ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Лана немного пришла в себя. Хозяин внимательно выслушал ее историю. Он проникся к ней сочувствием и предложил работу: «сначала курьером, а там посмотрим». Выбирать не приходилось, хотя девушка ничуть не сомневалась, что сердобольный Хозяин не преминет затащить ее к себе в постель.

Однако время шло, а тот и не думал к ней прикасаться; более того, убедившись в ее преданности, сделал ей неожиданное предложение:

— Вот что, девочка, ты достаточно натерпелась в жизни, и с этого дня я беру тебя под свое крыло! Больше никто тебя не тронет без твоего и моего согласия. Хочу, чтобы ты знала: просто так я никому тебя не предложу, но если понадобится, надеюсь, ты мне не откажешь? Итак, выбирай: не устраивает тебя мое предложение — получаешь деньги, которых тебе хватит на первое время, и мы навсегда расстаемся. А если устраивает, то возвращайся к себе на квартиру, радуйся жизни и жди.

— Чего ждать? — удивилась Лана.

— Как чего? — улыбнулся Рассказов. — Моего вызова! Ну, как?

— Спасибо за откровенность, со мной так еще никто не разговаривал. Конечно же, я согласна!

— Я не сомневался, что ты умненькая девочка! — расплылся в улыбке Рассказов — Тебе придется постоянно разъезжать по свету. Надеюсь, ты легка на подъем?

— Еще как! — воскликнула она и вдруг бросилась ему на шею: — Вот такого бы мне отца! — Но тут же, спохватившись, что сморозила глупость и наверняка задела его самолюбие, смущенно добавила: — Ой, я не то хотела сказать!

— Ничего-ничего! — рассмеялся Рассказов. — Ты и правда мне в дочери годишься. Постой-ка, у меня отличная идея: на досуге ты можешь взять шефство над моей Любавой. Слышала о ней?

— Краем уха! А в чем шефство-то?

— Ну, например, русский язык ее усовершенствовать, рассказывать о России…

— То есть стать кем-то вроде гувернантки?

— Вернее, ее подружкой. Будем считать это дополнительной работой и увеличим тебе жалованье на двести баксов в неделю. Хватит?

— Что вы, Аркадий Сергеевич, и того, что есть, достаточно! — возразила она смущенно.

— А это позволь решать мне!

С этого дня ее жизнь полностью изменилась: над душой никто не стоял, никому ничем не обязана. Сам Рассказов оставил ее в покое месяца на три. Все это время она проводила с Любавой. Эта полудевочка-полуженщина пришлась ей по душе. Ласковая, нежная и очень заботливая, она иногда становилась настоящим чертенком. Они бегали, резвились, хохотали, играли в прятки, салочки. Казалось, они понимают друг друга, как родные сестры, которые жили вместе с детства.

Когда Любава забеременела, Лана проявила к ней такое участие, на какое была способна только родная мать. Она следила, чтобы Любава, не дай Бог, не простудилась, ограничила подвижные игры, водила ее на прогулки, заставляла плавать в бассейне и даже играла на пианино, «чтобы у ребенка развивался слух». Ее внимание и забота о Любаве понравились Рассказову, и он всячески привечал девушку.

Григорий Маркович, узнав, что бывшая любовница без него не только не пропала, но и неплохо зарабатывает, навестил Лану и даже попытался затащить в постель, а когда получил решительный отказ, неожиданно для самого себя ударил ее по лицу.

— Если ты еще раз позволишь себе такое, я пожалуюсь своему шефу, и он тебе яйца отрежет! — зло бросила Лана в лицо бывшему любовнику.

— Что? Может, назовешь имя этого «храбреца»? Ну, очень хочется взглянуть ему в глаза! — Он нагло усмехнулся.

— А ты позвони ему! — Лана хитро прищурилась и протянула визитку Рассказова с его прямым телефоном, доступным только для избранных (Григорий Маркович в их число не входил).

— Откуда у тебя эта визитка? — нахмурился Григорий Маркович.

— От него самого. — Лана пожала плечами. — Разве ты не слышал, что я работаю у Рассказова!

У Григория Марковича в голове такое не укладывалось, но когда он взглянул Лане в глаза, то понял, что она не шутит. Пожалуй, Рассказов и вправду мог «запасть на эту шлюху», еще в первую встречу глаза пялил, а если так, то нужно срочно исправлять положение — Рассказов крут с теми, кто покушается на его собственность.

