ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Савелий осторожно прикоснулся к послеоперационным швам — кожа была идеально гладкой, без всяких рубцов. Он с благодарностью взглянул на Учителя.

— НЕ НУЖНО БЛАГОДАРИТЬ: ЭТО САМОЕ МАЛОЕ, ЧТО Я МОГУ СДЕЛАТЬ. ЭТО ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР: СЛИШКОМ МНОГИЕ ХОТЕЛИ ТВОЕЙ СМЕРТИ. ТЕПЕРЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЮТСЯ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ БОРОТЬСЯ СО ЗЛОМ. НИКОГДА НЕ СОМНЕВАЙСЯ, ЕСЛИ РЕШИЛ, НО И НИКОГДА НЕ ПРИНИМАЙ РЕШЕНИЯ, ЕСЛИ ЕСТЬ СОМНЕНИЯ!

— Я все понял, Учитель! Именно об этом я хотел у вас спросить.

Видение вдруг стало смутным, оно словно расплывалось на глазах.

— ПОСЛЕДНЕЕ, О ЧЕМ ХОЧУ ПРЕДУПРЕДИТЬ: ОСТЕРЕГАЙСЯ ТЕХ, КТО НОСИТ ТРЕУГОЛЬНИК НА МИЗИНЦЕ. ЭТО КОВАРНЫЕ И МСТИТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ! БУДЬ МУДРЕЕ, ЧЕМ… — Голос Учителя вовсе ослаб, и последних слов Савелий уже не слышал, а вскоре исчез и образ. — ПРОЩАЙ, БРАТ… — донеслось издалека, и все вокруг погрузилось во мрак.

Савелий очнулся перед мертвым Волошиным, взглянул на него, но уже без всякой боли и сострадания. В этот момент рядом завизжали тормоза, и в машину заглянул Говоров.

— Жив? — радостно воскликнул он.

— Что же вы так долго? — со вздохом спросил Савелий.

— Долго? — с удивлением переспросил Говоров и бросил взгляд на часы: — Ровно через четыре минуты после первых выстрелов.

Савелий как-то странно глянул на Говорова: прошло всего лишь четыре минуты, а ему показалось — часы.

— Случилось что? — нахмурился Говоров.

— Нет-нет, все в порядке! Как вам удалось не подпустить никого из сотрудников? — поинтересовался Савелий.

— Просто сослался на распоряжение Богомолова! — Порфирий Сергеевич усмехнулся: — Так что уйди в тень, а я кликну сюда твоего старого знакомого. Он тоже одет в форму капитана милиции.

— Сергея? — догадался Савелий. — Толковый малый!

— Введи его в курс дела.

— Понял!

— Здравия желаю, товарищ генерал! — подошел Сергей. Вначале он не обратил внимания на Савелия.

— Привет, Серега! — поздоровался Савелий.

— Привет! — обрадовался он.

— О, ты даже со «Стечкиным»?

— А как же! Все как у тебя. — Сергей подмигнул.

— К делу, ребята, потом полюбезничаете, — поторопил Говоров.

— Значит, так, Сергей! — начал Савелий. — Ты стоял на посту… кстати, в качестве кого? — спросил он Говорова.

— Усиление от ОМОНа. Напарник отлучился за питанием.

— Еще проще! — кивнул Савелий. — Тормознул ты эту «санитарку», чтобы просто попросить прикурить, но, когда она остановилась, обратил внимание, что водитель ведет себя подозрительно…

— И решил проверить, кого он везет, — подхватил Сергей.

— Да он и так все знает! — улыбнулся Савелий. — Открыл заднюю дверку, а оттуда выстрел! Ты и дал очередь. Помни: одну очередь! И этой очередью был убит водитель и пассажир, который тут же выстрелил в сидящего напротив. Кстати, нельзя ли это дело забрать Органам?

— Не беспокойся, так и будет. Легенда — только для прессы! — Говоров подмигнул. — Давай в мою машину!

— Слушаюсь, товарищ генерал! Савелию пришлось дожидаться Говорова около часа. Заметив, что появились корреспонденты и машина с надписью «Телевидение», он сразу же успокоился и от нечего делать стал смотреть по сторонам. Неожиданно метрах в двухстах от места происшествия он заметил машину черного цвета, определить ее марку не представлялось возможным. Не было даже видно, есть ли кто в машине. Савелия почему-то заинтересовала эта легковушка, он никак не мог отвести от нее глаз…

— Все в полном порядке! — Старый генерал уселся за руль «Жигулей».

— Сегодня пойдет в эфир по московскому каналу! Крупным планом покажут лица всех трех погибших, назовут имена водителя и Григория Марковича. Конечно же, те, что в документах, — добавил он.

Однако Савелий сейчас думал совсем о другом. Он скосил глаза в сторону черной машины, но той уже не было.

— А Сергей? — неожиданно спросил Савелий.

