ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако это было бы ошибкой. Да, разница в возрасте огромная. Да, девочку, не появись Рассказов, не ожидало бы ничего хорошего: либо нищета, либо проституция! Но случилось чудо: они нашли друг друга! Сначала ни тот, ни другой не поняли этого: каждый находил в своем партнере только то, что искал. Любава Уонг хотела избавиться от нищеты, да и сестру не хотелось терять, а Рассказову просто нравилась молоденькая «курочка», с которой он мог расслабиться и забыть на время о проблемах и будничной суете.

Но шло время, и постепенно эти совершенно разные люди почувствовали друг к другу нечто особенное. И основную роль в этом сыграла Любава.

Ее нежность, такт, терпимость, искренняя заботливость постепенно приносили плоды, и Хозяин день ото дня менялся, становился добрее, внимательнее и вскоре превратился в «милого, родного, любимого». Девушка почувствовала в нем не просто покровителя, а отца и старшего брата, и с каждым днем эти ощущения незаметно превращались в серьезное, большое и светлое чувство — ЛЮБОВЬ.

Стоило Рассказову взглянуть на свою Любаву даже после короткой разлуки, как мир вокруг преображался, расцвечивался разными красками. Ему хотелось петь, танцевать, осыпать ее подарками, да просто хотелось жить!

Она буквально втащила Рассказова в душевую, сбросив по пути очаровательный пеньюар. Увеличившийся животик ничуть не обезображивал ее фигуру, напротив, Любава еще сильнее возбуждала Рассказова, становилась еще желаннее. Он опустился перед ней на колени, вновь прижался к ее животу и замер, прислушиваясь к беспокойному плоду, который уже давал о себе знать, толкаясь и пинаясь, словно желая поскорее появиться на свет. Нет, перед ним теперь не глупенькая девочка, а вполне зрелая женщина, готовая стать любящей матерью. Растаяв от его ласки и нежности, она обхватила его голову и гладила, пока не почувствовала, как нечто твердое и горячее уперлось ей в голень. Любава томно вздрогнула, по всему ее телу пробежали мурашки.

— Встань, милый! — прошептала она. Рассказов поднялся с колен, наклонился и нежно поцеловал ее в губы.

— Боже, неужели так бывает? — выдохнул он. — Как ты прекрасна! Я хочу тебя!

— Да, милый, да! — тяжело дыша, прошептала девушка, дотрагиваясь до его плоти, затем повернулась спиной, наклонилась и направила его жезл в свои влажные недра. Рассказов ласкал ее налившуюся грудь, постепенно входя в нее все глубже и глубже, пока не почувствовал, как она затрепетала в нетерпении.

— Боже мой. Боже мой! — вскрикивала она от радости и наслаждения.

— Как прекрасно, милый! Люблю тебя! Люблю!

— И я люблю тебя, Любава! Хочу, чтобы ты стала моей женой!

— Правда? Милый мой! Родненький! Рассказов ослабил натиск, но девушка уже достигла высшего блаженства. Это было так прекрасно, что они заключили друг друга в объятия, поддавшись неге и бесконечному блаженству…

Утром он ласково поглядел на девушку, осторожно, стараясь не разбудить, коснулся губами ее щеки и тихонько вышел из спальни. Не успел он принять душ, как зазвонил телефон. Рассказов не спеша вытерся насухо и только затем снял трубку.

— Это я, шеф! — услышал он голос Григория Марковича.

— Привет, землячок! Какие новости? — живо поинтересовался Рассказов.

— Разве вы не получили мое сообщение? — удивился Григорий Маркович. — Когда послал?

— Вчера.

— Не забывай, мы в разных часовых поясах? — хмыкнул Рассказов. — Повиси на телефоне! — Он положил трубку и направился в «святая святых»

— компьютерный центр.

Рядом с факсом действительно лежало несколько листков бумаги. Рассказов по одному вставил их в шифровальный аппарат. Через несколько секунд на экране появился текст сообщения.

