ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты же можешь разбиться…

— Не волнуйся, все будет о'кэй! — Воронов подмигнул, и, как только машина поравнялась с огромными железными воротами, Макалистер сбросил скорость.

— Работаем! — выкрикнул Воронов и тут же сиганул из машины.

Барт едва не дал по тормозам, но вовремя опомнился и взглянул в зеркальце заднего вида. Пассажира и след простыл.

— Неужели все русские такие сумасшедшие? — прошептал он и прибавил газу.

У охранника на воротах хватило сил лишь на то, чтобы чуть-чуть приоткрыть один глаз и снова провалиться в сон.

Было без четырех минут двенадцать, когда Макалистер подъехал к шестому причалу. К своему огромному удивлению, он увидел там не одну легковушку, а целых три. Почему Дик не предупредил его? Видно, этот русский прав. Он вылез из своего «шевроле» и подошел к той машине, в которой чаще всего ездил Дик Беннет.

— Привет, приятель! А Дик разве тоже здесь? — обратился он к водителю.

— Не знаю! — коротко процедил тот и отвернулся.

Барт пожал плечами и подошел к другой машине, но и в той, кроме водителя, никого не оказалось, как и в третьей. Никто из сидящих за рулем не захотел с ним разговаривать, тем более что-то объяснять. Макалистер двинулся к судну, однако взойти на палубу не успел: внезапно из темноты перед ним выросла фигура Дика Беннета.

— Привет, Барт! — Дик заметно нервничал. — Извини, не предупредил, что планы изменились.

Макалистер окончательно убедился в правоте Майкла и этого русского: его просто проверяли. Но почему столько народу? А может, и Рассказов здесь?

— Кто я такой, чтобы ты мне докладывал? Ну, что делать: подниматься к капитану или как?

— Ты один? — как бы мимоходом спросил Беннет.

— Ты что, забыл? Сам же говорил, что твои ребята будут здесь ждать до двенадцати!

— Точно! — Дик осклабился. — Что-то я сегодня не в себе. К капитану поднимемся вместе, да еще и ребяток прихватим. — Он махнул рукой, и перед ними, словно из-под земли, выросли сразу пятеро. — Двинули, парни!

— Хозяин? — невольно прошептал Макалистер, разглядев среди них Рассказова.

— Удивлен? — хмыкнул Дик Беннет, довольный, что и Макалистер не узнал подмены.

Когда те подошли поближе, Макалистер вздрогнул, увидев в руках у них автоматы.

— Для чего автоматы-то?

— Так, на всякий случай! — тихо бросил Беннет и подтолкнул Макалистера к деревянным сходням. — Иди первым!

Понимая, что у него нет другого выхода, Барт вступил на сходни.

* *

Воронов цепким взглядом кадрового военного сразу заметил человек десять полицейских и боевиков, которые и не думали особо прятаться. Как только к Барту кто-то подошел и они заговорили, Воронов, стараясь оставаться незамеченным, осторожно продвинулся ближе к ним. Но тут собеседник Барта взмахнул рукой, и к ним подошли пятеро боевиков с автоматами.

— Похоже, Рассказов или перестраховывается, или готовится к настоящей бойне! — шепнул Андрей себе под нос.

Воронов пошел дальше и едва не наткнулся на еще одну группу боевиков. Они, скорее всего, подстраховывали первую группу. На всякий случай Воронов запомнил, кто где расположился, и двинулся вперед. В отличие от полицейских и группы Дика Беннета, ему не надо было следить за подъездными путями в ожидании непрошеных гостей.

Под чужим именем

Савелий опустился рядом с безжизненным телом старика Волошина и удивленно посмотрел на свои руки. Неужели все, что ему преподал Учитель, исчезло? Что произошло? Почему он не чувствует тех сил, что были в нем раньше? Неужели потому, что изменилась внешность? '

— Учитель, как ты сейчас мне нужен! — прошептал Савелий.

И вдруг все вокруг исчезло. Над ним сияло чистое небо, такое синее и глубокое, какое бывает только в южных краях. Савелий стоял на песчаном берегу, и теплые ласковые волны моря омывали его ноги. Савелий тотчас почувствовал — еще секунда, и он увидит своего Учителя! Он не понял, откуда взялась такая уверенность, но ничуть в этом не сомневался и, повернувшись, тихо произнес:

— Учитель?!

— ДА, БРАТ МОЙ, ЭТО Я! — раздался знакомый голос, а затем, как по волшебству, явился любимый образ, не очень различимый, полупрозрачный, но все равно это был он, его Учитель. Савелий опустился на колени и протянул к нему руки, но они ничего не ощутили.