— Что Сергей? — не понял Говоров.

— Может, стоило его подождать?

— Зачем? Мы с ним созвонимся, как только с него снимут показания.

— Говоров пожал плечами. — Ладно, рассказываю дальше! По поводу Волошина: журналисты покажут его фото, попросят тех, кто его опознает, позвонить по соответствующему номеру. Однако репортер выскажет мнение, что фамилия третьего погибшего вымышленная, и, кроме того, скажет о необычных шрамах на его лице. А закончится сюжет вопросом: «Не кажется ли вам, уважаемые телезрители, что убитый хотел изменить свою внешность? Зачем это старому человеку, как вы думаете?»

— Идею о шрамах вы подкинули? — уточнил Савелий, все еще размышляя о странной машине.

— А ты как думаешь? — Генерал расплылся в довольной улыбке, но тут же осекся, взглянув на Говоркова. — Ладно, выкладывай! Успел поговорить с Волошиным?

— Успел. Поверить никак не могу!

— Во что?

— А в то, что такой вроде бы пешке, как Волошин, доверили колоссальные суммы! Знаете, о каких деньгах идет речь? — взволнованно воскликнул Савелий.

— Не знаю, но догадываюсь: сотня-другая миллионов долларов! — предположил Говоров.

— Около двух миллиардов!

— Ничего себе! — присвистнул тот. — А с другой стороны, почему бы и нет? Во-первых, Волошин был далеко не пешкой: начальник финансового отдела Секретариата ЦК; во-вторых, кто тогда предполагал, что в стране что-то может измениться?

Савелий пожал плечами.

— То-то и оно! Те, кто открывал счет, не сомневались, что Волошин никуда не денется.

— Тем более что старик считался честнейшим человеком и убежденным партийцем, — добавил Савелий. — Кстати, вы, помнится, предостерегали насчет черной «ауди»?

— Чего это ты вдруг о ней заговорил? — насторожился Говоров.

— Может, я излишне подозрителен, но… — Савелий замолчал.

— Говори!

— Недалеко от места происшествия я заметил черную машину. Марку разглядеть не удалось: далековато стояла.

— Что же ты сразу не сказал? И куда она подевалась? — Говоров не на шутку разволновался.

— Не думал, что она так внезапно исчезнет. Короче, маху дал! — признался Савелий, в отчаянии стукнув себя по колену.

Говоров резко дал по тормозам и остановился на обочине.

— Дело серьезное! — задумчиво протянул он. — Что-то не нравится мне этот автомобиль! — Он вдруг в упор взглянул на Савелия. — Что это с твоим лицом?

— А что? — не понял Савелий.

— Часа три назад и краснота была и шрамы… — Генерал наклонился к нему, стараясь разглядеть получше. — А теперь нет! — удивленно воскликнул он. — Ничего не понимаю!

— Я же говорил вам про «чудо-мазь», — мгновенно нашелся Савелий.

— Да-а, — изумился Говоров. — Скажи мне кто раньше, не поверил бы! Никакого Кашпировского не нужно. — Он прикоснулся к щеке Савелия. — Вот это да! Ничего не скажешь, действительно «чудо-мазь». Ладно, Бог с ней… — Он снова нахмурился. — А если предположить самое худшее?

— То есть?

— Что машина эта та же самая, что и у клиники?

— Вы хотите сказать, они меня выследили? Я вроде ее раньше не видел, — вымолвил Савелий не очень уверенно.

— Допустим, ты не видел. Вполне возможно, выследил тебя кто-то другой, передал своим сообщникам, и они сразу же оказались рядом.

— Не исключено, — согласился Савелий. — И что вы предлагаете?

— А что тут предложишь? Будь начеку! Но сдается мне, что твоя голова занята не только «ауди». Или я ошибаюсь?

— Нет, не ошибаетесь. — Савелий вздохнул. — Так уж вышло, что я знаком с внучкой Волошина.

— Как? — удивленно воскликнул генерал. — Воистину вечер сюрпризов!

— Помните, я вам рассказывал о семейной паре, что погибла в «Райском уголке»?

— Семья Даниловых, если мне не изменяет память? Конечно помню.

— Так вот, Сергей Данилов был сыном Волошина! Когда отец выгнал его из дому за то, что тот против его воли женился на бывшей заключенной, Сергей взял ее фамилию. А Розочка — их дочь!

— Неисповедимы пути Господни! — Говоров покачал головой. — Да, сюжет! Похлеще «Санта-Барбары»! — Он тяжело вздохнул.

— Послушайте, Порфирий Сергеевич… — Савелию, казалось, не очень хотелось делиться своими сомнениями. — Мне кажется, не стоит говорить Богомолову о том, что мне известен номер счета.

43
{"b":"7252","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Колодец пророков
Случайный лектор
Адвокат и его женщины
Билет в один конец. Необратимость
Алмазная колесница
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»