ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парень не ошибся: вскоре они увидели небольшой домик, окруженный невысоким забором, а неподалеку — обе «Волги» Подобраться ближе без риска быть обнаруженными не было возможности, и Успенский решил следить издалека, приказав своим ребятам на двух машинах следовать за бандитами, как только они выйдут из дома. Сам он собирался с напарником зайти в дом, чтобы узнать, к кому они приезжали.

Григорий Маркович, Федоров и еще какой-то парень через несколько минут вышли из дома. От опытного взгляда Успенского не ускользнуло, что они нервничают и очень торопятся. Стоило им отъехать на приличное расстояние, как Успенский поспешил в дом с ощущением тревоги в душе. Картина ему представилась жуткая. Он сразу же доложил о случившемся генералу Богомолову. Константин Иванович приказал ему ничего не предпринимать и дождаться его звонка, а сам, несмотря на поздний час, вызвал к себе Говорова и Андрея Воронова.

— Сергеич, ты помнишь майора Федорова?

— Если ты имеешь в виду Игоря Константиновича, то ты нас с ним знакомил на одном приеме, — ответил Говоров.

— Ну у тебя и память! — восхищенно воскликнул Константин Иванович.

— Столько лет прошло, а ты все помнишь.

— Если точно, то восемь лет. Просто у меня среди знакомых нет другого Федорова. А почему ты о нем заговорил? Неужели в связи с Григорием Марковичем?

— Нет с тобой никакого сладу! — вздохнул Богомолов. — Дело в том, что Федоров сейчас возглавляет сыскное агентство «Поиск». Процветает, кстати?

— Ну и что?

— Со дня нашей последней встречи я все время размышлял над загадкой Волошина, и даже отрядил пару толковых ребят порыться в его прошлом. Велико же было мое изумление, когда они сообщили о том, что много лет назад этот самый Волошин проходил по делу об исчезновении из Оружейной палаты голубого бриллианта!

— «Голубое око Персии»? Ты им тогда занимался, а потом, когда стал что-то нащупывать, тебе приказали забыть эту историю в интересах безопасности Генерального секретаря? — спокойно спросил Говоров.

— Отку… — снова начал Богомолов, но потом стукнул себя по лбу. — Господи, я же сам тебе все рассказывал! Это надо же: он помнит, а я нет!

— Ну и что удивительного? Ты был тогда просто завален делами, а для меня все было внове, все в диковинку. Тем более такое романтичное название: «Голубое око Персии»! Звучит! И что же? Думаешь, все это неспроста?

— Да я просто не сомневаюсь! — Константин Иванович встал и заходил по кабинету. — Я на сто процентов уверен, что Волошин имеет какое-то отношение к партийным финансам.

— И сразу же становится понятно, откуда такой интерес к пожилому человеку!

— Не только интерес, но… — Богомолов поморщился. — Только что мне сообщили, что Григорий Маркович с Федоровым ездили в Подмосковье к Волошину. Успенский нашел его убитым!

— Выходит, Волошин их больше не интересует? — спросил Воронов, который до сих пор молчал.

— Одно из двух: либо нервы не выдержали, либо они выудили нужные сведения, — ответил Говоров.

— Либо это не Волошин! — неожиданно бросил Воронов.

— Как это? — не понял Богомолов.

— Можно поговорить с майором Успенским?

— Конечно! — Богомолов набрал номер. — Дима? Это Богомолов. Поговори-ка с майором Вороновым. — Он протянул трубку Андрею.

— Послушайте, майор, как был убит пострадавший? Цело ли его лицо?

— Воронов заметил, что Говоров улыбнулся.

— Перерезано горло, перед этим его пытали! — ответил Успенский по громкой связи. — Но лицо не тронуто!

— А может, видны послеоперационные швы?

— Никаких швов… А что, должны быть? — удивился Успенский.

— Да нет, все в порядке, майор. Послушайте, откуда вам известно, что это Волошин?

— Как откуда? Из его паспорта.

— Вот как? Подождите минутку! — Воронов прикрыл трубку рукой. — Как вы уже поняли, это не Волошин, а его двойник, и «вели» его очень большие люди. Если к делу сейчас привлечь милицию, то это, возможно, сыграет нам на руку.

— То есть мы якобы поверим в то, что умер сам Волошин? — задумался Говоров.