— Что ж ты сразу не сказала? — Он мгновенно изменил тон: — Надеюсь, ты не держишь на меня зла? Я же всегда к тебе хорошо относился, не так ли?

— Именно поэтому я ничего не скажу Рассказову, но если ты еще раз попытаешься ко мне прикоснуться, я молчать не буду и сразу же выложу все Хозяину. — В ее голосе чувствовалась такая решимость что Григорий Маркович с удивлением покачал головой, не находя нужных слов. — А теперь уходи, я хочу отдохнуть!

— Но мне действительно… — начал он, но и на этот раз ему не удалось высказаться: зазвонил телефон.

— Да, слушаю! — ответила она по-английски и спустя минуту добавила: — Хорошо, Дик, передай Хозяину: через пятнадцать минут.

— Может, подвезти? — предложил Григорий Маркович, когда они вышли из квартиры.

— Нет, спасибо, я на машине. Всего! — Лана подмигнула ему и направилась к шикарному ярко-красному «форду».

Девушка держалась столь грациозно и естественно, что Григорий Маркович пожалел, что не удержал ее.

Лана получила первое задание, и ей хотелось как можно точнее и быстрее его выполнить. Требовалось всего лишь взять небольшую посылку у Дика Беннета, доставить ее в Майами и вручить лично адресату.

Рассказов хотел проверить, насколько Лана смела и решительна; насколько умна, чтобы заморочить голову таможенной полиции; насколько честна, чтобы не заглянуть в пакет, даже из простого любопытства (в нем, кстати, не было ничего ценного или опасного). На выполнение задания отводилось десять дней, и ей вручили целых пять тысяч долларов «на текущие расходы». Дик пояснил: времени выделено с большим запасом, чтобы она выбрала наиболее безопасный вариант для провоза пакета и встречи с адресатом.

Конечно же, Лана и представления не имела, что ее просто проверяют. Она знала лишь одно: от расторопности зависит ее благополучие. Слегка поразмыслив, девушка решила сыграть роль богатой и капризной американки, которая из прихоти путешествует инкогнито. Заплатив двум бродягам и приведя их в божеский вид, она взяла напрокат пару фотоаппаратов и заставила новоиспеченных «журналистов» назубок затвердить нужные реплики.

Сама же Лана направилась в фешенебельный магазин и выбрала три самых шикарных платья, подчеркивающих все прелести ее фигуры, а также две модных шляпки. Полученный от Рассказова пакет Лана попросила упаковать в шляпную коробку.

Под присмотром людей Дика бродяги явились в аэропорт и, представившись репортерами, принялись расспрашивать служащих о русской графине из Америки, инкогнито путешествующей по Востоку. Подобные слухи распространяются со скоростью молнии. Через час, за пятнадцать минут до вылета, когда облаченная в шикарное платье Лана появилась в аэропорту, все взгляды были устремлены только на нее, а нанятые бездомные усердно щелкали затворами фотоаппаратов и задавали разнообразные вопросы. О каком досмотре багажа такой «богатой и известной всему миру» женщины могла идти речь? Таможенники, сраженные ее красотой и грацией, сами пронесли ее невесомый груз («Это мои скромные наряды», — небрежно бросила она) до самого самолета.

Спустя три дня Лана вернулась, и Рассказов сразу же пригласил ее к себе. Люди Дика еще в день отлета сообщили все Рассказову, и тот от души повеселился, отдавая должное изобретательности девушки. Он понял, что нашел человека, которому мог бы доверять.

— Вызывали, Аркадий Сергеевич? — Лана заглянула в кабинет к Рассказову.

— Да, дочка, входи, — ласково произнес Хозяин. — Садись напротив!

Предчувствуя что-то очень важное, Лана немного волновалась. Присев на самый краешек кресла, она уставилась на Рассказова.

— Я очень рад, что ты оправдала мои надежды, — бесстрастно начал Рассказов, но, не удержавшись, расплылся в улыбке. — И как тебе в голову пришло такое? До сих пор не стихли слухи о наследнице Романовых, мелькнувшей как мимолетное видение?

— Не знаю! — Лана пожала плечами. — Просто прикинула: кто решится в чем-то заподозрить такую женщину.

28
{"b":"7252","o":1}