ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не понял. Ты что, перестал ему доверять?

— Да нет, ничего подобного! Но… Как бы вам объяснить?

— Не финти! — Говоров начал заметно раздражаться.

— Мы с вами никому не подчиняемся, я имею в виду по службе. А генерал Богомолов — человек подневольный. Что он обязан сделать в первую очередь?

— Доложить по инстанции.

— Вот именно! И где гарантии, что эти денежки в тот же день не исчезнут и не осядут на каком-нибудь личном счете?

— Да, об этом я как-то не подумал! Пожалуй, в этом есть доля здравого смысла.

— Вспомните, сколько уже было подставок? И где — в ведомстве Богомолова! А последняя, с Вороновым?

— Ну этого-то мы обезвредили, — заметил Говоров.

— А сколько других пролезли в разные щели? Нет, как хотите, Порфирий Сергеевич, а этот номер я никому не сообщу. Я займусь им сам! Тем более что у меня есть завещание Волошина.

— Но это же не его личные деньги!

— Однако именно Волошин сохранил их для нашей страны ценой своей жизни, или я чтото путаю? Старик мог бы жить припеваючи до самой смерти, согласись он на их условия. А уж если совсем по справедливости, то ему, как ни крути, принадлежит двадцать пять процентов от всей суммы.

— По аналогии с найденным кладом? — усмехнулся Говоров.

— А что? Это клад и есть! Тем более что в своем завещании он просит о гораздо более скромной сумме.

— Интересно!

— Десять миллионов долларов он завещал своей внучке на жизнь и учебу в Америке. Это всего лишь полпроцента от суммы. А я поклялся, что выполню его завещание, и сделаю это во что бы то ни стало — вы меня знаете!

— А остальные деньги?

— Волошин завещал использовать их на борьбу с мафией. Кроме того, он просил отомстить за его смерть. Но это уже мое личное дело!

— Даже не знаю… — нерешительно пробормотал Говоров.

— А что тут знать? Последняя воля умирающего обязательно должна быть исполнена!

— Так-то оно так… — Говоров красноречиво замолчал.

— Вы о Богомолове? — догадался Савелий.

— Именно. Мне кажется, что мы просто не вправе скрывать от него то, что ты узнал. Но я разделяю твою озабоченность, а потому попытаюсь убедить Константина Ивановича не разглашать номер счета… Знаешь, у меня из головы не выходит эта черная машина!

— Ясно, чего вы боитесь! — догадался Савелий.

— Боюсь? Интересно! — усмехнулся старый генерал, не отрывая глаз от дороги.

— Со мной всякое может случиться, и счет навсегда будет потерян для страны. Так?

— А ты что, полностью исключаешь такую возможность? — тихо сказал Порфирий Сергеевич. — Конечно же, я надеюсь, что с тобой ничего не произойдет, но…

Говоров переводил взгляд с дороги на Савелия, прекрасно понимая, что творится в душе его бывшего воспитанника. Молчание затянулось, и генерал первым нарушил его. Однако его первые слова прозвучали в унисон со словами Савелия.

— Я знаю, как… — начали они хором и, удивленно взглянув друг на друга, рассмеялись.

— Только после вас, — уступил Савелий. — Впрочем, я уверен, мы подумали об одном и том же.

— В таком случае сначала ты.

— Хорошо. Я знаю, как вырваться из этого замкнутого круга!

— Пока совпадает! — улыбнулся Говоров.

— Мы — Богомолов, вы и я — встречаемся в безопасном месте, то есть там, где нас точно не подслушают, даем друг другу слово, что исполним волю умирающего, и, пока я не завладею деньгами, никто из нас не будет иметь права разглашать эту тайну. Как вы понимаете, подобная осведомленность представляет смертельную опасность для каждого, в особенности для меня.

— Ты имеешь в виду черную «ауди»?

— Не только! Уверен, что многочисленные охотники за Волошиным после его смерти наверняка установят наблюдение за швейцарским банком.

— Звоню Богомолову! — Говоров взял трубку мобильного телефона. — Константин Иванович, это Говоров!

— Наконец-то! — облегченно вздохнул Богомолов. — Докладывай! Волошина взяли?

— Он погиб.

— Григорий Маркович?

— Тоже. И его водитель.

— А наш герой? — Богомолов попытался скрыть волнение в голосе.

— Сидит рядом и передает вам огромный привет. — Говоров подмигнул Савелию.