«Уважаемый шеф! Согласно нашей договоренности, я вышел на Мабуту, и тот согласился нам помочь. Сознавая всю важность Вашего поручения, я решил подключить и свои старые каналы. Вы, вероятно, помните Игоря Федорова? Несколько лет назад он покинул Органы и сейчас имеет собственное розыскное агентство, которое существует вполне официально и пользуется хорошей репутацией…»

Черт бы побрал твою самодеятельность! Рассказов про себя выругался. Он действительно помнит этого выскочку Федорова, который работу в Органах начинал как раз при нем и готов был задницу лизать любому, от кого хоть както зависело его продвижение по службе. Такие родную мать продадут, если это сулит даже малейшую выгоду! Ладно, дальше…

«Представляете мое удивление, когда Федоров, услышав о вознаграждении, вытащил фотографию нашего „объекта“.

Рассказов в сердцах ударил кулаком по столу: черт бы побрал этого Федорова!

«Я уж было подумал, что Федоров сам нацелился на наш „объект“ и, следовательно, надо его убрать, однако на самом деле он просто выполнял чье-то задание, правда, он отказался открыть имя своего нанимателя. Мы сразу же отправились по известному ему адресу. К сожалению, там проживал двойник „объекта“, его пришлось ликвидировать. Перед смертью тот проговорился, что „объект“ находится в клинике пластической хирургии. Федоров послал туда двух опытных сотрудников, но те столкнулись с каким-то парнем. Судя по технике рукопашного боя, парень — специалист, и оказался рядом либо случайно, либо осуществлял негласную охрану „объекта“. Сотрудники Федорова ретировались. А когда решено было предпринять активные действия, оказалось, что „объект“ срочно вывезли. К счастью, люди Мабуту проследили за ним, а позднее и перехватили. Теперь он в наших руках. Но вывезти его пока невозможно: после пластической операции лицо должно прийти в норму, чтобы получилось нормальное фото на паспорт. Ситуация находится под контролем. Уверен, максимум через неделю „объект“ будет доставлен. Завтра я Вам позвоню, и, если что-то не так, дайте знать фразой: „Не слишком ли ты задержался, парень?“ Если вы одобряете мои действия, произнесите: „Сколько надо, столько и сиди. Работа есть работа!“ С уважением, Григорий Маркович».

Вот сукин кот! Нет бы сразу о главном, так надо вначале заставить понервничать! А всетаки надо признать, Григорий Маркович оказался молодцом! Нет, не зря Рассказов сегодня проснулся в таком прекрасном настроении! Он вышел из компьютерного центра, закрыл за собой дверь на ключ и подошел к телефону.

— Извини, что тебе пришлось подождать, мне нужно было срочно отдать кое-какие распоряжения.

— Ничего страшного, шеф.

— Послушай, не слишком ли ты задержался, парень? — Рассказов лукаво прищурился, представив вытянутую физиономию Григория Марковича. Это была мелкая месть за доставленные волнения.

— Простите, шеф, я правильно расслышал? А то здесь помехи. — В его голосе чувствовалось столько огорчения, что казалось, он вотвот расплачется.

— Да шучу я, шучу! — усмехнулся Рассказов и, уже посерьезнев, добавил: — Сколько надо, столько и сиди. Работа есть работа.

— Спасибо, шеф! — обрадовался Григорий Маркович. — Я все понял. Привезу вам отличный подарок.

— Надеюсь! — бросил Рассказов и повесил трубку.

Жалко, что придется отложить встречу с Волошиным. Ну, да ничего: тише едешь — дальше будешь! Чего-чего, а ждать Рассказов умеет. Зазвонил телефон внутренней связи. — Хозяин, можно к вам заглянуть? — послышался голос начальника службы безопасности Дика Беннета.

— Валяй, Дик! -весело ответил Рассказов, ничуть не обеспокоившись его взволнованным тоном.

Через несколько минут тот уже входил в кабинет.

— В чем дело? Что-то случилось? — поинтересовался Рассказов.

— По вашей просьбе я проанализировал все наши провалы с грузами за последние три месяца.

— И что? — нахмурился Рассказов; теперь и ему передалась тревога сотрудника.

— Никаких случайностей! — твердо проговорил Дик, прекрасно понимая, что его ждут большие неприятности, ибо в свое время именно Рассказов высказался не в пользу простых совпадений. — Не буду утомлять вас подробностями, но я твердо убежден, что у нас кто-то «стучит»!

Несколько минут Рассказов смотрел ему в глаза, словно раздумывая, взорваться и накричать или спокойно пораскинуть мозгами.

25
{"b":"7252","o":1}