— ДА, БРАТ МОЙ, К СОЖАЛЕНИЮ. НИ ТЫ, НИ Я НЕ СМОЖЕМ ПРИКОСНУТЬСЯ ДРУГ К ДРУГУ. С ОГРОМНЫМ ТРУДОМ МНЕ УДАЛОСЬ СОБРАТЬ ЭНЕРГИЮ КОСМОСА, ЧТОБЫ ВСТРЕТИТЬСЯ С ТОБОЙ. НЕ СКОРБИ О СВОЕМ ЗНАКОМОМ И НЕ ВИНИ СЕБЯ В ЕГО СМЕРТИ. ТЫ ВСЕ РАВНО НЕ СМОГ БЫ ЕГО СПАСТИ: ОН БЫЛ НЕИЗЛЕЧИМО БОЛЕН, И ЖИТЬ ЕМУ ОСТАВАЛОСЬ СЧИТАННЫЕ ДНИ.

— Но он бы еще пожил, Учитель! — с горечью проговорил Савелий.

— ДА, ПОЖИЛ. НО НЕ ПРИШЕЛ БЫ К ИСТИНЕ, ЧТО ОТКРЫЛАСЬ ЕМУ ПЕРЕД УХОДОМ В ДРУГОЙ МИР, И НЕ СМОГ БЫ ПРИМИРИТЬСЯ СО СВОЕЙ ДУШОЙ. ОН НЕ СМОГ БЫ ПЕРЕДАТЬ СВОЮ ТАЙНУ ЧЕСТНОМУ ЧЕЛОВЕКУ И УНЕС БЫ ЕЕ С СОБОЙ.

— Учитель, вы и об этом знаете? — воскликнул пораженный Савелий.

— ПОМНИШЬ, ЧТО Я ОДНАЖДЫ СКАЗАЛ? Я УХОЖУ, НО МЫ ВСЕГДА БУДЕМ ВМЕСТЕ, ПОТОМУ ЧТО МЫ СВЯЗАНЫ АСТРАЛЬНО. МЫ КАК ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ!

— И правда. Учитель, я всегда ощущаю ваше присутствие.

— КАК И Я ТВОЕ. НО Я ЯВИЛСЯ НЕ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ТЫ ОБРАТИЛСЯ КО МНЕ ЗА ПОМОЩЬЮ. Я ХОЧУ ОТКРЫТЬ ТЕБЕ ТО, ЧТО ДО СЕГО ДНЯ БЫЛО СОКРЫТО.

— Он сделал паузу, словно собираясь с духом.

— Почему, Учитель?

— ПОСЛЕ ОБРЯДА ПОСВЯЩЕНИЯ ТЫ СТАЛ НАШИМ БРАТОМ И ДОЛЖЕН БЫЛ ПРОЖИТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО СВОЙ ПЕРВЫЙ СРОК. — Учитель улыбнулся.

— Первый срок? — не понял Савелий.

— ПЕРВЫЙ СРОК ПОСЛЕ ПОСВЯЩЕНИЯ РАВНЯЕТСЯ ПЯТИ ГОДАМ, ПО ПРОШЕСТВИИ КОТОРЫХ ВСЕ ПОСВЯЩЕННЫЕ СОБИРАЮТСЯ НА ВЕЛИКИЙ СХОД. А СО ВТОРОГО СРОКА ПРОМЕЖУТОК МЕЖДУ ВЕЛИКИМИ СХОДАМИ ВСЕГДА РАВНЯЕТСЯ ДЕСЯТИ ГОДАМ. ОБЫЧНО ПОСВЯЩЕННЫЙ ПОЯВЛЯЕТСЯ НА ВЕЛИКОМ СХОДЕ ТРИ-ЧЕТЫРЕ РАЗА. Я БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫМ, КОМУ УДАЛОСЬ ПРИСУТСТВОВАТЬ ТАМ ШЕСТЬ РАЗ! И ДЕЛАЕТСЯ ЭТО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НЕ ТЕРЯТЬ СИЛУ ЗНАКА СЫНА, ЗАПЕЧАТЛЕННОГО НА ТВОЕМ ПЛЕЧЕ. КРОМЕ ТОГО, ОБЩЕНИЕ С СЕБЕ ПОДОБНЫМИ ПРИУМНОЖАЕТ ЗНАНИЯ КАЖДОГО ПОСВЯЩЕННОГО, А ТАКЖЕ ЗАКРЕПЛЯЕТ ИХ!

— Кто же меня оповестит о Великом Сходе?

— НИКТО. ТЫ УЗНАЕШЬ САМ, КУДА И КОГДА ЯВИТЬСЯ. И УЗНАЕШЬ ЗАРАНЕЕ, ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВРЕМЯ НА ПОДГОТОВКУ.

— Какую подготовку? — удивился Савелий.

