ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Бери свои приборы и дуй ко мне. Даю тебе сорок пять минут, а потом лично доложишь, что нашел! — Он положил трубку и вызвал к себе Михаила Никифоровича.

— Слушаю вас, Константин Иванович! Не первый год работая с генералом, Михаил Никифорович безошибочно определял настроение начальника с полуслова. Сейчас генерал, похоже, был чем-то недоволен.

— Послушай, Миша, кто-нибудь проявлял излишнее любопытство в последнее время?

— В каком смысле?

— В любом!

— Если вы уточните, о чем речь… — осторожно начал помощник, но Богомолов резко оборвал его:

— Куда уж конкретнее! Произошла утечка информации, и мне хотелось бы узнать, в каком звене.

— Со всей ответственностью заявляю, что в нашем секретариате это просто исключено: каждого из сотрудников я проверял лично и не единожды! — В его голосе слышалась обида. — Скажите, информация, о которой вы говорите, была известна только нашему Управлению? — неожиданно спросил он.

— Если бы! — Богомолов тяжело вздохнул, потом посмотрел на помощника и пальцем поманил поближе: — За границей стало известно о том, что Воронов отправился в Сингапур! — прошептал он ему на ухо и громко добавил: — Почему я должен выслушивать новости от замминистра, а не сам ему их рассказывать?

— Вы насчет передвижения в нашем руководстве? — подыграл Михаил Никифорович.

— Вот именно! — поддакнул Богомолов.

— А вы заглядывали сегодня в папку?

— В какую?

— Да вот же она! — Полковник пошелестел бумагами и открыл первую попавшуюся папку. — Вот моя докладная записка.

— Я всегда знал, что ты самый обязательный и пунктуальный сотрудник!

— Спасибо! Может, кофейку соорудить? — спросил помощник, а сам кивнул на дверь.

— Нет, спасибо, пойду лучше разомнусь! — Оба знали, что личная комната отдыха с тренажерами не прослушивается, и потому направились туда.

— Сейчас Горькавый проверит мой кабинет, — бросил генерал, плотно прикрыв за собой дверь. — Если ничего не обнаружит, придется тщательно проверить всех сотрудников, чтолибо знавших о командировке Воронова.

— Это настолько серьезно?

— Более чем! — Генерал снова тяжело вздохнул. — Если за границей преспокойно узнают о наших планах, то о какой тогда работе может идти речь?

— Константин Иванович, мне не верится, что кто-то установил в вашем кабинете спецаппаратуру! — твердо заявил Михаил Никифорович.

— Мне тоже. Тем не менее информация ушла.

— Значит, кто-то продался. Нужно срочно что-то предпринять!

— Естественно! — Генерал задумался. — Вот что, Миша, составь список сотрудников, которые имеют особый допуск, и осторожно прощупай, как ты умеешь. Кроме того, проанализируй всю документацию, записи… короче, все, что имело отношение к отъезду Воронова.

— Константин Иванович! — вдруг воскликнул помощник. — А кто делал новые документы Воронову?

— Ты имеешь в виду… — Богомолов замолчал и кисло усмехнулся. — Давай-ка его срочно ко мне!

— В кабинет?

— В кабинет… минут через двадцать пятьтридцать после того, как Горькавый там пройдется. Сейчас придет Говоров…

— Проводить сюда?

— Именно!

Стоило Михаилу Никифоровичу заикнуться о документах, как оба подумали об одном и том же: этого капитана к ним прислали по ходатайству некоего депутата Государственной думы, который при Горбачеве работал в Секретариате ЦК партии у Севастьянова. В тот момент никто из них не придал этому особого значения, впрочем, капитана Дубровина Юрия Михайловича довольно тщательно проверили. Его послужной список не внушал подозрений: четыре года проработал в Германии, возглавляя спецотдел дивизии, после вывода войск направлен в охрану Президента, а оттуда рекомендован к Богомолову.

Вскоре появился Говоров, который с порога пророкотал:

— Неужели в твоем ведомстве утечка информации? Если так, то Воронова нужно срочно отзывать!

— Утечка действительно имеет место! — задумчиво ответил Богомолов, после чего подробно изложил беседу с Майклом и поделился своими соображениями насчет выявления предателя.

