса». Водители предупредительно распахнули перед господами дверцы.

В машине Георгий узнал, что специально для них снята двухэтажная дача в тридцати минутах езды от города, но сначала надо было заехать по одному адресу на Ленинградском шоссе и забрать кое-какое барахло. Георгий не имел ничего против, и вскоре в машинах оказались четыре внушительных чемодана.

На участке рядом с бревенчатым домом росли длиннющие сосны. Вокруг царила такая тишина, словно сама природа оберегала этот благословенный покой. Георгий как зачарованный наслаждался божественной красотой.

Пока парни распаковывали багаж, Георгий позвонил по телефону и с трудом сдержался, чтобы не выругаться вслух. Новости были не очень приятные: Волошина из клиники увезли. Но не это беспокоило Георгия: напасть на след исчезнувшего Волошина — дело времени. Гораздо хуже другое — оказывается, перед тем как исчезнуть, Волошин довольно долго общался с каким-то парнем, которого патронирует ФСБ. Личность его установить не удалось. Известно лишь, что он уже прооперирован и его очень серьезно опекают — вчера даже подкинули двойника.

Настораживало и то, что Волошина кто-то пытался похитить, а этот незнакомец вступился за него и даже применил силу. Смущало сразу два фактора: во-первых, что это за желающие завладеть Волошиным? Во-вторых, не мог ли Волошин, просто из чувства благодарности, поделиться информацией со своим защитником? Это, пожалуй, вызывало самые серьезные опасения.

Георгий помнил наказ своего покровителя — Пятого члена Великого Магистрата. Такое покровительство гарантирует безбедное существование до конца жизни, а значит, надо постараться и как можно точнее выполнить распоряжения будущего Великого Магистра. Георгий не стал долго размышлять и уединился со старшим группы на втором этаже.

— К сожалению, не все идет так, как планировалось, — издалека начал он.

18
{"b":"7252","o":1}