— Слава Богу! А то я свою группу послал, но пока никаких сведений.

— У генерала словно гора упала с плеч. — Живо ко мне!

— Похоже, на радостях ты кое-что забыл. — Говоров намекал на то, что Савелию сейчас ни в коем случае нельзя светиться в Органах.

— Действительно! Предложения?

— Встретимся у меня на даче, но ты должен приехать один и, конечно же, не на ведомственной машине.

— Мог бы и не напоминать! — обиженно буркнул генерал. — Правда, поздновато уже, но я что-нибудь придумаю. Через час буду. До встречи!

— Ждем, Костя! — Говоров положил трубку.

— Притормозите! — неожиданно бросил Савелий, поглядывая в зеркало заднего вида. — Но не останавливайтесь!

Говоров немного снизил скорость, посмотрел назад и заметил черную машину.

— Интересно, не наш ли это клиент? — прошептал Савелий. Машина сзади тоже замедлила ход.

— Что ж, поиграем! — усмехнулся Говоров и газанул.

Преследователь тоже рванул быстрее. Но когда Говоров снова притормозил, черная машина неожиданно свернула на развилку.

— Черт! Черт! — Говоров ругал встречные машины, которые не давали ему развернуться. Савелий дотронулся до руки генерала:

— Поздно, Порфирий Сергеевич: теперь их и след простыл. Но, по крайней мере, мы теперь абсолютно уверены, что за нами следили. Поехали!

— Это надо же так опростоволоситься! — никак не мог успокоиться Говоров. — Черт бы меня побрал! Мы бы могли их взять!

— Не факт! — заметил Савелий. — Они, по всей вероятности, прекрасно знали, с кем имеют дело, значит, в машине сидел не один человек. И не сомневаюсь, все с оружием…

— А это еще что такое? — нахмурился Говоров, взглянув в зеркало заднего вида.

Савелий увидел желтую машину ГАИ, которая подавала им сигналы.

— Может, наш капитан? — Говоров начал сбавлять скорость, выворачивая к обочине.

Из патрульной машины вышли трое: два милиционера с автоматами в руках и один в штатском.

— Странно! — шепнул Савелий и на всякий случай проверил «Стечкина».

Один из сотрудников приблизился к Говорову, двое других зашли со стороны Савелия.

— В чем дело? — поинтересовался Говоров.

— Капитан Красильников! — сухо представился милиционер. — Прошу предъявить документы.

Пожав плечами, Говоров полез в карман, а в это время старший лейтенант постучал в окно. Савелий опустил стекло, но тут к нему бросился парень в штатском и схватил его за плечи. Савелий намеревался среагировать на захват, но с удивлением услышал:

— Сашок, здравствуй! Не узнаешь? Это же я — Николай! — Лицо парня светилось такой радостью, что Савелий, позабыв на мгновение о своей новой внешности, решил, что тот действительно должен быть ему знаком.

— Прости, земляк, но я как-то… — с сомнением покачал головой Савелий, пытаясь его вспомнить, но парень наклонился совсем близко и даже посветил в лицо себе и ему. Савелия он рассматривал долго, потом вдруг выключил фонарик и виновато сказал:

— Промашка вышла, приятель: спутал тебя со своим сослуживцем.

— Бывает! — пожал плечами Савелий. Тем временем капитан, изучив документы Говорова, вернул их генералу:

— Извините, товарищ генерал, по рации сообщили, что с места происшествия скрылись «Жигули», вот и проверяем. Еще раз прошу прощения! — Капитан козырнул и крикнул напарникам: — Давай назад!

— Вас не насторожила эта проверка? — спросил Савелий, как только они тронулись.

— А что такого?

— Заметил, как он меня оглядывал? — хмыкнул Савелий.

— Ты и впрямь стал слишком подозрительным. Подумаешь, парень ошибся! Ну и что?

— В принципе ничего плохого, если бы не машина, что развернулась вместе с нашими гаишниками.

— Какая машина? — не на шутку встревожился Порфирий Сергеевич.

— Не знаю, не разобрал, но как только гаишники развернулись и двинулись назад, то же самое тут же проделала еще одна легковушка.

44
{"b":"7252","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рубеж атаки
Пепел и сталь
Новая ЖЖизнь без трусов
Принципы. Жизнь и работа
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Железные паруса
Страсть под турецким небом
Рыжий дьявол