— И что ты ему скажешь? Давай признавайся, что являешься агентом Рассказова? — Говоров улыбнулся.

— Если Горькавый не найдет в кабинете «жучков», то других кандидатур на роль «кукушки» не имеется! — заметил Богомолов. — Чтобы тщательно проверить всех моих сотрудников, потребуется несколько дней, а то и недель. А временем мы как раз и не располагаем!

Они некоторое время сидели молча, пытаясь проанализировать ситуацию, и вдруг Порфирий Сергеевич воскликнул:

— Стоп! Как думаешь, этот Дубровин чтонибудь обо мне слышал?

— Что ты задумал? — насторожился Богомолов. — Надеюсь, ты не хочешь войти с ним в контакт?

— Почему бы и нет?

— И что ему скажешь? Здравствуй, привет тебе от Рассказова? — Богомолов усмехнулся.

— А что, это находка! — на полном серьезе заметил Говоров. — А как бы ты себя повел в такой ситуации? Хоть чем-то он наверняка себя выдаст, никак не ожидая внезапного появления человека с приветом от «кормильца» из-за границы!

— В этом что-то есть! — Богомолов задумался. — А если не сработает?

— В таком случае в твоем департаменте одним честным человеком будет больше.

— А если у него железные нервы или имеется точный пароль? — все еще сомневался Богомолов.

— Вряд ли, если к нему обратится человек с приветом от Рассказова да еще передаст за отличную работу пару-тройку тысяч долларов — будет вполне убедительно.

— Что же, я не против.

— Остается только обсудить условия встречи. Я позвоню ему с мобильного телефона и скажу: «Здравствуйте, господин Дубровин! Мне необходимо с вами встретиться!» — Говоров забавно изобразил легкий акцент. — Если он окажется тем, кого мы подозреваем, то сразу же клюнет, хотя бы из интереса, если нет, то начнет задавать вопросы.

— Согласен! — Богомолов взглянул на часы, тут же набрал номер и протянул ему трубку мобильного телефона. — Договаривайся о встрече у кинотеатра «Художественный» через час.

— Господин Дубровин? Здравствуйте! Мне необходимо с вами встретиться.

— Когда? — после небольшой паузы спросил Дубровин.

— Через час, у входа в кинотеатр «Художественный».

— Хорошо! — Он тут же дал отбой.

— Все так просто, что даже противно! — поморщился Говоров.

— Думаешь, клюнул?

— Вне всякого сомнения. Он даже не спросил, как мы узнаем друг друга.

— Все прояснится гораздо раньше, — заметил Богомолов.

— Каким образом?

— У него есть шанс остаться честным человеком. Дело в том, что до этой встречи он вызван ко мне. Если он согласился на этот контакт только для проверки, то должен доложить мне об этом. А я постараюсь ему помочь: затяну разговор. — Он лукаво взглянул на Говорова.

— Интересно, что придумает капитан, чтобы оправдать свою спешку? Мама заболела или сына из садика должен забрать? — Говоров с досадой причмокнул губами. — Ну никак не могу понять, что движет такими людьми? Деньги, романтика, возможность уехать из страны, которая тебя взрастила, дала образование…

— Мне кажется, все намного проще, — заметил Богомолов. — Молодой парень, попав за границу, вкусил прелестей тамошней жизни, а приехал сюда и столкнулся с нашей грустной действительностью.

— А как же тысячи, сотни тысяч других таких же? Разве они не имеют права на лучшую жизнь? Почему же они не предают родину? Мне даже показалось, что ты пытаешься его оправдать!

— Тебе и вправду показалось. Я никогда и никому не прощу измены! — Богомолов сказал это так твердо, словно давал клятву. — Просто я пытаюсь его понять.

— И что ты с ним сделаешь? Отдашь под суд?

— Нет, под суд не отдам! Оставлю за ним право выбора: или искупить свое предательство и начать работать на меня, или… — Он характерным жестом провел по горлу. — Дубровин попадет в катастрофу! Рассказов ни в коем случае не должен узнать о том, что его человек раскрыт.

— А тот, кто его рекомендовал?

— Это особый случай! У этого только один выход. Вот ему я никогда не прощу, не смогу даже использовать эту мразь! Народ ему поверил, выбрал своим депутатом, а он? Нет, этому не жить!

32
{"b":"7252","o":1}