— ВНУТРЕННЮЮ, ДАБЫ ОЧИСТИТЬ ДУХ СВОЙ, ТЕЛО СВОЕ И МЫСЛИ СВОИ ОТ МИРСКОЙ СУЕТЫ. СТРАШНОЕ ВРЕМЯ ИСПЫТАНИЙ НАСТАЛО СЕЙЧАС ДЛЯ МНОГИХ СТРАН, НО БОЛЬШЕ ДРУГИХ ТЕРПИТ ТВОЯ СТРАНА. ВОЙНА, ГОЛОД, ПРЕСТУПНОСТЬ ЗАХЛЕСТЫВАЮТ ТВОЙ ВЕЛИКИЙ НАРОД. А СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ С ГРЯЗНЫМИ И НИЗМЕННЫМИ ПОМЫСЛАМИ ПРИШЛИ К ВЛАСТИ?

— Но что же делать. Учитель? Сколько еще народу страдать? — с болью воскликнул Савелий.

— К СОЖАЛЕНИЮ, ЕЩЕ ОЧЕНЬ ДОЛГО. МНОГО ЛЕТ ПРОЙДЕТ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАРОД ТВОЙ НАУЧИТСЯ УВАЖАТЬ СЕБЯ И ВЫБИРАТЬ СЕБЕ ДОСТОЙНЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ!

— Есть ли какой-нибудь способ ускорить прозрение? — спросил Савелий.

— ТОЛЬКО ОДИН: ТРЕЗВОМЫСЛЯЩИМ ЛЮДЯМ СЛЕДУЕТ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ. НАДО ЗАБЫТЬ МЕЛКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ И В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ДУМАТЬ О ГЛАВНОМ: НЕ ДОПУСТИТЬ К ВЛАСТИ ТЕХ, КТО МЕЧТАЕТ О ВОЗВРАТЕ К ПРОШЛОМУ, К НАСИЛИЮ, К ТЕРРОРУ. ДОВОЛЬНО КОРМИТЬ СВОЙ НАРОД РЕЧАМИ И НЕСБЫТОЧНЫМИ ОБЕЩАНИЯМИ! ПОРА ОТКРЫТЬ ДОРОГУ МОЛОДЫМ И ТАЛАНТЛИВЫМ, КОТОРЫЕ БУДУТ ДУМАТЬ НЕ О СВОИХ ПРИВИЛЕГИЯХ, А О СВОЕМ НАРОДЕ, О ЛЮДСКОЙ БОЛИ!

— Неужели возможен возврат к прошлому?

— ТАКАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ ВСЕГДА ЕСТЬ, — с грустью изрек Учитель. — ЛЮДИ ДОЛЖНЫ УСВОИТЬ ПРОСТУЮ ИСТИНУ: НЕВОЗМОЖНО ДВАЖДЫ ВОЙТИ В ОДНУ И ТУ ЖЕ РЕКУ ВРЕМЯ НЕ СТОИТ НА МЕСТЕ. ОДНАКО НАПРАСНО В ГЛАЗАХ ТВОИХ ПОСЕЛИЛАСЬ ГРУСТЬ: ПОМНИ, ЧТО В ЖИЗНИ ТВОЕГО НАРОДА МНОГОЕ ЗАВИСИТ И ОТ ТЕБЯ.

— Что может зависеть от одного человека?

— ТЫ НЕ ОДИН! — резко оборвал его Учитель. — ТАКИХ, КАК ТЫ, МИЛЛИОНЫ. НУЖНО СПЛАЧИВАТЬСЯ И ВЕРИТЬ В СВОИ СИЛЫ!

— Как я рад, Учитель, что мы встретились! — восторженно сказал Савелий.

— К СОЖАЛЕНИЮ, ТЕПЕРЬ МЫ ДОЛГО НЕ УВИДИМСЯ. У НАС ВСЕГО НЕСКОЛЬКО МИНУТ, ТЫ МОЖЕШЬ СПРОСИТЬ МЕНЯ О ТОМ, ЧТО ТЕБЯ БЕСПОКОИТ. КСТАТИ, ТЕБЕ ОЧЕНЬ ИДЕТ ТВОЙ НОВЫЙ ЛИК: У ТВОЕГО ДОКТОРА НЕ ТОЛЬКО ОТЛИЧНЫЕ РУКИ, НО И ГЛАЗ БОЛЬШОГО МАСТЕРА. ОДНАКО ТЫ РАНО ОСТАВИЛ ЛЕЧЕНИЕ! — Учитель протянул руку, поднес к лицу Савелия, потом положил ему на голову, и тот почувствовал, как по всему его телу растекается тепло. Голова стала такой ясной, словно он только что пробудился от сна.

42
{"b":"7252","o":1}