— А что, в этом что-то есть! — поддержал Богомолов. — Соображаешь, майор! — Стараемся!

— Давайте попробуем, — кивнул и Говоров. Воронов протянул трубку генералу.

— Ты вот что, Дима, вызывай милицию с Петровки и представителей прессы. Как-никак, а Волошин был в прошлом человек не последний. — Он подмигнул сидящим и тут же многозначительно добавил: — А сам долго не задерживайся!

— Вас понял, Константин Иванович!

— А как наш подопечный?

— Ребята не выпускают его из виду.

— Хорошо, продолжай в том же духе, майор, и старайся не светиться.

— Богомолов положил трубку.

— Значит, думаешь, что за ним охотятся изза этого бриллианта? — то ли спрашивая, то ли утверждая, произнес Говоров.

— Во всяком случае, не исключаю этого. По оценкам специалистов этот уникальный бриллиант стоит несколько миллионов долларов.

— Что?! — в один голос воскликнули Андрей с Говоровым.

— Вот вам и «что»! — Генерал тяжело вздохнул. — Где ж тебя искать, Волошин? Вам не кажется, что мы несколько отстаем от наших противников?

— А мы и не можем пока их опережать, — заметил Говоров. — Они «пасут» его годами, а мы только что подключились. Может, Савелию повезет больше? Интересно, как он там? — Не успел он договорить, как запищал селектор.

— Слушаю, Михаил Никифорович!

— Константин Иванович, только что получен сигнал тревоги из клиники! Я уже послал группу!

— Хорошо! — Генерал взглянул на Воронова и добавил: — Передай, что едет майор Воронов, который и возглавит группу.

— А это не раскроет меня? Я же там дважды был, — засомневался Андрей.

— Коль скоро они подали сигнал, то это уже не имеет никакого значения, — вздохнул Говоров.

У подъезда клиники уже стояло несколько служебных машин: две из ФСБ, милицейская и «скорая помощь», увидев которую, Андрей встревожился за Савелия. Он стремглав выскочил из машины, и его тут же перехватил знакомый сотрудник.

— Товарищ майор, на нашего парня было совершено нападение. Четверо убитых: одна женщина и трое мужчин.

— Что за мужчины? — Голос Андрея дрогнул.

— У всех заграничные паспорта, вот они. А женщина — старшая сестра клиники. Вы меня извините, товарищ майор, но я…

— Говорите!

— Может, я поторопился, но я сообщил их данные в отдел по связям с Интерполом.

— Зачем?

— Да все как-то странно: только сегодня приехали и уже идут на дело с оружием, да еще с профессиональным! Вот и глушители…

— Что глушители?

— Такой глушитель мне встречался лишь однажды, при аресте агента французской разведки.

— Так! — Воронов сразу ожил, глаза его заблестели, словно у хорошей гончей, почуявшей добычу. — Сотрудников милиции к телам не допускать, поставить их в оцепление! Где наш сотрудник, что лежал в клинике?

— В ординаторской. Их там двое: второй является свидетелем, и Сергей настоял на его присутствии.

— Хорошо, я сам разберусь. В ординаторскую никого не пускать! Да, дай-ка мне телефон отдела, куда ты сообщил данные на убитых.

— Вот, товарищ майор! — Парень быстро написал телефон на листке. — Пароль знаете? «Орион-два».

— Прекрасно!

Воронов вошел в клинику, поморщился при виде Марины Михайловны, покачал головой, взглянув на спящую охрану, и поднялся на второй этаж.

Перед ординаторской стояли двое незнакомцев в штатском, которые преградили Воронову путь. Он предъявил удостоверение.

— Никого не пускать! — приказал Воронов.

— Слушаюсь, товарищ майор! — вытянулся тот, что постарше.

Андрей вошел в ординаторскую и в растерянности остановился, не зная, кто из двоих парней — Савелий.

— Классно! — заметил он. — Как две капли! Ну, рассказывайте, что случилось. Почему девушку не уберегли?

— Девушку?! — хором воскликнули оба, потом переглянулись, и Савелий продолжил:

— С нее-то все и началось! — Он детально изложил все Воронову.

— Да, дела! — Андрей покачал головой и в свою очередь поведал им о смерти двойника Волошина. — Интересно, кто все-таки убрал девушку?

23
{"b":"7252","o":1}